Глава 4. Весенние хлопоты

Вообще-то, март 1992 года оказался богатым на события. Происходило много встреч с людьми, заинтересованными и в лечении, и в понимании происходящего. Мы со Светланой всё больше и больше осваивались в совершенно новой для нас среде и обычаях, которые были для нас весьма непривычными. Но непривычность атмосферы Америки не привела к тому, что мы стали меняться под неё, как это делали иммигранты из СССР и позднее России, попав в «сказочную» Америку. Мы оставались самими собой и не собирались «вписываться» в «нормы» американской жизни. Это не значит, что мы не старались освоить английский язык — это было жизненной необходимостью, так как не хотелось постоянно зависеть от переводчиков, которые, ко всему прочему, при переводе в значительной степени могли исказить (и искажали) сказанное мною. А это происходило и от непонимания переводчиком переводимого материала, и от преднамеренного искажения оного — бывало и то, и другое. И если с медицинской терминологией на английском я освоился довольно быстро, то с переводом на английский более сложных понятий и представлений дело обстояло ещё весьма и весьма плохо. Джордж Орбелян выступал вначале в качестве переводчика, и на моих встречах явно «не тянул» при переводе материала, более сложного, чем бытовой разговор. Ему сильно не хватало хорошего образования, и для него многие вещи были просто не знакомы, как понятия. Ещё в первые месяцы нашего пребывания в Штатах стало ясно, что уровень образования в США очень низкий, и не только на уровне школы, но и на уровне колледжей, многие из которых почему-то называли университетами.

Тем не менее, интерес у людей к тому, что я говорил и делал, был большой. Многие мои американские пациенты старались посетить лекции, на которые меня приглашали, или когда встречи устраивались у Джорджа дома. При этом мои выступления или беседы имели ещё и забавные последствия. На одной из встреч в доме Джорджа присутствовала одна супружеская пара, с которой Джордж поддерживал дружеские отношения, и которые стали одними из первых моих пациентов. Эта супружеская пара была интересна тем, что муж был белый, а его жена — из одного племени американских индейцев. Я обращаю на это внимание по одной простой причине — во время этих встреч я говорил о своих делах, о том, что мне удалось сделать и когда. Я всегда считал и считаю до сих пор, что человек имеет право говорить о тех вещах, которые он знает не понаслышке, о том, свидетелем чего он был сам, как минимум! Я рассказывал и о том, что я делал 25 февраля 1990 года, об озонной дыре, о Чернобыле, о событиях 21 августа 1991 года, об очистке воды в Архангельской области в начале октября 1991 года и многом, многом другом.

Так вот, одна из таких встреч, на которой присутствовала упомянутая мною ранее супружеская пара, получила весьма неожиданное продолжение. Оказалось, что в племенах американских индейцев сохранилась традиция, согласно которой у каждого представителя коренных жителей был свой гуру из племени. Таким образом они пытались сохранить свою самобытную культуру. Вполне возможно, что не у всех коренных жителей Америки был такой учитель, но у этой женщины он был. Но не в этом дело, а в том, что, побывав на нескольких моих встречах, она передала их содержание своему гуру! И тот, услышав пересказанное ею, взорвался бурей негодования по поводу того, что это не я, а он, именно он — тот, о ком говорят древние предсказания американских индейцев! Как выяснилось, у американских индейцев есть предсказание о появлении в будущем человека, который свершит ряд деяний. Этот «гуру» был возмущён тем, что я «украл» у него его предназначение!

Забавно получается, я рассказывал в хронологическом порядке события своей жизни, а кто-то за океаном считал, что это его предназначение, предсказанное в далёком прошлом! И дело даже не в том, что я никогда и ни от кого не слышал об этих предсказаниях древних представителей Красной Расы, о чём было известно только самим индейцам. И даже в силу только этого, я не мог «присвоить» чужое предназначение, родившись на другом континенте, в другой стране. Дело в том, что если тот «гуру» считал самого себя человеком из пророчества древних, то почему он не делал ничего, чтобы соответствовать этому пророчеству? Это ещё один вариант «сюжета», когда желания не совпадают с амбициями. Но, тем не менее, таким, весьма неожиданным образом, я узнал о том, что у американских индейцев существует древнее пророчество, которому соответствуют многие факты из моей личной биографии. Этот факт был для меня любопытным, но не более. Совпадает или нет моя собственная биография с древним пророчеством американских индейцев, для меня не имело никакого значения, ибо я действовал не по пророчеству, а согласно тому, что давало мне моё понимание, что говорила моя совесть, мой разум и моё сердце… А пророчествам в моих представлениях не было места, ибо я действовал согласно моим принципам и только! И если в далёком прошлом кто-то действительно увидел то, что я делал и продолжаю делать, то это не значит, что я действую согласно этому пророчеству! И это так хотя бы потому, что я более тридцати лет своей жизни ничего не знал об этом пророчестве… Так что первый раз «претендент» на мою биографию появился в далёкой Америке, и им оказался посвящённый американский индеец-гуру. Но, к сожалению, это был не последний «претендент» на мою собственную биографию, но всему своё время, а пока вернёмся к событиям 1992 года…

В конце марта 1992 года произошло ещё одно любопытное событие. Одна из моих пациенток, придя на сеанс, сказала мне, что это её последний визит ко мне. Что она очень признательна за мою работу, но она покидает Сан-Франциско. Я поинтересовался причиной её решения покинуть Калифорнию и… услышал весьма неожиданное объяснение. Она боялась землетрясений, а, как она сообщила мне, в ближайшее время в Сан-Франциско ожидается сильное землетрясение, и она не имеет никакого желания оказаться под развалинами собственного дома! Вполне законное желание человека, и вполне понятное. Я, не объясняя причин, сказал ей, что никакого землетрясения не будет, и если это единственная причина её отъезда из Сан-Франциско, то я рекомендую ей не делать этого. Но она была настолько напугана, что моих слов ей было явно недостаточно, и она покинула Калифорнию, как и многие другие люди по тем же мотивам. Я не стал объяснять, почему не стоит покидать Калифорнию, по одной простой причине — моё объяснение, скорее всего, ещё больше бы её испугало, или она подумала бы, что у меня просто «поехала крыша». И вот, почему…

Имея уже определённый опыт в работе с глобальными проблемами, я считал, что существует весьма большая вероятность того, что у меня получится нейтрализовать и землетрясение. И в некотором смысле, опыт в этом у меня уже был… И был ещё с детства. 14 мая 1970 года на Северном Кавказе было довольно сильное землетрясение. В самих Минеральных Водах оно не было столь сильным, как, например, в Махачкале, но… тем не менее, было довольно чувствительным. Я помню до сих пор это событие, и не потому, что испугался землетрясения, отнюдь нет, скорее наоборот. Землетрясение произошло поздно вечером, после десяти часов вечера. Я помню, что я уже пошёл спать, в то время, как все остальные продолжали смотреть телевизор. В детстве я мог нормально спать только в полной темноте, а если свет бил хотя бы из-за закрытой двери или дверной щели, я обычно долго не мог уснуть, ворочался с бока на бок. Мои глаза были очень чувствительными к свету, поэтому я обычно, идя спать, брал специально приготовленный для этой цели кусок материала или чистую тряпку и использовал её, как своеобразный замок. Зажимая эту тряпку дверью, я добивался того, что дверь очень плотно закрывалась, и, как следствие этого, не возникало щели, через которую свет из зала попадал в нашу спальню. Очень часто я ещё другой тряпкой или полотенцем закрывал щель снизу и тогда, довольный отправлялся спать и быстро засыпал глубоким сном.

В тот день я тоже уснул быстро и глубоко, и даже не знаю точно, какой я уже видел сон, когда, ещё не совсем очнувшись от глубокого сна, проснулся от какой-то боли в своём теле. Когда же власть Морфея стала ослабевать, я понял, что было причиной боли, которая меня разбудила! Дело оказалось в том, что моя кровать вместе со мной то «отъезжала» сама по себе от стены, то довольно быстро неслась к ней и ударялась об стену. И, соответственно, мой бок шмякался о стену вместе с кроватью, что было не очень приятно и даже весьма болезненно. В такой ситуации невольно вспоминаешь слова из оперетты «Летучая мышь», когда один из её героев говорил: «…опять заключённые тюрьму качают!..». Во-первых, я был не в тюрьме, а у себя дома, а, во-вторых, у меня не могло быть в принципе аналогичной причины для «качания» стен нашего дома, как у персонажа оперетты. Моя кровать стояла в самом углу дома, и за стенами, как одной, так другой, ничего не было. Я совсем не испугался происходящего и не кинулся в нижнем белье на улицу. Меня ещё пару раз швырнуло об стену, мне это очень не понравилось, так что я подумал о том, чтобы это немедленно прекратилось, и… всё мгновенно прекратилось, после чего я вернулся к прерванному сновидению как ни в чём не бывало.

Конечно, тогда я даже не подумал, что прекращение подземных толчков как-то связано с моим желанием спокойно спать. На следующее утро все делились своими впечатлениями от пережитого. Мои домашние рассказывали, как плясала люстра под потолком, как телевизор на своей тумбочке не отставал в пляске от лампы и так далее. Никто из моих домашних не кинулся выбегать из нашей пятиэтажки, как это сделали очень многие из нашего подъезда, дома и во всём городе. Самое смешное было то, что все выбежавшие стояли рядом с домом, со страху, наверное, забыв, что если бы дом всё-таки рухнул, то многие бы погибли под его обломками. Но была и одна странность в этом землетрясении. Во-первых, оно прекратилось очень резко, чего не бывает при обычных землетрясениях, и… во-вторых, у этого землетрясения не было автошока, другими словами, сопутствующего землетрясения после основного.

Конечно, тогда я не придал всему этому значения. И не думал, что произошедшее как-то связано со мной: это, как и многие другие случаи из моей собственной жизни, воспринимались тогда мною, как естественный ход событий, как везенье, как норма для всех, как всё что угодно, только не то, что происходящее как-то связано со мной. Да это и неудивительно, ведь ребёнку и подростку трудно связать происходящее с тем, что многие события зависят от того, что ты, именно ты, подумаешь и пожелаешь! И особенно это касается явлений такого масштаба, как землетрясение! Но даже тогда, ещё ребёнком, я удивился своей собственной странной реакции на довольно-таки сильное землетрясение. У меня не было никакого страха, тем более, вполне ожидаемого спросонья. Это было первое землетрясение такой мощности, которое мне пришлось испытать в своей жизни. К небольшим «землетрясениям» мы уже все привыкли, потому что довольно долго на горе Змейка проводились взрывные работы, связанные с добычей самого крепкого в мире камня для строительных работ. Самого крепкого по одной простой причине — горы Кавказских Минеральных Вод представляют собой уникальное, единственное в мире природное явление. Магма только вспучила поверхность, но не смогла вырваться наружу, застыв под землёй, образовав при этом небольшие по местным понятиям горы. Высота горы Змейка — около километра, она в любом другом месте, может быть, и считалась бы «большой» горой, но рядом с Кавказским хребтом такая высота не воспринималась, как что-то эдакое и не только нами, которые с самого детства привыкли к горам в Кисловодске, но и всеми остальными жителями города Минеральные Воды. В солнечную погоду из окна своей квартиры мы любовались не только горой Змейкой, но и снежной вершиной Эльбруса! Зрелище ещё то! Так вот, ещё несколько лет после нашего переезда из Кисловодска в Мин-Воды продолжалась добыча камня на горе Змейка. Перед взрывом на горе Змейка выла сирена, выла так, что звук сирены разносился по всем окрестностям и через несколько минут после сирены происходил взрыв! Взрыв был такой силы, что в нашем микрорайоне во всех домах дрожали стёкла.

Но землетрясение — это совсем другое! Это не стёкла дрожат, а весь дом раскачивается из стороны в сторону! Да ещё с такой амплитудой, что кровать вместе со мной отъезжала от стены, а потом с некоторым ускорением ударялась о стену. По всему, я должен был испугаться, как это произошло со всеми другими, но по непонятной мне тогда причине я не испугался, и не потому, что я никогда ничего не пугался, как могут подумать некоторые, или что у меня не работает инстинкт самосохранения. Вовсе нет, в детстве я довольно долго боялся темноты. Даже уже начав ходить в школу, я предпочитал не оставаться один в полной темноте. Когда летом мы жили у бабушки в деревне, меня периодически посылали вечером на колхозную пасеку, которая находилась в парке, и вход на пасеку был рядом с домом моей бабушки, точнее рядом с домом моего прадедушки, который его построил своими руками, и который умер в 1972 году в возрасте девяноста шести лет, и то, от гангрены. Так вот, чтобы попасть в амшанник колхозной пасеки, нужно было пройти около двухсот метров по тропинке вдоль забора, открыть дальнюю калитку, пересечь дорогу, открыть калитку колхозной пасеки и прошмыгнуть в дверь амшанника. И ночью это нужно было проделать в кромешной тьме, путеводной «звездой» в которой была лампочка, освещающая большой стол, который стоял на улице перед самым домом, и за которым по вечерам собиралась почти вся большая семья моего прадеда по материнской линии.

И вот, когда я был мальчишкой, меня довольно часто посылали по вечерам по тем или причинам в «тот» амшанник! Мне гордость и стыд не позволяли признаться, что мне страшно идти в полной темноте. Боязнь темноты была отголоском первых лет моей жизни, когда я видел астральных существ, которые очень не любили свет и появлялись только в темноте. Став несколько старше, я перестал их видеть, но я чувствовал их присутствие в темноте, и плюс, живой мир ночи давал много разных звуков, чтобы ощущение чьего-то присутствия становилось практически осязаемым. И вот, я отправлялся в путь, который казался мне тогда невероятно долгим. Стоило мне только удалиться от освещенной лампочкой площадки в темноту, мой шаг становился всё быстрее и быстрее, и, когда уже никто не мог видеть проявления моего страха, мой быстрый шаг «почему-то» переходил в бег. Бег, который ускорялся весьма основательно, под воздействием разных звуков и шорохов, наполнявших окружающий мрак. И… только ветер свистел у меня за спиной! По мере приближения к спасительному свету, я силой своей воли гасил охвативший меня страх и быстро переходил на быстрый шаг, потом на медленный и… появлялся на «публике» совершенно спокойным, показывая всем своим, что это дело было для меня пустяковым. И мне казалось, что никто не замечал, что на самом деле происходило в моей душе во время подобного путешествия. Скорее всего, всех успокаивало то, что я всегда сам вызывался пройтись в очередной раз в темноте, когда возникала такая потребность. И каждый раз, когда на меня горячей волной накатывал страх, я пытался как можно дольше идти как можно медленней, но периодически какой-нибудь резкий или неожиданный звук приводил к тому, что ноги «сами» начинали нестись, не слушая голоса разума. И только моё упрямство и гордость привели к тому, что через некоторое время я уже не кидался наутёк от неожиданного шороха в темноте. Я тогда ещё очень гордился своей победой над собственным страхом.

Я это рассказал для того, чтобы показать, что мне был знаком страх, и у меня весьма неплохо работал инстинкт самосохранения. И вот в ситуации, когда весьма основательно раскачивается земля вместе со всем на ней находящимся, включая меня самого, когда я проснулся оттого, что меня вместе с моей кроватью периодически швыряло об стену дома, у меня не возникло никакой паники, меня не парализовал страх, инстинкт самосохранения не заставил меня в одних трусах вылететь на улицу, как сделали многие взрослые, как это выяснилось потом. Отнюдь нет! Я был АБСОЛЮТНО СПОКОЕН, и у меня возникла только одна мысль — качание земли должно остановиться. И как только я подумал об этом… всё мгновенно прекратилось, и я отправился спокойно досматривать свой прерванный сон!

Только гораздо позже я понял, что только при полном спокойствии и полной концентрации на деле можно чего-то добиться! Любая эмоция просто выбивает из состояния концентрации и делает почти невозможным выполнение практически любой задачи. Только гораздо позже я понял, что моё внутреннее спокойствие в тот момент и было проявлением МОЕГО ИНСТИНКТА САМОСОХРАНЕНИЯ. Проявлением моего инстинкта самосохранения на уровне подсознания, на уровне моей сущности, которая тогда находилась ещё в спящем состоянии, и которая (сущность) знала, что и как надо делать, чтобы остановить землетрясение! Бег, каким бы быстрым он ни был, ничем бы мне не помог, если бы землетрясение продолжало усиливаться, как это происходило до моего пробуждения!

В конце марта 1992 года я уже понимал несколько больше, чем когда был отроком, и поэтому решил применить своё понимание, чтобы остановить ожидаемое в Сан-Франциско землетрясение. Особенно после того, как мне красочно описали землетрясение 1989 года в Сан-Франциско, и даже в 1992 году можно было увидеть ещё не восстановленные пролёты мостов и шоссейных трасс. Именно поэтому я и сказал своей пациентке, чтобы она не уезжала из-за землетрясения, не объясняя ей причины. Мне «почему-то» казалось, что моё объяснение не успокоит её, но и мои слова в такой обтекаемой форме не успокоили её, а зря, ибо землетрясения в Сан-Франциско не было!!! В этом месте у скептика сразу же начнут чесаться руки от радости — ну, наконец-то, ты попался! Пытаешься приписать себе то, чего не было! Но радость скептика будет несколько преждевременной, и вот почему…

Во-первых, хотелось бы немного прояснить ситуацию с Калифорнией. Через всю Калифорнию с севера на юг проходит знаменитый разлом тектонической платформы, и этот разлом всегда отличался активностью, которая сопровождается землетрясениями.

Во-вторых, согласно информации, известной узким правительственным кругам США, на довольно большой глубине Тихий океан на ДВЕСТИ МИЛЬ (триста двадцать километров) «заходит» под этот континент. А это означает, что Калифорния представляет собой «козырёк», который на двести миль выступает в Тихий океан, а посередине этого «козырька» проходит трещина-разлом! Эти данные были получены Пентагоном, когда американские подводные лодки продвинулись вглубь континента на двести миль! Так что всё это не чьи-то выдумки и, тем более, не мои фантазии! Так вот, совершенно очевидно, что стоит только случиться достаточно сильному землетрясению, и… вся Калифорния отколется от материковой плиты и… для неё наступит «конец света»!

Так что причины бояться землетрясений у людей в Калифорнии действительно весьма серьёзные! Но тогда возникает «простой» вопрос: а что человек со всем этим может поделать? Если ничего не делать, то, конечно же, ничего! Сначала надо понять причину землетрясений! А для этого надо вникнуть в одну простую вещь: вся земная кора состоит из тектонических платформ, которые, в самом прямом смысле, плавают на поверхности магмы. Эти платформы могут разбегаться друг от друга, сбегаться, наползая друг на друга, и даже просто сталкиваться. При этом могут возникать ситуации, когда одна платформа «уходит» под другую, когда возникают разломы. Правда, скорость движения платформ очень маленькая, от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров в год, и поэтому на протяжении жизни даже многих поколений людей это движение остаётся почти незамеченным, если при этом ещё и учесть размеры этих платформ. Так вот, этот процесс современная геология понимает почти полностью, но некоторые нюансы от неё всё-таки ускользнули. Магма, на поверхности которой плавают эти платформы, весьма неоднородна и представляет собой жидкий кристалл, разогретый до нескольких тысяч градусов. И этот жидкий кристалл-магму пронизывают потоки первичных материй, или «тёмной материи», как её называют современные физики. Но суть не в названии, а том, что это такое и к чему это приводит.

Во-первых, если потоки первичных материй пронизывают магму, то это означает и их влияние на поведение магмы. Чем быстрее и мощнее изменяются потоки первичных материй, пронизывающие поверхность планеты и магмы, соответственно, тем сильнее они на них влияют. На изменение интенсивности пронизывающих потоков первичных материй земная кора и магма, на которой эта самая кора плавает, реагируют по-разному. Различие реакций на изменение мощности и качественного состава первичных материй, пронизывающих поверхность, обусловлено в первую очередь разной степенью подвижности собственно земной коры и собственно магмы. Различие степени подвижности определяется тем, что собственно земная кора имеет жёсткую кристаллическую структуру, в то время как магма — жидкий кристалл!

Во-вторых, несмотря на то, что магма представляет собой жидкий кристалл, она тоже неоднородна! И неоднородность магмы в первую очередь температурная! Чем выше температура магмы, тем более она подвижна, динамична, тем сильнее её реакция на изменение потоков первичных материй. И два соседних участка магмы, имеющих разную температуру, будут реагировать по-разному на одно и то же изменение внешних потоков первичных материй. В принципе, на поверхности магмы, так же как и на поверхности земной коры, существуют океаны и моря, континенты и острова, реки и озёра, но… все они состоят из магмы разной температуры, разной вязкости. Океаны магмы находятся под континентальными плитами, континенты магмы — под водными океанами и морями и т.д. Вызвана такая обратная структура образований магмы тем, что континентальные платформы обладают большими теплоизолирующими свойствами, чем относительно тонкая земная кора на месте водных океанов и морей. Поэтому магма под морями и океанами имеет меньшую температуру, а значит и более вязкая; подвижность такой магмы значительно меньше, чем более разогретой, которая держит континентальные платформы. Но состояние магмы и под континентальными платформами и под океанами тоже неоднородно. И причиной всему этому является всё та же неоднородность коры. Толщина коры, а значит, теплоизоляционные свойства и суши, и океанского дна неодинаковы. Влияет на теплоизоляционные свойства коры и её состав — толщина слоёв земной коры, свойства её слоёв. Ведь гранит, доломит, известняк и т.д. имеют разную теплопроводность! Так что, не будь такой неоднородности по теплопроводности земной коры, будь магма однородна по температуре и вязкости, не могло было бы быть и речи о появлении на Мидгард-земле жизни, да и не только на ней!

Если бы не более вязкая, а значит менее подвижная магма под морями и океанами, она давным-давно бы прорвалась наружу и заполнила бы собой впадины коры, которые сейчас занимает мировой океан, и тогда, в лучшем случае, из воды торчали бы самые высокие горы, а вся планета была бы покрыта водой, и тогда о жизни в той форме, которая существует сейчас, не могло было бы быть и речи! Неоднородность магмы по вязкости, причиной которой является различие по температуре, и является причиной того, что всё есть, как оно есть. Но та же температурная неоднородность магмы приводит и к тому, что более горячая магма, которая к тому же и более подвижная, значительно сильнее реагирует на изменения внешних условий, таких как солнечная активность, гравитационное влияние и колебания плотности и качественного состава первичных материй или, как их ещё называют — «тёмной материи»! Именно поэтому при возрастании солнечной активности резко возрастает и вулканическая активность, тектонические платформы начинают двигаться быстрее и т.п.

Чтобы не допустить землетрясения, НЕОБХОДИМО КОМПЕНСИРОВАТЬ ИЛИ НЕЙТРАЛИЗОВАТЬ ВСЕ ВОЗНИКАЮЩИЕ КАЧЕСТВЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ СРЕДЫ. А для этого необходимо, во-первых, понимать этот процесс, во-вторых, необходимо иметь соответствующие качества, и, в-третьих, нужно иметь необходимый для реализации поставленной задачи потенциал! Если все требования выполняются, проблема может быть решена, несмотря на кажущуюся невероятность самой задачи! Это небольшое отступление-пояснение сделано для того, чтобы хоть немного дать понимание происходящих процессов. А теперь пора возвращаться в конец марта, начало апреля 1992 года.

Когда я сказал своей перепуганной возможными землетрясениями в Сан-Франциско пациентке не покидать Калифорнию, я не объяснил ей, почему так советую, по причине, указанной выше, но я, тем не менее, не просто бросил слова на ветер. Понимая природу землетрясений, я создал вокруг Сан-Франциско стабильную зону, создав систему компенсации любых серьёзных возмущений. Другими словами, под Сан-Франциско возникла довольно большая площадка стабильной магмы. Я не полностью убрал все возмущения, которые в принципе представляют собой «дыхание» Мидгард-земли, абсолютно необходимое для нормальной жизни самой планеты, а только предотвратил те возмущения, которые могли привести к катастрофическим последствиям.

Скептик в очередной раз может довольно ухмыльнуться, предвкушая радость оттого, что я сам загнал себя в угол! Ибо тот факт, что в Сан-Франциско не было землетрясения весной 1992 года, ещё не значит, что это моя заслуга, что его и так бы не было, без моих объяснений. Во-первых, моей целью не является добиться того, чтобы мне сказали за это спасибо, я просто излагаю факты моей жизни и события, в ней происходящие! Во-вторых, благодаря случайности или тому, что я сосредоточился ТОЛЬКО на Сан-Франциско, появилось доказательство того, что мои слова — не ложь и не самообман. 22 апреля 1992 года произошло землетрясение силой 6 баллов с эпицентром недалеко от Лос-Анджелеса (Los-Angeles), и в то же самое время произошло землетрясение в городе Юрика (Yreka)! А для того чтобы всем стало понятно о чём речь, немного прокомментирую это. Дело в том, что Лос-Анджелес находится на юге Калифорнии, южнее Сан-Франциско, а Юрика находится на севере Калифорнии, севернее Сан-Франциско! Таким образом, город Сан-Франциско находится МЕЖДУ городом Лос-Анджелес и городом Юрика! А все три города находятся на одном и том же разломе коры. И вот, одновременно земная кора пришла в движение под городом Лос-Анджелес и под городом Юрика, а в городе Сан-Франциско НЕ БЫЛО ДАЖЕ СЛАБЫХ ТОЛЧКОВ! Это равносильно тому, что один край стола двигается, другой край тоже, а середина стола — неподвижна! Такое просто НЕВОЗМОЖНО! Но это факт, над которым до сих пор «ломают» головы сейсмологи и геологи! Этому явлению даже дали название — «феномен Сан-Франциско» в определённых кругах! В Сан-Франциско и его окрестностях на сотню миль на север и юг земля осталась в полном покое! Так что, блокировка возможности землетрясения в Сан-Франциско и окрестностях привела к тому, что возник «природный» феномен, которого никто и никогда не наблюдал. Вот так неожиданный разговор с моей пациенткой привёл к таким забавным результатам, но на этом мои приключения с калифорнийскими землетрясениями не закончились, а только начались; но всему своё время, а пока вернёмся в конец марта 1992 года…

После того, как «процесс пошёл…», и у меня было уже достаточно пациентов, которые платили пусть небольшие, но деньги за мою работу и платили за каждый сеанс работы, мы со Светланой смогли вздохнуть несколько свободней. И я, и Светлана понимали, что наша первая «база» очень маленькая, и что настала пора найти более просторную новую базу. Так получилось, что к апрелю у Джорджа освободилась большая квартира в здании напротив, и он предложил мне осмотреть её. Предложенная Джорджем квартира занимала весь второй этаж дома, в котором было всего три этажа и, соответственно, три квартиры. В ней была большая отдельная кухня, большая отдельная столовая, три относительно небольших спальни и очень большой зал (living room). После нашей малюсенькой квартирки эта квартира была очень просторной, более 200 кв. метров площадью! За эту квартиру я уже платил 1700 долларов в месяц, что в 1992 году считалось очень много, но мои заработки позволяли мне это делать, и мне было очень удобно, что в этой квартире была очень большая гостевая комната, настолько большая, что я стал проводить в ней встречи с людьми, и отпала необходимость просить Джорджа провести встречу в его доме или искать, кто пустит нас провести встречу на своей территории. Также я попросил Джорджа найти профессионального переводчика, и многие мои встречи переводил уже не Джордж. Я чувствовал себя лучше, когда мне не нужно было просить Джорджа присутствовать на встречах, как переводчика. На моей душе было гораздо спокойнее, когда я мог заплатить человеку за его работу и не считать себя никому обязанным…

Так что первого апреля 1992 года мы перетащили через дорогу наши пожитки, и возникла необходимость докупить мебель, чтобы обставить нашу новую квартиру. Мы проехались с Джорджем по мебельным магазинам и купили всё необходимое для столовой, гостиной, спален и офиса. Одну из спален я решил использовать под свой офис, и поэтому обставил её соответственно. И на новом месте я уже развернул свою деятельность на «полную катушку»! В офисе я принимал своих пациентов, в гостиной проводил встречи и с учёными и с людьми, интересующимися паранормальными явлениями. Постепенно я создавал себе репутацию у американцев. Очень многих интересовала и возможность прослушать курс лекций по моей системе. Я даже встречался по этому поводу с руководством университета им. Линкольна, которое даже готово было написать приглашение для меня, чтобы я мог оформить для себя рабочую визу. Мне удалось помочь многим людям с их проблемами по здоровью, я нередко просил разрешения у своих пациентов, чтобы заснять их интервью по этому вопросу. Для этих целей я арендовал на несколько дней профессиональную камеру вместе с оператором и просил Джона Мак-Менеса, как профессионального телевизионного журналиста, взять интервью у моих пациентов или учёных, с которыми у меня были встречи. После чего, я получал новый материал в свою фильмотеку, материал, который принадлежал мне на законных основаниях, и никто не имел возможности предъявить мне претензии, по поводу использования мною этого материала. С самого начала я стал собирать документальный материал и не жалел денег на это, ибо всегда считал и считаю, что истории болезни пациента до моего лечения и после, записанные на видео интервью с пациентами — всё это является реальным доказательством того, что всё то, что я делаю — реальность, а не просто голословные заявления, которые любой скептик мог подвергнуть сомнению, если отсутствуют документальные подтверждения моих дел!

Примерно в это же время я вернулся к идее издания своей первой книги, несколько глав которой мною уже были написаны, и целый ряд иллюстраций к которым я выполнил карандашом. Ещё в марте месяце мы подъехали в одну цифровую лабораторию поговорить на предмет перевода моих иллюстраций в цифру, как принято сейчас говорить. Один из работников лаборатории продемонстрировал возможности компьютерной техники того времени, просканировал и сохранил один из моих рисунков на жёсткий диск, и на мониторе компьютера я впервые увидел свою иллюстрацию. На бумаге рисунок смотрелся вполне прилично, но после сканирования на экране монитора тот же самый рисунок выглядел весьма неаккуратно! Меня этот факт сильно расстроил, и я спросил у сотрудника лаборатории о том, что можно сделать с «грязью», которая проявилась на экране монитора. Дело в том, что после сканирования чешуйки графита создавали впечатление грязи, чего совсем не было видно на бумаге. Мне он предложил «подчистить» рисунки после сканирования и даже продемонстрировал мне, как это будет выглядеть, что меня весьма огорчило, так как после «чистки» просканированный рисунок выглядел немногим лучше, чем до чистки! И ко всему прочему выяснилось, что эта работа будет стоить по 200 долларов за час, и что потребуется довольно много времени работы профессионала, чтобы сделать эту коррекцию. В то время у меня не было ни желания, ни денег для этого, так как только для обработки иллюстраций мне потребовались бы многие тысячи долларов.

Кроме этого, я встречался с руководством института, в котором занимались изучением паранормальных явлений, и который находился вблизи Сан-Франциско, в весьма престижном месте. Institute of Noetic Sciences — так назывался институт в маленьком городке Саусалито (Sausalito) под Сан-Франциско, куда меня пригласил на встречу его вице-президент Вин Франклин (Win Franklin). Тогда мы в первый раз попали в этот маленький городок на противоположном берегу залива. С этим городком в дальнейшем у нас будет связано немало весьма необычных событий, но тогда мы в машине Джорджа ехали на встречу с руководством, чтобы обсудить вопрос о возможном издании моей книги на английском языке. Я захватил уже написанные рукописные главы, естественно, на русском языке, выполненные мною иллюстрации к ним и готов был говорить о том, чтобы при поддержке института издать свою книгу в США.

Встреча была довольно продолжительной, я рассказал, о чём моя книга, сопровождая своё объяснение комментариями к своим рисункам, короче, делал всё, чтобы дать максимум представления о том, о чём же моя книга. Вполне возможно, что перевод Джорджа не был достаточно грамотным, так как ему явно не хватало даже общенаучных представлений. Так или иначе, Вин Франклин подвёл черту своей фразой о том, что им нужно будет потратить 25-30 тысяч долларов на перевод и только тогда они смогут оценить возможность издания моей книги на английском… короче, мне в вежливой форме отказали! Хотя и не полностью, предложив мне дать перевести на английский одну главу из своей книги переводчице, которую они знают. Дали мне её телефон и сообщили, что она хорошо знает русский язык, так как её бабушка из первой волны русской иммиграции в США. Мы даже встречались с этой переводчицей, и я ей даже дал текст для перевода, но для неё было сложно читать мой почерк, и так это ни к чему и не привело. Мой почерк действительно ещё «тот», далеко не каждый человек смог бы его прочитать и, тем более, разобраться в том, что же я там написал. Мой почерк «почему-то» сильно «хромал», как и у Вини Пуха «хромало» его «правильнописание»! Поэтому претензии к моему почерку были вполне обоснованными, но в то же самое время возникла и вторая неразрешимая проблема. Переводчица не могла даже прочитать мой текст, а тем более перевести и, ко всему прочему, она сообщила мне, что переезжает из Сан-Франциско на Восточное Побережье Соединённых Штатов… Короче, с переводом моей книги, даже её одной главы, ничего не получилось.

«Посмотрев» на всё это, я решил, что будет лучше, если я всё сделаю сам! Но для начала мне нужно было заработать деньги для того, чтобы приобрести компьютерную систему. В то время даже в США хорошие компьютеры, принтеры, сканеры, программное обеспечение стоили весьма дорого, и поэтому издание своей книги я отложил на некоторое время…

В начале апреля мы со Светланой пришли к выводу, что необходимо принять одно из поступивших предложений и оформиться на работу. Лучшим вариантом для меня было предложение Стива Ловина (Steve Lovin), о нём я уже писал ранее, который предложил мне работу в качестве консультанта. Это предложение мне подходило больше всего потому, что я полностью распоряжался своим временем и делал то, что считал необходимым. Мои консультативные услуги состояли в том, что я давал рекомендации по поводу того, как сделать выпускаемые витамины действительно полезными для человека, объяснял ему, что природные молекулы, хотя и имеют тождественный химический состав с производимыми промышленно, но пространственная структура у них совершенно другая, и именно поэтому живые организмы весьма плохо усваивают их. И, кроме того, молекулы живых организмов отличаются от произведённых промышленно ещё и тем, что последние — мёртвые, в прямом и переносном смысле этого слова.

Органические и неорганические молекулы в живом организме имеют несколько качественных уровней в соответствии с уровнем развития конкретного живого организма, «живые» молекулы насыщены так называемой жизненной силой. С гибелью живого организма эта жизненная сила довольно быстро истекает как из неорганических молекул, так и из органических! Именно по этой причине вкус плодов и ягод, мяса и рыбы сильно различается в зависимости от того, когда человек употребляет их в пищу — сразу же после того, как плоды сорваны с веток или грядок, а рыба и другая живность только что дышала, или через несколько часов, дней, недель после этого. И при этом не имеет значения, заморожены или охлаждены продукты питания, какие вещества применены для их сохранения — через несколько часов после гибели живого организма, растения или животного, жизненная сила покидает уже мёртвое тело. У растений и их плодов жизненная сила держится несколько дольше, но тем не менее, чаще всего, когда продукты питания попадают на стол человеку в современном мире, в них (продуктах) уже нет жизненной силы, а полно ядовитых продуктов распада. Конечно, в современной ситуации невозможно доставлять на стол каждому человеку здоровую пищу, полную жизненной силы, как говорится, только что с ветки, грядки, пруда, речки, фермы, курятника. Но если понимать природу происходящего, можно на кухне каждого человека восстановить у продуктов питания потерянную жизненную силу, да ещё при этом уничтожить появившиеся яды, возникшие в результате распада, например, адреналина в мясе животных, выбрасываемого ими в кровь в момент гибели.

Этого и многого другого совершенно не знает и не понимает современная наука, и можно было бы довольно долго продолжать излагать понимание всего этого, но тогда моё повествование станет практически бесконечным и утомительным для большинства читающих. Так вот, моя работа заключалась ещё и в том, что я создавал у промышленно производимых витаминов свойства и качества живых молекул. Для этого я периодически обрабатывал готовую продукцию на складах компании… Так что предложение Стива Ловина меня полностью устраивало, так как я сохранял свою свободу и возможность делать то, что посчитаю необходимым. Поэтому, имея на руках гарантийное письмо от Стива Ловина, мы со Светланой и Джорджем отправились в офис иммиграционного адвоката, которого посоветовал его отец, Гарри Орбелян. Адвокат выслушал ситуацию, снял копии с необходимых документов, и ещё даже ничего не сделав, потребовал оплатить его консультацию и заплатить деньги вперёд. Я заплатил всё, что от меня потребовали: за тридцатиминутную беседу он потребовал оплату в 300 долларов и ещё тысячу вперёд. Дело даже не в деньгах, а в том, что первый адвокат оказался «рекомендованным» проходимцем. Потому что, когда через месяц мы снова пришли в его офис узнать состояние дел, оказалось, что он совсем ничего не сделал, даже не подготовил формы для оформления рабочей визы. Когда я выяснил состояние дел, я его уволил и потребовал папку со своими документами. Когда мне эту папку вручили в руки, там, кроме копий моих документов, сделанных мною, оказался только один новый документ — аттестация моего университетского диплома в соответствии с американской системой. Это можно сделать за один день в специализированных компаниях за 100 долларов!

Так началось наше знакомство с американской системой иммиграционных законов и работниками этой системы. В Америке проходимцев и авантюристов с дипломами престижных университетов полным полно, так же, как и дипломированных «специалистов», которые не разбираются даже в элементарных вопросах своей профессии. Но пока мы только посетили первый раз офис «престижного» иммиграционного адвоката и ещё были уверены, что всё идёт, как надо!

А между тем, я принимал своих пациентов каждый день уже в своём отдельном офисе, люди мне звонили для дистанционного лечения, мы со Светланой продолжали осваивать и изучать город. Помню, как мы со Светланой зашли в крупный магазин «Maсys», и там в отделе электроники увидели новую модель телевизора «Sony», причём элегантного дизайна и достаточно большого. И, конечно же, мы его немедленно купили, причём Светлана была со мной полностью солидарна. Доставить нашу покупку могли только через пару дней и чтобы не ждать столько времени, я позвонил Джорджу, и он приехал на своём маленьком грузовичке, на который мы сами погрузили и свой новый телевизор, и подставку под него! Пока мы ждали приезда Джорджа, мы ещё присмотрели для себя игровые приставки к телевизору «Sega», которые только-только появились в продаже, и мы купили две игровые приставки — для меня и для Светланы, и несколько игр к ним, т.к. каждый из нас хотел попробовать свои силы в компьютерных играх! Благо, что у нас стало два телевизора, и каждый из нас мог играть, не мешая другому. Первой компьютерной игрой, которую мы пытались взять с ходу на абордаж, была игра «Sonic». Светлана первое время увлеклась компьютерными играми, но потом её интерес к ним довольно быстро угас, в то время, как у меня интерес к этим играм не исчез до сих пор. Мне всегда было интересно — что же там на следующем уровне? И если мне игра была интересна, то я всегда доходил до конца игры…

В отделы электроники любого магазина мы оба заходили всегда с радостью, чего не скажешь о других отделах магазинов, где я обычно находился без особого восторга. Зато в отделе электроники я мог провести довольно много времени, изучая новые модели телевизоров, видеомагнитофонов, магнитофонов и только-только появившихся лазерных видеопроигрывателей. Наверно, нет надобности объяснять, что все новинки немедленно оказывались у нас. Первые лазерные диски с фильмами были огромными, как большие пластинки для проигрывателя, но изображение на экране телевизора, к тому же, ещё хорошего телевизора, было просто изумительным. Для нового места жительства нам пришлось закупать много самого необходимого: от столовых приборов до постельного белья, и мне тоже волей-неволей приходилось участвовать в обустройстве быта на новом месте. Я говорю так не потому, что отрицательно относился к необходимости обустройства жилища. После того как я покинул родной дом и поехал учиться, мне почти всё время приходилось самому заниматься собственным бытом, так что для меня это не было каким-то невыносимым бременем, но я просто предпочитал задерживаться только в двух местах: в отделах электроники и в салонах продажи автомобилей. Кстати, и Светлана с большим интересом посещала со мной автосалоны. Просто в том, что касалось бытовых дел, я предпочитал прийти и взять необходимое, а не долго выбирать из полного ассортимента. В чём мы были единодушны, так это в том, что предпочитали приобретать лучшее из возможного, чтобы не ударить «лицом в грязь» перед гостями. У нас обоих вкусы, в основном, совпадали, плюс ещё Светлана имела изумительное женское виденье буквально всего, и вскоре наше новое жилище приобрело вполне достойный вид.

Всё-таки мы, выросшие в СССР, в русской духовной среде, русские по духу, — совершенно другие, не такие, как немцы и, как стало очень быстро ясно для нас со Светланой, не такие, как американцы! Лично я, например, ни за какие «коврижки» не поменял и никогда не поменял бы свой русский дух ни на что иное! Точнее, русский дух, он или есть, или его нет! Третьего не дано. Потому, что мне приходилось видеть, как быстро преобразовывалось под «западный» паразитический стандарт большинство иммигрантов из СССР, основную массу которых составляли евреи, как быстро у них исчезал налёт русской культуры, и всё скатывалось до откровенной пошлости. Мне всего несколько раз пришлось присутствовать в местах сбора советских иммигрантов, и у меня после этого остались только неприятные ощущения. Создавалось впечатление, что ты оказался в среде торгашей, с уровнем культуры А-ля-Привоз, для прояснения сообщаю: Привоз — знаменитый одесский базар! И хотя у многих людей на этих сборищах было «высшее» образование, но его почему-то уже совсем не было заметно. А ведь мне приходилось бывать на мероприятиях, на которых присутствовала «элита» «русской» иммиграции! Почему-то эти люди называли себя «русскими», хотя в них ничего русского не было, кроме знания языка, который они, очень быстро к тому же, умудрялись коверкать. Они создали новый сленг, не русский и не английский, а что-то среднее. Английское слово «shopping» (отправиться за покупками) превратилось в «пошли шопаться». И всё в таком же духе. Комментарии, как говорится, излишни… Среди иммигрантов, в том числе и среди евреев, было небольшое число людей, у которых культура не испарилась при пересечении границы. Но большинство таких людей старались держаться подальше от иммигрантов-хамелеонов…

В апреле 1992 года регулярно приходил ко мне на сеансы и Джон Мак-Менес (John Mac-Manes), друг Джорджа по сёрфингу. Он тогда работал директором канала новостей CNN района залива Сан-Франциско. У него был и чисто человеческий, и профессиональный интерес к тому, что я делаю, он присутствовал на многих моих выступлениях. Естественно, он сотрудничал по своей работе и с американскими спецслужбами. Скоро станет ясно, к чему я это всё упоминаю… В среду 29 апреля 1992 года в Калифорнии, а особенно в Лос-Анджелесе возникли массовые беспорядки, в основном среди чернокожего населения. Убивались люди, уничтожались машины, грабились магазины. Десятки тысячи чернокожих безумствовали и бесчинствовали! И жертвами этой беснующейся толпы были в основном белые люди. Через пару дней события полностью вышли из-под контроля. Федеральное правительство бросило на подавление беспорядков национальную гвардию, но без какого-либо результата. В пятницу, 1 мая 1992 года, в 6 часов вечера Джон пришёл на очередной сеанс в мой офис. Он был последним пациентом в тот день, и после работы с ним у нас возник разговор, который довольно быстро перешёл на тему беспорядков. И тут Джон неожиданно для меня заговорил о том, что национальная гвардия не может справиться с ситуацией, и если то, что я делал в СССР, правда, то он был бы очень признателен мне, если бы я погасил эти беспорядки! При этом Джон имел в виду события 25 февраля 1990 года и события в ночь с 20 на 21 августа 1991 года, о вмешательстве в которые я рассказывал на некоторых своих встречах.

Конечно, вряд ли Джон обратился с такой просьбой по своей собственной инициативе, но факт остаётся фактом. Потом я узнал, что ещё до того, как мы со Светланой пересекли границу Соединённых Штатов, у американских спецслужб уже было на руках моё личное дело из СССР, где советские спецслужбы отразили всё то, что они «накопали» на меня. А «накопали» на меня они лишь то, что я сообщал на публике или среди людей, меня окружавших, однако многое так и осталось вне пределов досягаемости спецслужб. Но, видно, и то, что отражало моё досье, вызвало у американских спецслужб подозрение, не являюсь ли я засланной «уткой»? Я знал, что я не «утка», но они об этом ведь не знали, и поэтому через Джона была первая проверка моего статуса «утки»!

Теперь считаю необходимым пролить свет на причину возникших беспорядков. Гораздо позже я узнал, что эти беспорядки чернокожих жителей Америки были спровоцированы американскими спецслужбами. Цель провокации была убрать под шумок нескольких людей, мешающих их грязным планам, в том числе и в среде самих спецслужб, да так, чтобы не было видно за этим их собственного «носа». И массовые беспорядки — лучшая «крыша» для этого. Беспорядки эти начались после того, как были оправданы четверо белых полицейских, обвинявшихся в избиении чернокожего.

Сама ситуация вокруг чернокожего «героя» Родни Кинга (Rodney King) абсурдна до полного идиотизма. Полицейские очень долго гонялись по Лос-Анджелесу за машиной, которая неслась по улицам города со скоростью свыше 100 миль в час (более 160 км/ч). Вообще-то, в США только за превышение скорости в 100 миль в час сажают в тюрьму на две недели и лишают водительских прав на значительный срок! А в случае, когда нарушитель не подчиняется требованиям остановиться и устраивает с полицией игры в «кошки-мышки» — тогда двумя неделями тюрьмы не заканчивается. Чернокожий Родни Кинг не только не остановился по требованию полицейских, но ещё долго удирал от них по ночным улицам Лос-Анджелеса. Потом он неожиданно остановился и выбрался из своей машины до получения соответствующего требования от полицейских, что запрещено законом и, к тому же, напал на женщину-полицейского. В результате полицейские применили свои дубинки, на что имели полное право, согласно закону! Правда, они немного переусердствовали в этом, но их тоже можно понять! И самое любопытное, если бы на месте чернокожего Родни Кинга был белый человек, с ним поступили бы точно так же или даже более жёстко! Родни Кинг, к тому же, был в состоянии наркотического опьянения!

Самое интересное в этом случае то, что после длительного преследования его полицейскими Родни Кинг остановил свою машину на отлично освещённой улице, именно в том месте, где в 2 часа ночи в придорожных кустах сидел с камерой наготове человек, который и заснял сам момент его ареста и стычки с полицейскими на видео! Оказывается, в Америке 24 часа в сутки за каждым кустом сидит человек с заряженной камерой, чтобы «поймать» свой «звёздный» час и заснять на видео что-нибудь эдакое! И самое интересное в этом то, что Родни Кинг остановил свою машину на прекрасно освещённой улице ИМЕННО ТАМ, ГДЕ В КУСТАХ СИДЕЛ ЧЕЛОВЕК С ВИДЕОКАМЕРОЙ! Мне почему-то с трудом верится в такую «случайность»! У меня самого было несколько видеокамер, но я не пользовался ими каждый день, поэтому аккумуляторы постепенно разряжались, и перед применением камеры всегда нужно было зарядить их. Но видеокамеры обычно находятся в доме, и даже увидев в окно что-нибудь интересное, нужно время, чтобы схватить видеокамеру, выбежать из дома, пробраться в кусты и… заснять происходящее на видео! Однако, там всё произошло в течение нескольких минут, и действительно случайный свидетель ну никак не мог заснять происходившее на видео! А ведь этот «случайный» свидетель уже сидел в кустах с готовой к работе камерой именно в том месте, где Родни Кинг остановил свою машину, и это «случайное» событие происходило в ДВА ЧАСА НОЧИ!

Я специально подробно расписал возникшую ситуацию, чтобы показать всю её НЕЕСТЕСТВЕННОСТЬ! Конечно же, всё это было инсценировано. Это, как говорится, и ежу понятно! И вот, после оправдательного приговора суда присяжных, дружно вспыхнули в прямом, и переносном смысле этого слова, районы чернокожих жителей Лос-Анджелеса, потом районы латиноамериканцев, потом всё это перекинулось в другие города, в том числе и в Сан-Франциско! Федеральное правительство стянуло только в Лос-Анджелес более 23000 людей различных силовых структур и хотя было убито 15 человек бунтующих, сотни были ранены, арестовано более 12000 человек, беспорядки не прекращались! Вот такая сложилась ситуация на 18:30 1 мая 1992 года.

На следующий день, 2 мая 1992 года, Джон позвонил мне и поблагодарил меня за помощь! Он мне сказал, что уже в 20:00 часов 1 мая всё успокоилось, и 2 мая федеральные силы спокойно вошли в бунтующие районы и никто им уже никакого серьёзного сопротивления не оказывал! Всё прекратилось неожиданно, как по мановению волшебной палочки! Придумывать Джону всё это не было никакого смысла, и, что самое странное, беспорядки прекратились одновременно во всех городах, где они возникли, хотя в других городах они начались не позднее, чем на следующий день после начала оных в Лос-Анджелес! Как будто кто-то выключил «рубильник» одновременно во всех городах. Случайность такого события практически равна нулю! Джон и все те, кто стоял за ним, поняли, что этот «рубильник» выключил я, и выключил только после соответствующей просьбы, а не по своей собственной инициативе, о которой никто ничего не знал! Так что, скорее всего, после этого американские спецслужбы поняли, что, по крайней мере, кое-что в моём файле соответствует действительности! Но на этом интерес ко мне у них не исчез, а, как и следовало ожидать, возрос! За всеми моими действиями они тщательно наблюдали.

А по поводу «свободы» в Америке я впервые узнал даже не из своего собственного опыта. Вскоре после приезда в Сан-Франциско я познакомился с братом человека, которого я знал ещё в Москве. Он жил в Сан-Франциско с 1975 года и поэтому, когда во время беседы мы затронули вопрос о «свободах», он мне поведал следующую историю. У него через некоторое время после иммиграции в США появился хороший знакомый, который работал частным детективом. И когда он завёл с этим своим знакомым разговор о «свободах демократии», тот, не говоря ему ничего, попросил у него водительские права (driver license). Введя его данные в свой компьютер, его знакомый показал всё, что имелось на него в полиции и ФБР! Каково же было удивление моего нового знакомого, когда он увидел столько информации о себе любимом, что многое он даже уже успел забыть или, как любят шутить работники спецслужб, даже и не знал! Все его контакты, кто и когда к нему приходил в гости, с какими женщинами у него интимные отношения и т.д., включая и то, что было в СССР! А это было тогда, когда он уже был гражданином этой страны, и когда ещё не началась «великая» война с международным «терроризмом»! Так что, мне думается, интерес к моей персоне, так же, как и к Светлане, был немалый! Но всему своё время! А между тем, жизнь текла своим чередом, я работал со своими пациентами и думал не о планах спецслужб, а о своих собственных…

В конце апреля, в начале мая 1992 года произошёл и ряд других, весьма любопытных событий. На одной из встреч, которые у меня были, присутствовал человек, работающий на одну экологическую компанию. После одного из моих выступлений, на котором я упомянул об озоновой дыре, чернобыльской аварии, загрязнении вод в архангельской области и о своих действиях, он позвонил Джорджу и попросил устроить мою встречу с владельцем компании, на которую он работает. Владельцем компании оказался самый настоящий индус, который всё время ходил в чалме! Он очень забавно говорил по-английски, только позже я понял, что так говорят практически все индусы. Я в очередной раз рассказал ему о своих действиях и результатах. Его всё это очень сильно заинтересовало, и он стал спрашивать у меня, могу ли очистить от загрязнения землю!? Я не ответил однозначно, сказав ему, что о том, что я уже делал раньше, я могу говорить утвердительно, но, что касается чего-нибудь другого, я могу сказать только предположительно, до тех пор, пока у меня не будет на руках неопровержимых фактов. Хотя я и не вижу причины, чтобы это не получилось. Просто необходимо провести ряд экспериментов, чтобы можно было сказать уже утвердительно. Он загорелся ещё больше, стал расписывать мне, какие «великие» дела можно будет сделать, если то, что я говорю — правда! И то, что он готов подписать со мной контракт о взаимодействии. Я не видел причины отказываться от его предложения.

Буквально на следующий день позвонил его помощник и спросил, не мог бы я продемонстрировать свои возможности перед тем, как будет подписан контракт. Он предложил мне моим способом исследовать некую площадь на предмет наличия там загрязнений. Такой ход, с моей точки зрения, был вполне разумным, и я… согласился. В назначенное время я, Светлана и Джордж приехали по указанному адресу, точнее, нас привёз Джордж на своей машине. В незнакомом для нас офисе нам предложили традиционно чай-кофе-воду и попросили немного подождать в довольно большой комнате для заседаний и встреч. В этой комнате стоял огромный стол, вокруг которого мы и расположились. Через некоторое время появилось несколько человек, которых никто из нас до этого никогда не видел вместе с помощником индуса-владельца. Они назвали свои имена, мы — свои, и уже через несколько минут мы приступили к беседе. Для моей работы нужна была только аэрофотосъёмка, о чём я сообщил ещё ранее. Пришедшие положили на стол передо мной ксерокопию аэрофотосъёмки местности без каких-либо обозначений и названий. Дали мне простой карандаш и предложили определить расположение загрязнений на этой ксерокопии! Я предполагал, что я могу взять ксерокопию к себе домой и в спокойной обстановке исследовать её на предмет загрязнения. Но мне в довольно-таки вежливой форме не разрешили это сделать и попросили провести мой анализ прямо на месте, при них.

Я немного волновался, так как такой эксперимент я проводил впервые, и мне не хотелось его провалить, хотелось несколько раз проверить свои результаты, прежде чем сообщать о них. Но мне, к сожалению, этого не дали сделать, и у меня была ТОЛЬКО ОДНА ПОПЫТКА, чтобы всё сделать правильно! Так что мне по ходу дела пришлось продумывать свою стратегию и тактику. Я решил, что буду контурами изображать на ксерокопии аэрофотосъёмки места загрязнения по мере убывания концентрации этих загрязнений. Решил — сделал! Сосредоточившись на задаче, отрешившись от всего постороннего, я взял предложенный мне карандаш и… стал наносить на ксерокопию контуры загрязнения по мере убывания концентрации оного. Но перед тем, как сделать это, я своим способом восстановил объёмную голограмму местности по этой ксерокопии аэрофотосъёмки и настроился на обнаружение токсинов. Передо мной на столе ожила, в прямом и переносном смысле этого слова, в уменьшенном во много раз масштабе реальная поверхность нашей планеты, и я стал проводить над этой голограммой своей рукой. Реальная поверхность оказалась передо мной в уменьшенном масштабе, а моя рука — огромной по сравнению с уменьшенной копией реальности. Именно благодаря этому мой мозг смог обрабатывать сразу информацию с довольно-таки большой площади, что было бы абсолютно невозможно сделать, находись я сам на той местности. Это равносильно тому, как если бы я поднялся высоко над землёй и смотрел бы на всё сверху.

Но даже и такая аналогия не даёт полного представления о преимуществах воссозданной по аэрофотосъёмке голограммы местности. И вот… сделав всё это, я стал довольно быстро наносить на ксерокопию контуры загрязнений по мере уменьшения от центра к краю. Это заняло минут десять-пятнадцать, и на ксерокопии аэрофотосъёмки появились нанесённые мною градиенты загрязнения местности. Я даже не знал, что все приборные исследования на этой местности были уже сделаны. И когда сделавшие эту работу взглянули на то, что я изобразил, они были весьма сильно удивлены, мягко говоря. Глава лаборатории Ирина Фанелли (Irine Fanelli) с полным изумлением сказала, что я показал все без исключения зоны загрязнения, о которых они знают, и показал абсолютно точно, в соответствии с градиентом перепада степени загрязнения по мере удаления от очагов оного! Причём я указал и то, как грунтовые воды разносят токсины от центров загрязнения! И указал контуры с плотностью загрязнения, когда 1-5 МОЛЕКУЛ ТОКСИНОВ ПРИХОДИЛИСЬ НА МИЛЛИОН НОРМАЛЬНЫХ МОЛЕКУЛ! Другими словами, я смог выделить одну молекулу токсина среди миллиона молекул, не являющихся токсинами! Первым вопросом Ирины Фанелли ко мне было: «А как ты это делаешь?..» (видео с интервью Ирины Фанелли по этому вопросу можно просмотреть на англоязычной части моего сайта). И таких зон я указал на ксерокопии десятки, так что, это не могло быть «случайным совпадением»! В принципе, аэрофотосъёмка и спутниковая фотография дают возможность, по крайней мере, мне, сканировать и воздействовать на огромные площади, что невозможно сделать никаким другим способом. Эти фотографии реальной местности являются отпечатками действительности и несут в себе всю информацию об этой местности. Нужно только уметь восстановить эту реальность по фотографии, восстановить в виде объёмной голограммы этой самой реальности, только в уменьшённом масштабе, что даёт огромные преимущества при работе с этим!

Благодаря этому исчезают ограничения, связанные с тем, что человек, в частности, я — только маленькая частица той реальности, с которой необходимо работать. Для пояснения достаточно понять одну простую вещь: для нанесения на карту информации необходимо иметь возможность получать и обрабатывать данные с разных «точек», каждая из которых может находиться от других на расстоянии метров, десятков метров, километров и т.д.! Самому находясь на местности, это сделать просто НЕВОЗМОЖНО! А спутниковая или аэрофотосъёмка это сделать позволяет, достаточно после восстановления голограммы просканировать фотографию, и ты в состоянии ОДНОВРЕМЕННО получить информацию с огромной территории, которую можно немедленно обработать и сделать необходимые выводы! И что самое главное для подавляющего числа людей, так это то, что ксерокопии аэро- и спутниковых фотографий или сами эти фотографии — материальны, их видят и могут пощупать все без исключения, и это даёт возможность предоставить неоспоримые доказательства реальности того, что я делаю! Мне удалось в течение практически нескольких минут сделать работу, на которую традиционным методом потребовалось довольно-таки много времени, труда очень многих людей и вложения миллионов долларов! Сначала на месте в определённом порядке производится бурение почвы, собираются образцы грунта из этих шурфов. Потом эти образцы поступают в лаборатории, где тщательно изучаются химический состав этих проб. Затем все полученные данные анализируются, и… делаются соответствующие выводы, которые потом и переносят на такую же ксерокопию или аэрофотографию. В моём случае происходит только последнее из перечисленного!

Ирина Фанелли ещё долго не могла успокоиться и всё продолжала спрашивать о том, как я это делаю? Как по ксерокопии отличаю «плохую» молекулу от хороших, как это вообще можно — вот так что-то определить? Да ещё и с такой точностью! Ведь нанесённые мною контуры полностью отражали перепад плотности загрязнения и не только на поверхности. Она всё не могла понять, как я в принципе могу что-то определить и как я отличаю одно от другого? Короче, неожиданно для всех присутствующих я продемонстрировал то, что до прихода на встречу они считали невозможным и «бредом сумасшедшего»! Именно этого они ожидали и даже в самом начале заявили, что они пришли на встречу по просьбе своего нанимателя! Что они, в принципе, пошли на встречу из-за его странного желания. При этом все были предельно вежливы и внимательны. Скорее всего, они ожидали увидеть сумасшедшего, и именно так к встрече и подготовились. Мне было забавно наблюдать, как они изменились после того, как увидели результаты моей работы! Всегда, когда мне приходилось что-нибудь доказывать, происходило нечто подобное: снисходительно-жалостливое отношение или хорошо заметное раздражение перед моими действиями, сменялось потом плохо скрываемым шоком и изумлением…

После этого теста должен был быть подписан контракт на очистку земли от загрязнений. Но «наш» индус, видно, тоже не ожидал такого результата от теста и никак не хотел верить в то, что это правда. Видно, для него это было не меньшим шоком, чем для всех остальных. И шоком такой степени, что он НЕ ПОВЕРИЛ В ЧИСТОТУ ТЕСТА! Он для себя объяснил такой результат теста тем, что я каким-то образом имел информацию о загрязнениях и вызубрил «назубок» картину распространения загрязнений. Его не смутило то, что на встречу пришли его люди, которых я никогда не видел в глаза, его не смутило, что на ксерокопии аэрофотографии НЕ БЫЛО никаких надписей и привязок… и всё в том же духе! Подобный абсурд его устраивал, ибо он не мог принять того, что я на самом деле сделал то, что сделал! Поэтому через пару дней позвонил его помощник и поинтересовался у меня, не мог бы я ещё раз провести аналогичный тест? Мне понятна была такая его реакция, и когда я услышал от его помощника о том, где будет проходить второй тест, я понял, что я не ошибся в своих предположениях! Следующий тест должен был пройти на территории военной авиабазы, которая располагалась недалеко от Сан-Франциско, в окрестностях города Тибюрон (Tiburon)! Hamilton military airbase (военно-воздушная база имени Хамильтона) — так называлось место, на территории которого должен был пройти второй тест, который, по предположению «нашего» индуса, должен был провалиться с треском!

Он, видно, рассчитывал, что уж наверняка я не смогу получить данные с военной базы, и ему удастся раскрыть мой «обман»! Таковы были его предположения, но, к сожалению для него, они не оправдались. В назначенное время мы подъехали вместе с его представителем в указанное место, где нас встретил полковник, по распоряжению которого нас всех пропустили на авиабазу и даже позволили мне оставить при себе свою видеокамеру, на которую я решил заснять весь тест на плёнку. Думается, что такой свободный доступ на военную базу иностранцев, коими были мы со Светланой, говорил о том, что за тестом собирался «наблюдать» не только представитель индуса! На авиабазе полковник провёл нас в какое-то помещение, где выдал мне уже настоящие аэрофотографии территории военной базы. Предложил мне красный карандаш, и… всё повторилось, как было при первом тесте! Единственным отличием было то, что полковник мне подкладывал то одну фотографию, то другую, и я на них наносил контуры градиентов загрязнения. Всё было вновь абсолютно точно, но даже не это поразило полковника с авиабазы. Я полностью сосредоточился на работе и даже не обратил внимания на то, что он мне даёт разные фотографии, на которых были и общие «куски» территории, и… эти фотографии были разного масштаба! Так вот, полковника больше всего потрясло даже не то, что я точно определял зоны загрязнения, а то, что я показывал тождественные загрязнения НА РАЗНЫХ ФОТОГРАФИЯХ ОДИНАКОВО, в соответствии с масштабом этих фотографий! Этот тест снимал на мою видеокамеру представитель индуса, так как Джордж переводил наш диалог с полковником. Оператор из «представителя» был никакой, но, тем не менее, моя работа и реакция на неё полковника были записаны на видео достаточно хорошо для того, чтобы всё увидеть и услышать!

После второго теста, да ещё на военной базе, «наш» индус уже не мог даже предположить, что я каким-то неведомым для него способом «подкупил» его людей и «воспользовался» добытой таким способом информацией, чтобы «обмануть» его. Его представитель вновь позвонил и передал, что индус благодарит меня за то, что я во второй раз продемонстрировал свои возможности, и теперь он хотел бы, чтобы я очистил от загрязнения указанную территорию, и… если и это окажется правдой — тогда мы подпишем контракт!

Я спокойно выслушал очередное «гениальное» предложение от индуса и сказал его представителю, что так дело дальше не пойдёт! Сначала, для того чтобы нам подписать контракт, я по его просьбе должен был пройти через ОДИН ТЕСТ! Я это условие выполнил, да так, что не оставалось даже маленькой лазейки для того, чтобы сомневаться в том, что я действительно могу делать подобные «штучки»! Он не смог принять факта, что я действительно могу делать то, о чём я говорю! Я согласился на второй тест, понимая всю сложность принятия для неподготовленного человека того, что я могу делать. И вновь индус сообщил мне, что если этот тест я ТОЖЕ пройду, тогда мы подпишем контракт! А когда я полностью подтвердил и вторым тестом свои возможности, он вновь меняет условия договора! И подобное для меня НЕПРИЕМЛЕМО! И если он действительно заинтересован в нашем сотрудничестве, то нам надо серьёзно обсудить сложившуюся ситуацию. Перед этим «наш» индус приглашал к себе в гости, как это обычно происходит в Америке. На этот раз я предложил встретиться у нас дома, и мы договорились о времени. Светлана к встрече подготовила шикарный стол, согласно русским обычаям, и вот, в назначенное время появился «наш» индус со своим помощником и с ещё одним человеком, о котором он нас даже не предупредил. Этим человеком оказался, как потом выяснилось, израильский экстрасенс по имени, если мне не изменяет память, Зак!

За столом потекла беседа о том, о сём, и постепенно она вырулила на то, ради чего все и собрались. «Наш» индус начал с того, что то, что я продемонстрировал в тестах, «может» каждый, видно, для этой цели он и прихватил с собой израильского «экстрасенса», как подтверждение своей «правоты». И что теперь, я должен очистить от загрязнения указанный им участок, и тогда, тогда уже точно, мы подпишем контракт! На что я ему ответил, что, насколько мне известно, только Юрий Геллер (Yuri Heller) делал нечто подобное, и то, не совсем. Я сообщил индусу, что Юрий Геллер летал на самолёте над исследуемым районом и отмечал на карте места, где, как он думал, должна быть нефть. Его точность при этом была ПЯТЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ, И ТОЛЬКО! А это означает, что только пять из десяти пробуренных скважин дали положительный результат на наличие нефти, и это даже очень неплохо, так как обычным способом одна, максимум две скважины из десяти дают положительный результат. И ещё пояснил, что Юрий Геллер искал залежи нефти, как минимум, большие нефтяные «озёра», и его точность была только пятьдесят процентов! В моём же случае, я обнаруживал по ксерокопиям и фотографиям осколок молекулы нефти среди миллиона других молекул с точностью СТО ПРОЦЕНТОВ! Что это равносильно тому, что Геллер искал огромные «стога сена» с точностью в пятьдесят процентов, в то время как я обнаруживал обломок «иголки» из подобного «стога сена» со стопроцентной точностью! Так что говорить о том, что ЭТО каждый может делать, я бы не рекомендовал.

«Почему-то» после такого моего комментария ни «наш» индус, ни его «группа поддержки», израильский экстрасенс, ничего не возразили! После этого индус отозвал меня в сторону и предложил мне триста тысяч долларов! Он видно считал, что эта сумма вызовет у меня радостный трепет, как у жителя Советского Союза, для которого такая сумма должна была возыметь эффект взорвавшийся бомбы! Но этого не произошло! И хотя тогда у меня не было трёхсот тысяч долларов, я ему отказал. Я сказал ему, что когда он мне покажет свой контракт на очистку земли, только тогда мы будем обсуждать размеры оплаты моей работы. Он сказал: «…да, да, конечно…», и… после этого разговора я его больше не видел! Всё дело в том, что я знал сумму контракта, который он мне предлагал выполнить за триста тысяч долларов. За некоторое время до этой встречи, его представитель спрашивал у меня о том, получится ли их компании получить контракт на 150 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ? Он предлагал заплатить за очистку мне ТРИСТА ТЫСЯЧ, когда стоимость работы была СТО ПЯТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ!

Вскоре после этой встречи я общался с представителями компании Джорджа Лукаса (George Lucas), и в ходе беседы я затронул тему по очистке загрязнения земли и поделился результатами моего взаимодействия с индусом. На что один из присутствующих на встрече заявил, что он его знает, и что он хороший бизнесмен. Тогда я ему сказал, что он сильно ошибается в своей оценке этого человека, как бизнесмена, что, с моей точки зрения, он очень плохой бизнесмен, и вот почему… Из полученных на выполнение очистки 150 миллионов долларов он должен будет зарыть в землю и в прямом, и в переносном смысле этого слова, как минимум, СТО СОРОК МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ! И это в лучшем случае! Таким образом, прибыль по этому контракту составит НЕ БОЛЕЕ ДЕСЯТИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, а сто сорок миллионов долларов уйдут на проведение работ по очистке. Кроме этого, очистка чаще всего производится путём замены загрязнённого грунта на чистый, а загрязнённый грунт вывозится в другое место и… закапывается! В принципе, никакой очистки не производится, а только проблема переносится с одного места на другое, и всё! Создаётся иллюзия, которая вредна по одной простой причине — практически никакой очистки от загрязнения нет. При очистке по моему методу ничего перевозить и закапывать в другом месте НЕ НАДО! Загрязняющие вещества «просто» исчезают из грунта, и вместо них синтезируется то, что нужно, вплоть до определённого типа грунта. Одни, вредные, вещества исчезают, и появляются другие — полезные!

Если перейти от этого к финансовому вопросу, то расходы при выполнении мною этого контракта составили бы не более ДЕСЯТИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ и только! И то, все эти расходы — на лабораторные тесты, которые только в первый раз нужно было бы делать несколько раз по ходу моей работы, а в дальнейшем — только перед и после выполнения работы. Таким образом, при моей работе прибыль бы составила СТО СОРОК МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, как минимум! Десять миллионов, как максимум, в одном случае, и сто сорок миллионов, как минимум, в другом! И это притом, что фактически никакой очистки в первом случае НЕ ПРОИСХОДИТ, а производится простое перезахоронение с одного места в другое, другими словами — обман! А во втором случае выполняется настоящая очистка от загрязнения, когда происходит расщепление токсичных веществ и создание новых, полезных! Как мне кажется, это существенная разница! Так вот, если бы «наш» индус заплатил мне СЕМЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ за мою работу, то и сам получил бы чистую прибыль в СЕМЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, что в СЕМЬ РАЗ БОЛЬШЕ того, что даст ему «традиционный» способ, который, к тому же, является в принципе самообманом. Поэтому я сказал своим собеседникам, что индус — плохой бизнесмен, элементарно не умеет считать! Из-за своей жадности он потерял ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, как минимум! И это только по одному контракту, а таких контрактов могло бы быть много, и контрактов по очистке любых площадей, на любую глубину, так как для меня не имеет значения масштаб работы, и тогда… прибыль возросла бы многократно! И даже, если бы моя доля составила бы 80-90% от объёма работ, прибыль бы «нашего» индуса была бы сказочной, во много, много раз больше, чем он получил бы за всю свою жизнь, работая «традиционным» способом!

Когда я им всё это расписал, то они были вынуждены со мной согласиться! Этот и многие другие случаи из моей американской жизни показали мне, что представления о бизнесе у большинства американцев весьма примитивные, основанные только на возможности украсть, обмануть, сэкономить, отказывая себе во всём!..

Вот таким образом у меня закончился первый контакт с деловыми кругами Америки, и этот контакт продемонстрировал примитивность этих кругов, по крайней мере, большинства людей, входящих в эти деловые круги… Знаменитая американская хватка оказалась проявлением жадности и ограниченности, основанной, к тому же, на обмане и обкрадывании других, другими словами — на преступлении! Американская «хватка» оказалась на деле хваткой паразитов, паразитов социальных!.. 

Просмотров: 1907

Новости Партнеров

Загрузка...