15. Учение — свет

Постепенно у меня стали появляться пациенты и из Москвы. В Видное ко мне приезжали люди, как для лечения, так и за знаниями. Я охотно делился с людьми своим пониманием сути происходящего. По просьбе некоторых я стал заниматься и обучением. Одним из моих новых учеников стал главный врач одного из роддомов Москвы Владислав Долгушин, если мне не изменяет память. Этот человек интересовался экстрасенсорикой и был знаком с Мзией Соломония, которая не имела желания его обучать чему-либо и не только его, но и любого другого, так как считала, что сделать это просто невозможно. И по этой причине он обратился ко мне с той же просьбой. Проверив его своими тестами, я определил, что его генетика была довольно-таки инерционной, и потребуется время, чтобы произвести у него перестройку мозга по моей методике. Довольно быстро у него появились сдвиги в положительном направлении. Это его очень сильно обрадовало и вдохновило. Он после этого свёл меня с тележурналистом Вадимом Белозёровым, с которым довольно быстро состоялась встреча, на которой возникла идея снять часовой документальный фильм. На этой встрече присутствовал и заместитель главного редактора хроникально-документальных фильмов телевидения Владимир Дмитриевич Сергеев. Этот человек, с того момента, стал моим гостем практически каждый день. Обычно, он утром появлялся у себя на телевидении, а к двум часам пополудни появлялся у меня и очень часто уезжал после полуночи, вне зависимости от того, где я находился — в Видном или на квартире у одного из моих знакомых в Ново-Гиреево, или на квартире у моей тёти по материнской линии в Бутово и т.д.

Владимир Сергеев искренне интересовался моими делами и моими представлениями. Я понимал, что чиновник такого масштаба делает это не ради своего праздного любопытства. Но я прекрасно понимал и то, что всё равно около меня будет или он, или кто-нибудь другой. Мне этот человек нравился, и я предпочитал, чтобы, если кто-то должен быть, пусть это будет он. Этот человек по-своему хорошо относился ко мне. По крайней мере, от него я не видел фальши, хотя и могу допустить, что он был отличным актёром или я был достаточно слепым, чтобы не увидеть игру. Владимир Сергеев был одним из создателей таких передач, как «Очевидное — невероятное», «Клуб путешествий» и т.д. Ещё, как режиссёр с советской стороны, он получил «Оскара» за советско-американский фильм «Пётр Великий», кажется так назывался этот фильм. Так или иначе, он был приятным собеседником и умным человеком. Более двух лет он был рядом со мной и через него я мог передавать информацию, которую считал необходимым донести, куда надо. Иногда, Владимир (мы называли друг друга по имени, хотя он и был старше меня) невольно проговаривался, но об этом позже. А пока я ещё только-только с ним познакомился...

Иногда приходили группы, обычно по несколько человек. Обычно, я понятия не имел о том, кто эти люди. Они называли свои имена, иногда — имя и отчество, и это всё. Поэтому, периодически возникали забавные ситуации. Как-то я, начал свою беседу с постановки вопроса о том, что современная наука зашла в тупик, из которого нет выхода, если придерживаться старых представлений. В качестве примера привёл информацию о том, что современная медицина и биология не в состоянии объяснить природу развития эмбриона человека и хотел продолжить раскрытие темы, как вдруг неожиданно ко мне обратился с вопросом средних лет мужчина, имени которого я, к сожалению, не запомнил:

— Молодой человек, а Вы, кто по образованию!?

Когда я ему ответил, что закончил харьковский университет кафедру теоретической физики радиофизического факультета, он выслушал меня и сказал:

— Лучше бы Вы занимались тем, чему Вас учили!

Можно было бы проигнорировать такой, явно агрессивный и не совсем тактичный комментарий. Но я решил чётко поставить все точки над «i».

Во-первых, я вполне мог чего-то не знать, я никогда не считал и не считаю, что знаю всё обо всём. И никогда не стыдился узнать новое и поэтому задал ему встречный вопрос:

— Извините, а Вы, кем будете?

Он оказался доктором биологических наук. Когда я выяснил это, то предложил ему объяснить природу развития эмбриона. И он начал объяснять, что в клетках зародыша появляются разные гормоны и ферменты и поэтому из одной клетки эмбриона развивается мозг, из другой — сердце и т.д. На что, я ответил ему, что это мне известно с восьмого класса средней школы, из курса «Анатомия и физиология человека». Затем я спросил его о том, знаком ли он с гистологией (наукой о клетках) и согласен ли он с представлениями этой науки? Он ответил положительно. Тогда я задал ему следующий вопрос:

— После зачатия имеется одна оплодотворённая яйцеклетка, которая начинает делиться. При делении одной клетки, получается две абсолютно тождественные клетки, при делении которых, получается уже четыре тождественные клетки, далее — восемь, шестнадцать, тридцать две, шестьдесят четыре и т.д., генетически и внешне абсолютно тождественных между собой клеток.

Расписав этот процесс, я задал ему сам вопрос:

— Объясните мне, пожалуйста, каким образом в абсолютно тождественных клетках эмбриона появляются разные гормоны и ферменты?

На этот вопрос он, с некоторым смущением, ответил:

— Это одному Богу известно!

Я в принципе другого ответа не ожидал и сказал ему:

— Я — не Бог, но мне это известно!

Конечно, можно было проигнорировать колкость доктора биологических наук, но тогда у всех остальных присутствовавших при беседе, возникло бы убеждение, что я говорю о вещах, в которых ничего не понимаю. И что самое страшное — все были бы уверены, что современная биология и медицина действительно понимают природу живого, а это ни в коей мере не соответствует истине. Вот так интересно получается: знание «языка» оппонента позволяет не только дискутировать по тем или иным вопросам на равных, но и полностью разгромить противника по всем пунктам диспута. Конечно, знать всё невозможно, но знать основные положения и представления современной науки просто необходимо, если нет желания «утонуть» в болоте «научных» терминов, за которыми скрывается самое, что ни на есть, обыкновенное невежество. Образованным можно назвать человека, который не держит в памяти всё, что он прочитал или всё, что накопило человечество — это в принципе невозможно — а тот, кто знает основу и знает где можно найти нужные нюансы. Мой интерес к биологии, физике, астрономии, химии, географии, истории, философии и стремление «докопаться» до сути, не «пропали» даром. Понимание того, что стоит за научными терминами и ориентирование в «лабиринтах» минотавра науки, стало моей нитью Ариадны.

Конечно, мой интерес к биологии и медицине выходил за рамки школьной программы. Как я уже упоминал ранее, после окончания средней школы, я при подготовке к вступительным экзаменам на биологический факультет в 1978 году самостоятельно изучал курс общей биологии по двухтомнику американского биолога Д. Вилли, да и не только это — я читал многие книги и статьи по эволюционной биологии, палеонтологии и антропологии... Так что, у меня был достаточный фундамент для понимания текущего состояния и развития этой дисциплины. Представления в других дисциплинах тоже пригодились мне на моём жизненном пути, так что, когда кто-то заявляет: «А зачем мне это нужно, я ведь не собираюсь быть биологом или физиком или историком?», я всегда отвечаю следующее:

Если человек не хочет быть управляемой марионеткой или биороботом, он должен развиваться многосторонне и многопланово, и чем более многосторонне развит человек, тем у него больше шансов стать творящим, а это — ох как необходимо и важно, прежде всего, самому человеку...

* * *

Вспоминается и один забавный случай из моей целительской практики. Один раз ко мне приехала новая пациентка из Харькова. Обо мне узнала от тех, кого я исцелил и кому она доверяла. У неё было серьёзное хроническое воспаление почек, она уже долго и безуспешно лечилась традиционным способом и... её состояние только ухудшалось. Курсы «лечения» лошадиными дозами сильных антибиотиков давали только иллюзию улучшения, вызывая только временное замедление развития заболевания, и при этом происходило разрушение печени и иммунной системы человека, со всеми вытекающими из этого последствиями. Так вот, у этой женщины было хроническое многолетнее воспаление почек — пиелонефрит, и она обратилась ко мне с просьбой избавить её от этого недуга. Я приступил к восстановлению её здоровья. В то время мои пациенты, которые платили за мою работу, платили мне за каждый сеанс, и по тем временам довольно-таки большие деньги. Обычно, человек проходил у меня курс, после чего ехал домой и процесс продолжался уже без моего прямого влияния. Мною создавалась специальная программа, которая разворачивалась постепенно, в течение нескольких месяцев. Затем человек должен быть приехать вновь и продолжить у меня курс. Такие хронические проблемы обычно требовали довольно много времени для того, чтобы проявился результат. И естественно, сразу после курса проведённых сеансов у человека не могло оказаться всё в порядке. Эта женщина приехала сама, а через пару дней приехал её муж и тоже решил пройти курс у меня. Я начал работать с ним и через несколько дней работы его жена неожиданно заявила мне после того, как я завершил своё воздействие на него:

— А, не могли бы Вы поработать с ним более интенсивно, так нам нужно уезжать вместе, а он приехал позже?

Я начал объяснять ей, что я дал её мужу такую нагрузку, какую он может выдержать и что больше нельзя, иначе могут возникнуть нежелательные перегрузки, которые могут привести к состоянию комы или клинической смерти. На такое объяснение она ответила мне, что её муж мужик крепкий и уж каких-то пару дополнительных минут выдержать сможет. Я пытался объяснить опять, но она продолжала настаивать на усилении работы с её мужем. Мне не была понятна причина такой упёртости и какой-то внутренней агрессии с её стороны, я решил «заглянуть» в её мысли и ... мне стала понятна причина такого странного поведения. Насколько я понял, она была из торговых «работников» и привыкла всех обманывать. Поэтому она предполагала, что и все остальные поступают так же, как она сама. Видно, она не понимала возможности другого поведения. И когда во время моей работы видимо ничего особенного не происходило, в её голове шла борьба между желанием всё-таки стать здоровой, недоверием и жадностью. А вдруг они заплатят деньги, а их возьмут и надуют? Помахать руками она и сама может. Или может быть, у целителя мало силы или он специально даёт малыми дозами, чтобы получилось больше сеансов и чтобы можно было «содрать» побольше денег с них? Когда я увидел эти её мысли, мне стало обидно, что она всех меряет по своей мерке, и решил... если уж она так хочет, чтобы я усилил работу с её мужем — я их предупредил… Они оба расплылись в довольной улыбке, и я продолжил с её мужем свой сеанс. Буквально через пару минут «крепкого» мужика затошнило, и у него закружилась голова. Я начал убирать перегрузку и уже почти полностью привёл его в порядок, но в этот момент позвонили в дверь и, когда я вернулся к нему через минуту ... он лежал на полу, и его тело дёргалось в конвульсиях. Вокруг него перепуганной квочкой бегала его жена. После того, как её муж вернулся в нормальное состояние, ни он, ни она до конца моего курса не заикались о том, чтобы я «тщательней» поработал с ним!

Странная всё-таки человеческая психология! Когда хочешь сделать так, чтобы человек не испытывал неприятных ощущений, от тебя требуют доказательства того, что ты действительно делаешь свою работу. Это равносильно тому, когда после операции пациент, проснувшись после наркоза, спрашивает, а была ли операция, по той простой причине, что он не испытывал во время операции боль. Неужели, чтобы поверить в реальность происходящего, необходимо испытывать боль?! Мне всегда казалось, что для человека важно, чтобы его проблема со здоровьем исчезла без следа, а если при этом ещё и не испытывалось боли, то это просто замечательно! Неужели человеку необходимо пройти через «операцию» без наркоза, чтобы поверить в реальность происходящего «чуда»?!.

После прохождения курса эта женщина всё-таки спросила меня о том, когда ей ожидать результата моей работы. Так как у неё по-прежнему побаливают почки. Я объяснил ей в очередной раз, что на создание новых здоровых почек, вместо больных, с патологическими изменениями, потребуется время. Эти мои слова её не убедили, как не убедило её то, что случилось с её собственным мужем. Я предложил ей созвониться со мной через полгода и, если будет необходимо — повторить курс. Она очень скептически отнеслась к моим словам, так как везде видела обман. Но у неё не было иного выбора, так как все другие способы лечения ей не помогли. Примерно через полгода эта женщина мне позвонила из своего санатория и сообщила мне, что она прошла все тесты и... её почки в норме! Она была очень рада этому и спросила меня, не мог ли я ей ещё привести в порядок и её печень, так как она у неё в большом непорядке. Я поздравил её с избавлением от хронического пиелонефрита и... отказался заняться её больной печенью. И не потому, что не мог найти время, а потому, что мне было неприятно работать с человеком, который во всех видит проходимцев и обманщиков, с которыми, видно, она привыкла иметь дело...

Несколько другая ситуация проявилась, когда однажды я работал с одной женщиной, у которой был инфаркт. После инфаркта на сердечной мышце у человека появляется рубец из соединительной ткани. Организм человека использует соединительную ткань, как ремонтный материал. После отмирания участка сердечной мышцы, на этом месте ставится «заплата» из соединительной ткани, но никогда не происходит регенерация сердечной мышцы. Для того, чтобы помочь человеку в такой ситуации, я сначала убираю рубец из соединительной ткани, своим воздействием как бы срезая слой за слоем соединительную ткань рубца. Без анестезии, такая процедура весьма болезненна. Поэтому я при таком воздействии создаю сильный эффект анестезии и человек чувствует только лёгкое касание внутри сердечной мышцы. По мере моего воздействия, соединительная ткань рубца, слой за слоем, «срезается» или «тает», но, вне зависимости от того, как назвать происходящее, этот процесс проходит очень болезненно. Поэтому я всегда стремился свести к минимуму все неприятные и болезненные явления, сопутствующие моему воздействию. Для меня всегда было целью сделать человека здоровым и при этом мне было совершенно не нужно, чтобы человек корчился от боли или его раздавливало от моего воздействия. Может быть подобные явления и создают мнение о силе моего воздействия, но я всегда был убеждён, что подобного вида «авторитет» мне не нужен. Он лишь говорит о примитивности того, кто подобного «авторитета» добивается и об ограниченности и невежестве тех, кто подобный «авторитет» создают. И когда приходилось сталкиваться с проявлением такой ограниченности и невежества, первое время я реагировал на эти проявления. Так и в случае с молодой женщиной, у которой были серьёзные проблемы с сердцем. Когда я начал с ней работать, одним из первых её вопросов был вопрос о том, почему она чувствует только лёгкое и мягкое касание внутри своего сердца?! Связано ли это с тем, что у меня мало сил?..

Не говоря о том, что вопрос сам по себе был верхом бестактности и хамства, меня возмутило отношение её самой к происходящему. Её больше волновало, как она ощущает мою работу, вместо того чтобы волноваться о том, что при этом происходит и результатом. Но об этом она как раз-то и не спрашивала. Именно это меня и возмутило. Поэтому я и сказал ей, что если у неё есть желание ощущать происходящее без полного обезболивания, то я, так и быть, сделаю ей одолжение. Правда, я не был уверен, что у меня получится убрать всю анестезию, ведь весь мой принцип был построен на обратном, да и нельзя было снимать всё —она могла бы погибнуть от болевого шока, а при больном сердце это было весьма вероятно. Но, тем не менее, я решил её немного проучить и научить, хотя бы немного хорошим манерам. Я начал своё воздействие на неё при минимальной анестезии процесса. Но «почему-то» ей это очень не понравилось. Она с трудом удерживала гримасы боли, а периодически её просто передёргивало от боли. При этом я ей сказал, что по её просьбе я с ней буду работать только так, ведь именно этого она хотела и именно так, по её «мнению» должно сопровождаться моё воздействие! Но странным образом именно после того, как эта женщина получила острые ощущения от моего воздействия, она испугалась, и больше я её не видел. Видно острые ощущения оказались для неё чересчур уж «острыми». Вот так часто и бывает — человек просит чего-нибудь, а когда получает то, о чём просил, пугается.

Вообще-то, мне всегда было любопытно наблюдать за реакцией людей на происходящее. Очень часто люди спрашивают о чём-то или просят демонстрации, заранее будучи полностью уверенными в том, что то, что они просят, просто невозможно или в полной уверенности в том, говоря простым языком, что им «вешают лапшу на уши». А когда оказывается, что это не «лапша» — испытывают панический ужас. И в этом не только вина их близорукости, но и опыт практического общения с другими людьми, которые заявляют о своих возможностях, особенно, если эти люди раскручены в средствах массовой информации. Сложившиеся стереотипы предопределяют подобную реакцию. Люди почему-то уверены в том, что если кого-то показывают по телевизору или печатают в газетах и журналах, то это — лучшие люди в своих областях. Но, к сожалению, это далеко не так. Чаще всего происходит с точностью до наоборот — раскручивают людей, у которых кроме амбиций ничего нет или людей, которые преднамеренно вводят других в заблуждение. Иногда те, кого используют для этих целей, сами искренне верят в то, о чём говорят. Это наиболее опасный случай в силу того, что когда человек сам верит в то, о чём говорит, его воздействие на остальных возрастает во много раз... К этому феномену я ещё буду возвращаться и не раз, а пока вернёмся к событиям конца 1988 года...

* * *

Однажды ко мне обратилась с просьбой пожилая женщина, у которой были отложения солей. Особенно её беспокоили отложения солей в поясничном отделе позвоночника, и она попросила меня избавить её от этого. Она оказалась очень чувствительна к моему воздействию и я, обрадовавшись этому, как говорится, «вмазал» на полную «катушку», точнее на максимальную мощность воздействия, которую она могла выдержать. При этом солевые наросты позвоночника «просто» расплавленным «воском» стали стекать вдоль позвоночника. На это ушло несколько минут, но после этого эта женщина смогла свободно сгибаться и разгибаться и двигаться без боли. Она была вне себя от радости, но, через несколько часов после этого, она испытала очень сильную боль, от которой готова была «лезть на стену». Дело в том, что через несколько часов моя анестезия пошла на убыль, но даже остаточных проявлений моей работы было более чем достаточно, чтобы она чувствовала очень сильную боль. Причина этого в том, что для того, чтобы солевые наросты позвоночника стекали, как растопленный воск, я ускорил протекание обменных процессов в областях отложения солей в тысячи раз, иначе бы было просто невозможно расплавить эти соли. В принципе, такое воздействие не является плавлением, просто человек при таком процессе, чувствует, как ему становится горячо, и что-то очень горячее начинает стекать вдоль позвоночника и при этом солевые отложения или костяные мозоли исчезают буквально на глазах, кости сами по себе становятся мягкими, как пластилин и их можно гнуть и вытягивать почти так же, как и сам пластилин. Это так субъективно ощущает сам человек, но что же на самом деле происходит с человеком при таком воздействии?

За субъективными ощущениями человека стоят вполне реальные процессы, о которых человек не задумывается, или о которых человек ничего не знает. Для того чтобы понять природу этих процессов, необходимо сначала понять природу процессов, приведших человека к такому состоянию его здоровья. Отложения солей на костях и сосудах происходят, например, в силу того, что при нарушении обмена веществ в организме, концентрация солей кальция в крови и, особенно в лимфе, увеличивается, и при достижении критического уровня концентрации, начинается их кристаллизация. А в силу того, что скорость движения лимфы в косных тканях минимальная, кристаллизация солей начинается в первую очередь в костных тканях организма, что и является причиной отложения солей на костях. Или в результате нарушения обменных процессов организма, изменяется химический состав лимфы, что и приводит к тому, что некоторые химические соединения из растворимого состояния переходят в состояние нерастворимое. Выпавшие таким образом в осадок химические соединения оседают на костях и сосудах. Чаще всего и тот, и другой процессы происходят одновременно. Поэтому, для того, чтобы эти отложения исчезли, необходимо или запустить химические процессы в обратном порядке или просто аннигилировать солевые и костяные наросты. И для того, чтобы эти процессы происходили быстро, нужно ускорить обратные процессы порой в тысячи раз, иначе процесс рассасывания солей или костяных наростов займёт десятилетия, ровно столько, сколько лет потребовалось для того, чтобы эти отложения или наросты образовались. Поэтому и приходится запускать обратные процессы со скоростью на несколько порядков большей, чем прямые процессы, приведшие к отложению солей или костяных наростов.

На такое ускорение обратных биохимических процессов мозг реагирует только реакцией боли. Дело в том, что ретикулярная формация мозга человека — эта контрольная «станция» — сравнивает сигналы, поступающие от органов с теми, которые должны соответствовать нормальному режиму функционирования конкретного органа. И если поступающий от органа по нерву сигнал превышает норму, мозг реагирует на избыточный или недостаточный сигнал болью и ... начинает с этим бороться. Мозг не может знать, что данное изменение положительное. В природе любое отклонение сигнала от контрольного сигнала ретикулярной формации является отрицательным. И поэтому для того, чтобы возвратить состояние органа и организма в целом к нормальному, здоровому состоянию, необходимо ещё и изменять эталонные сигналы ретикулярной формации, которые возникли при переходе к хроническому состоянию заболевания человека. Если организм не в состоянии победить болезнь, что случается в подавляющем большинстве случаев, в ретикулярной формации хроническое состояние принимается, как новая норма и организм делает всё, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения состояния и пытается удержать параметры больного органа и организма в целом на уровне, если не оптимального, то хотя бы приемлемого функционирования. Просто мозг через периферийную нервную систему пытается не допустить дальнейшего ухудшения функционирования организма. И поэтому любое отклонение от принятого «нормального» состояния организма воспринимает в «штыки», пытаясь вернуть организм в это изначальное состояние. Такова природа обратной связи орган — мозг и связи мозг — орган. И поэтому при ускорении обратных процессов в тысячи раз, мозг воспринимает это, как новую опасность и реагирует на это болью, и пытается вернуть всё к тому, «как было», невзирая на то, что состояние «как было» — это патологическое состояние органа или организма в целом.

Ещё раз напомню, что мозг, на уровне примитивного мозга, в котором и находится ретикулярная формация, не думает, а только реагирует на любые отклонения от принятого «стандарта». К тому же, такое ускорение процессов — даже положительных для здоровья — очень большая нагрузка на организм человека, и очень часто, приходится значительно уменьшать интенсивность воздействия до уровня, который данный человек в состоянии выдержать без перехода в запредельный режим. И именно поэтому очень часто то, что можно было бы сделать в одну минуту оптимальной для результата нагрузки, приходится замедлять до того уровня скорости протекающих процессов, который в состоянии выдержать данный человек. И очень часто процесс восстановления здоровья, вместо одной минуты, затягивается на годы, иначе нагрузка может просто убить человека или привести к тому, что органы или системы организма, не выдержав нагрузки, могут отказать (например, почки), что приведёт к летальному исходу. Именно поэтому при лечебном процессе приходится ориентироваться не на то, что можно сделать, а на то, какую нагрузку может выдержать данный человек без того, чтобы его органы и системы вышли из строя. И только в довольно редких случаях, когда человек может выдержать нужный уровень нагрузки, возникает возможность провести качественные изменения состояния организма в считанные минуты, и окружающие воспринимают это, как чудо, хотя никаким чудом это не является, а только быстрым прохождением необходимых изменений.

Аналогичное происходит при работе с костями, когда кости становятся, как пластилиновые. Для того, чтобы подобное произошло, необходимо только понимать природу образования костей и их роста. Кость отличается от хряща только тем, что межклеточное пространство клеток кости заполнено кальцием. При увеличении концентрации солей кальция до критического уровня, в межклеточном пространстве клеток хрящевой ткани происходит кристаллизация кальция и образование твёрдой основы межклеточного пространства, в пустотах которого и находятся клетки костной ткани, кровеносные и лимфатические сосуды, нервные волокна. Именно так хрящевая ткань превращается в костную, именно благодаря этому человек (да и не только человек, а и любое другое живое существо) в состоянии существовать, иначе женщина просто не смогла бы родить своего ребёнка, будь у ещё не рождённого чада кости, вместо хрящей. Только после родов хрящи ребёнка постепенно превращаются в кости, благодаря насыщению солями кальция межклеточного пространства хрящей, которые подобным образом превращаются в кости.

Таким образом, чтобы изменять форму кости и её длину, необходимо «только» сделать обратное — на нужное время превратить нужную кость в хрящ, вырастить или «убрать» ненужные клетки, изменить их положение, а потом вновь насытить межклеточное пространство кальцием и вернуть в состояние нормальной кости. А вот, как это сделать — это уже вопрос «техники». Как говорят — ловкость рук и никакого ... мошенничества! Нужно «только» найти ключ, как кость перевести в состояние хряща и обратно и... иметь нужные свойства и качества, нужную силу, чтобы такое стало реальностью и самое главное... чтобы человек от такой нагрузки не попал в состояние клинической смерти...

Для того чтобы творить «чудеса», необходимо только научиться понимать природу, осмыслить её принципы и научиться делать то же, только уже используя свой разум и свои возможности. Тогда и кости будут становиться мягкими, и многое, многое другое...

Чудеса существуют там, где процветает невежество или узость представлений, где поселилась догма и снобизм. А если «раскрыть» глаза немного пошире, задуматься и постараться понять увиденное, многие загадки природы исчезнут, как мираж, человек проникнет в природные тайны и станет по праву называться человеком разумным...

Теперь, после раскрытия «тайны» природы, связанной с возможностью изменять кости и убирать солевые наросты силой мысли, вернусь к «текущим» событиям. 

Просмотров: 2095

Новости Партнеров

Загрузка...