Глава 11. Жизнь продолжается

Конечно, иголки с ядом, вонзающиеся в спину, и отравленный кофе стали для нас со Светланой далеко не самым приятным открытием в Америке, но… это никак не повлияло ни на моё решение по поводу предложений о «сотрудничестве», ни на ритм нашей жизни, ни на наши действия. Со временем привыкаешь и к тому, что на тебя охотятся, чтобы уничтожить. С каждым моим отказом работать на ту или иную организацию, желающих увидеть меня «в гробу и в белых тапочках» становилось всё больше, но, к великому разочарованию желающих этого, меня в белых тапочках так никто и не увидел! Правда, у меня были белые туфли, и я нередко в них прогуливался по городу, но этого им, видно, было недостаточно. Для полноты картины им, видно, не хватало гроба. Но тут — кому, что больше нравится! Мне — ходить в белых туфлях, а кому-то — «лежать в гробу»! Так что в этом у нас с моими «доброжелателями» возникли неразрешимые противоречия: они старались изо всех сил меня уничтожить, а я, по непонятным для них причинам, никак не хотел умирать! Но это уже были их проблемы, как любят говорить американцы. Вскоре этаж над нами заняли сотрудники ЦРУ и начали вести активное наблюдение за всем, происходящим в нашей квартире. Но к этому я вернусь несколько позже, а сейчас хотелось бы продолжить повествование.

К происходящему вокруг нас мы относились, как к неизбежному злу, с которым приходится сталкиваться каждому. Только у каждого «неизбежное зло» — своё, а в нашем случае это чрезмерная «любовь» спецслужб. Не скажу, чтобы я был рад такой «любви», но и особенно не расстраивался по этому поводу. Это было связано не с самоуверенностью, что мне любое «море по колено», а с уверенностью в том, что при моей позиции, которую я не изменю ни при каких обстоятельствах, спецслужбам оставалось только одно при их менталитете — любыми способами уничтожить меня и Светлану. Так что охота на нас с целью уничтожения стала для нас, как это ни странно звучит, повседневностью. Конечно, если бы не мои системы блокировки и нейтрализации, меня убрали бы уже давно, ещё в СССР. Но мой опыт, наработанный во время противостояния внешним паразитам, которые также стремились меня уничтожить, оказался очень кстати и в противостоянии на чисто земном уровне. Только ещё раз хотелось бы прояснить ситуацию с моей защитой. Никакой «волшебной» защиты, которая сама меня защищает, у меня нет! Для того, чтобы моя защита действовала, мне нужно было каждый раз её создать для каждого конкретного случая. И только после того, как мне удавалось решить очередную задачу, связанную с очередной попыткой уничтожения меня или Светланы, я создавал очередную программу нейтрализации, с учётом всех возможных комбинаций из уже мне известных. Так что каждый раз в процессе этого присутствовала РЕАЛЬНАЯ СМЕРТЕЛЬНАЯ УГРОЗА! И всё зависело только от одного: успею я или не успею решить проблему до того, пока проблема «решит» меня? А для того, чтобы у меня был шанс выиграть очередную партию ценою в мою жизнь (а часто и не только), необходимо было абсолютное спокойствие и полная концентрация на решении возникшей проблемы. Любая, даже малюсенькая эмоция в этой ситуации становилась смертельно опасной, так как эмоции выбивают из концентрации, а значит, и лишают возможности решить задачу ценою в жизнь. Я об этом довольно-таки подробно писал ранее, когда описывал нейтрализацию ядов от иголок. В большинстве случаев ты располагаешь несколькими секундами, в редких случаях минутами, чтобы выжить. Так что в этом случае вполне уместна поговорка: «хочешь жить, умей вертеться»! Только «вертеться» всегда приходилось в таких случаях на лезвии бритвы между жизнью и смертью! Поэтому не могу сказать, что это всё было для меня, как само собой разумеющееся, отнюдь нет! И каждая такая новая попытка моего устранения была РЕАЛЬНОЙ, и у меня никогда не было иллюзии по поводу того, что произойдёт, если мне не удастся найти решение очередной смертоносной ситуации в кратчайшие сроки.

Это — так, информация к размышлению для тех, кто мне говорит или пишет в своих письмах о том, что мне легко быть храбрым, так как у меня есть защита, которая меня защищает от неприятностей и смертельной опасности, а у других такой защиты нет! Да, у других такой защиты нет, но моя защита создана мною и в реальных боевых условиях, когда меня, а потом и меня со Светланой, пытались взорвать, сжечь заживо, убить разными ядами и т.д. О том, что стоит за «и т.д.», я сообщу несколько позже, когда буду описывать, как наши «друзья» придумывали новые способы физического устранения меня и моей жены. Обычно такие аргументы приводили те, кто пытался оправдать своё бездействие и тихое «сопение в две дырочки».

Кроме попыток физического устранения «друзья» создавали и создают множество других проблем, да таких, что многие даже не представляют себе, что такое вообще возможно! Не говоря уже о том, сколько наглой лжи и откровенной подлости мне и Светлане делалось и делается до сих пор. Уже более двадцати лет я живу в постоянном состоянии борьбы и в постоянной готовности встретить очередную неведомую опасность, и не только! И делаю я всё это не ради того, чтобы заполучить власть, деньги или ещё что-нибудь другое, а потому, что для меня целью жизни стала борьба с социальными паразитами, потому что с детских лет я не принимал несправедливости. И это не просто красивые слова! И именно такая жизнь, когда практически каждый день приходится бороться, стала для меня нормой. И ещё раз подчеркну — борьба не за личное благополучие, а именно борьба с социальными паразитами РАДИ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ, особенно РАДИ БУДУЩЕГО ДЕТЕЙ, чтобы они выросли свободными, какими были наши предки, а НЕ ЖИЛИ в РАБСТВЕ, которое для них готовят социальные паразиты! Для кого-то это, может быть, и красивые слова, но для меня это правда, нравится это кому-нибудь или нет! Если бы я думал о своей личной выгоде — я давно имел бы всё, что пожелаю, ибо это мне неоднократно предлагали социальные паразиты, если я перейду на их сторону. Но всё по порядку…

В конце июня 1993 года у меня появилась возможность приобрести машину. Всё время просить Джорджа подвезти то в одно место, то в другое, было для меня всегда унизительно. И хотя он практически никогда не отказывал в этом, ситуация от этого не менялась. Из меня всегда был плохой проситель, особенно, если это касалось меня самого. Выпрашивать что-либо для себя самого мне всегда казалось самоунижением. Я всегда мог добиться желаемого, если это нужно было для других, тогда я с чистой совестью требовал справедливости, но… только не для себя. Видно, сказывались гены предков. Будучи студентом, я добивался в ректорате университета стипендий для других, но никогда бы не сделал этого для себя самого. И не потому, что я и так всегда получал повышенную стипендию, за исключением первого семестра первого курса, а потому, что у меня есть гордость! Гордость (не гордыня), ибо именно так я понимаю чувство собственного достоинства. Стоять с протянутой рукой — это не в моём характере. Так или иначе, у меня не было желания зависеть от Джорджа в чём-нибудь. Несмотря на то, что я вернул здоровье его семье и некоторым его родственникам, я не любил просить что-нибудь для себя. И вот, мне заплатили за мою работу приличные деньги, и мы со Светланой решили приобрести машину. Конечно, машина — это мужская игрушка, но, тем не менее, Светлана была полностью «за»! Вполне возможно, что она таким образом хотела сделать мне приятное, но… машина и в самом деле стала для нас предметом первой необходимости.

Моей первой машиной был серебристый «Мерседес-Бенц», и, конечно, я мечтал приобрести именно эту машину. Особенно сильно мне нравился класс SEL-седан. В 1992 году появились новые модели этого класса, и, когда на улице я видел проезжающую машину этого класса, мои глаза невольно провожали это чудо техники. Пропорции этой машины резонировали с моим внутренним ощущением гармонии. Поэтому душа лежала именно к этой машине, но её цена была свыше ста тысяч долларов, и это немного меня останавливало. Я подумывал о приобретении во второй раз подержанной машины, возрастом в полгода или год, что позволяло значительно сэкономить при покупке машины, так как купленная новая машина, как только покидала автосалон, теряла треть своей стоимости. Ещё мы обсуждали возможность приобретения нового «Лексуса» такого же класса. Так или иначе, в один июньский день я, Светлана и один наш хороший знакомый ещё по Москве отправились в автосалон «Мерседес» города Сан-Франциско. Я не планировал сразу покупать машину, хотел для начала просто посмотреть и потом принимать решение. Но ситуация сложилась так, что мы уже дальше никуда не пошли. Нам всем понравилась машина, и было решено всё-таки купить новую, а не бывшую в пользовании. Сложилось так, что в автосалоне Сан-Франциско не оказалось новой машины цвета серебристый металлик, который мне очень нравился. Продавец автосалона сообщил нам, что машина интересующего меня цвета есть в автосалоне Беверли Хилс (Beverly Hills), и она пока не продана, и что, если я хочу её получить, то должен принять решение сразу, и тогда её перегонят в Сан-Франциско. Мы переглянулись со Светланой, и я принял решение купить именно эту машину. Через нашего хорошего знакомого мы договорились о цене, и продавец сразу сообщил, что ниже 105 тысяч долларов он пойти не может, и мы ударили по рукам. К цене машины добавился ещё налог на продажу, который в Калифорнии составляет 8,5 % от общей суммы, я выписал свой чек на пять тысяч долларов и Донован Хендерсон (Donovan Henderson), именно так звали этого продавца автосалона, сообщил мне, что машину перегонят в течение двух-трёх дней, и когда машина будет в уже в автосалоне Сан-Франциско, он мне позвонит.

Он предупредил меня, что я должен подготовить банковский чек (Cashier Check) на оставшуюся сумму, и тогда я смогу уехать из автосалона на своём Мерседесе 500 SEL. Большинству жителей современной России совершенно неизвестно, что такое чек, персональная чековая книжка и, тем более, что такое банковский чек (Cashier Check). Банковский чек отличается от персонального. Дело в том, что на персональном чеке человек может написать любую сумму и дать его кому угодно. Конечно, если на его счёте в банке не окажется указанной на персональном чеке суммы, существует очень большая вероятность того, что после этого горе-«писатель» чеков окажется в тюрьме и останется там на тем больший срок, чем больше будет сумма, написанная в чеке. Банковский чек отличается тем, что его выдаёт сам банк, но для этого на твоём счёте в этом банке должна быть нужная сумма. Если на твоём счёте не будет хватать до нужной суммы даже десяти долларов, то банковский служащий никогда не выдаст на руки банковский чек. У меня на счёте было достаточно средств, и я купил в своём банке банковский чек на нужную сумму. Но и это ещё не всё! Мне нужно было ещё приобрести страховку на свою новую машину, ибо без неё мне бы даже не отдали уже купленную и полностью оплаченную машину. Страховка для меня на машину оказалась довольно-таки дорогой. Так как у меня не было стажа вождения машины в США, страховка на мою машину рассчитывалась, как для новичка-«чайника», и обошлась мне в десять тысяч долларов. Но, как говорится, любишь кататься — люби и саночки возить! Так что, собрав всё необходимое для того, чтобы покинуть автосалон на своей новой машине, и получив звонок от Донована Хендерсона о том, что моя машина прибыла из Лос-Анджелеса, мы со Светланой на машине Джорджа отправились в автосалон.

И вот… в моих руках ключи от новенькой машины! Наверно, любой мужчина поймёт, что я испытывал в этот момент! Для мужчины оружие, конь и железный конь всегда были чем-то особенным. Это сидит в нас на уровне генетики. И вот я впервые сел за руль своего нового автомобиля и выехал из автосалона. И хотя нам обошлось всё это в довольно-таки кругленькую сумму, особенно, когда ты впервые в своей жизни зарабатываешь эту самую кругленькую сумму, мы получили свободу перемещения. И это было более чем кстати, в силу того, что над нами поселился «замечательный сосед» — можно сказать, штаб-квартира ЦРУ, которым было очень интересно знать всё, что происходит во время работы. Вполне понятно, что «соседей» интересовало не то, как я работаю со своими пациентами, а та работа, о которой я уже писал ранее. И хотя прослушивающая аппаратура могла только записать звуковую речь, и то, лишь когда мне не удавалось блокировать несанкционированные записи, но, тем не менее, даже то, что у них получалось записать, было недопустимо по многим причинам. И хотя основная часть работы, которая происходила на ментальном уровне, оставалась для любителей подслушивать вне досягаемости и вне понимания, даже те небольшие крупицы информации, которые им всё-таки удавалось выудить, давали возможность для некоторых контрмер.

Перед тем, как продолжить, хотелось бы немного прояснить ситуацию по поводу моих блокировок записи. Я научился управлять своим воздействием на приборы ещё в студенческие времена, особенно на те приборы, которые были связаны с разного типа излучениями. Пока я не понял, в чём дело, практически все приёмо-передающие приборы, с которыми мне приходилось сталкиваться во время обучения в университете, в прямом и в переносном смысле этого слова, сходили с ума. Они показывали всё, что угодно, но только не то, что должны были показывать. В дальнейшем поняв, где в этом «собака зарыта», я научился управлять своим воздействием на такие приборы. И в случае необходимости, если кто-то записывал разговор со мной, а я не хотел, чтобы сказанное мною достигло тех «ушей», для которых сказанное не предназначалось, вместо разговора на записи оказывался только «белый шум». Очень часто мне приходилось и приходится говорить в присутствии людей, которые находятся на разных уровнях понимания и развития, и поэтому необходимо было найти выход из положения, чтобы каждый получил то, к чему готов и даже несколько больше, но не чересчур. Как это и ни странно, перебор новой информации для человека, даже очень важной и интересной для него, может послужить причиной её отторжения, так как чрезмерно большой объём новой информации НЕ может быть воспринят мозгом, и включается защитная реакция мозга — отторжение! И даже если объём новой информации и не достигает критического уровня, мозг человека и в этом случае улавливает ТОЛЬКО некоторую часть этой новой информации. А какую часть новой информации улавливает тот или иной конкретный человек, зависит от его уровня образования, способности мыслить самостоятельно, от наличия или отсутствия аналитического мышления и т.д.  Поэтому, если беседовать с каждым человеком в отдельности, то тогда просто не хватит времени даже на это. Вследствие всего сказанного выше, я даю новую информацию по максимуму для всех присутствующих, а каждый человек усваивает ту, к которой он готов, и при этом создаю такую программу приёма новой информации, чтобы не возникло передозировки. Так что передозировки опасны не только для наркоманов и алкоголиков, но и при получении человеком новой информации, иначе может «поехать крыша», если мозг не сможет отключиться от потока новой для него информации. А провокаторы или просто агенты при этом обычно мирно засыпают, и запись информации происходит только у тех, кому информация необходима для блага. Но… при всём при этом, я могу стереть или блокировать запись лишь на тех носителях, которые мне знакомы. Если применяется метод записи информации мне незнакомый, я его блокировать не могу. Для того чтобы это сделать, сначала я должен изучить незнакомый для меня принцип записи информации, и только после этого возможно или заблокировать или стереть запись. Другими словами — ничего само по себе не происходит. В силу вышесказанного, я всегда допускал и допускаю, что «слухачи» могут применять методы записи информации, мне неизвестные, и поэтому столь близкое, я бы сказал даже чрезмерно близкое соседство ЦРУ ни меня, ни Светлану не радовало.

Итак, приобретение автомобиля предоставило нам ещё и возможность убежать от пристального внимания «соседей» сверху. Теперь после окончания приёма пациентов в офисе мы садились в машину и… ехали, куда глаза глядят. Во время изучения окрестностей Сан-Франциско, мы останавливались в маленьких городках, останавливались на смотровых площадках, просто в красивых местах. И… во время поездок не только любовались красотами окрестностей, но и работали. Обмен телепатической информацией происходил во время движения, а в случае, когда работа требовала полной концентрации, мы останавливались в удобном и хорошо просматриваемом месте, и только тогда производилась работа. С какими только ситуациями не приходилось сталкиваться, какие только задачи не пришлось решать! И если ранее, если можно так сказать, основные интересы работы лежали за пределами нашей родной планеты, то в последнее время всё больше и больше действий было связано именно с нашей Мидгард-землёй. И что самое интересное во всём в этом, так это то, что работа, казалось бы, с чисто земными проблемами приводила к серьёзным изменениям в большом космосе и наоборот! Многих событий и явлений, с которыми нам пришлось столкнуться при этом, хватило бы для написания десятков романов, по сравнению с которыми блекнут практически все приключенческие и фантастические сюжеты в книгах, по крайней мере, в тех книгах, которые читал я сам. А книг я прочёл очень и очень много, хотя далеко не все! Но думаю, что читал или знаком с содержанием наиболее известных книг этих жанров. Чего только не приходилось делать при этом, как большого масштаба, так и маленького! Неоднократно приходилось вытаскивать друзей-соратников из разных ситуаций, в некоторых случаях приходилось даже проводить операции в самом прямом смысле этого слова. Однажды мы вышли на телепатическую связь с Незнакомцем и, как оказалось, вовремя. Он оказался серьёзно ранен, а ему нужно было быть в порядке как можно быстрее по целому ряду причин, да так, что никто даже не должен был знать о том, что он вообще был ранен. И вот он мне и заявляет, давай, мол, «ремонтируй» меня.

В нём сидело несколько пуль, и он истекал кровью. Для начала необходимо было избавить его от пуль. Я решил своим воздействием вытащить одну из них. Я никогда ничего подобного не делал, да ещё на расстоянии, и тем более, при посредстве телепатической связи. Я понимал, что вытаскивать пулю из тела живого человека без наркоза весьма болезненно, если не сказать более точно — чертовски больно! Поэтому, я создал для смягчения анестезийное воздействие, но… когда что-то делаешь в первый раз весьма сложно всё рассчитать правильно. Несмотря на то, что Незнакомец был в состоянии выдержать практически любую нагрузку, когда я всё-таки нашёл способ вытащить пулю из него, даже на таком расстоянии можно было почувствовать, как же всё это было больно, хотя он внешне не подал и вида. Когда же первая пуля была всё-таки с горем пополам извлечена мною из его тела, я для себя решил, что нужно найти другой способ извлечения второй пули. Пулю нужно было извлечь, но… механическое вытаскивание пули из тела, как показала практика, не лучший вариант. Тогда я решил попробовать расщепить пулю в теле, а не вытаскивать её. Мне удалось довольно-таки быстро подобрать нужные для этого потоки, и… ещё больше увеличив мощность своего воздействия, я стал расщеплять вторую пулю, застрявшую в теле Незнакомца. В определённый момент воздействия металл пули стал подвижным, наподобие ртути, хотя это и не было связано с расплавлением, и я, увеличив ещё больше мощность воздействия, добился того, что предмет, который ещё недавно был пулей, полностью дематериализовался.

Хочу сразу предупредить, что обычный человек НИКОГДА БЫ НЕ СМОГ ВЫДЕРЖАТЬ ТАКУЮ НАГРУЗКУ, НО НЕЗНАКОМЕЦ НЕ БЫЛ ОБЫЧНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ! Но это особый разговор… Каждый раз, когда я делал такие вещи, у меня всё время было такое чувство, что Незнакомец меня проверяет, проверяет на скорость принятия решений, на решительность и уверенность в том, что я делаю. В реальных жизненных ситуациях он изучал меня, изучал мою позицию, моё мировоззрение, мою убеждённость и то, на чём она базируется. И это ещё более усиливалось моим ощущением того, что, например, в случае с пулями в его теле он легко мог бы сам избавиться от них, но ему нужно было увидеть, как я буду решать подобную задачу, которая возникла передо мной весьма неожиданно. В принципе, почти каждый день моей жизни был испытанием, проверкой на «вшивость», особенно после того, как я осознанно стал идти по своему пути. Часто я даже не подозревал, что кто-то наблюдает за моими действиями, что часто, точнее, практически всегда, проблемы и задачи, появляющиеся на моём жизненном пути, были неслучайны, а кем-то организованы и организованы с двух сторон — Силами Света и Силами Тьмы. И если со стороны Светлых Сил шло незримое наблюдение за тем, что и как я делаю, то Тёмные Силы пытались активно подтолкнуть меня к тому, чтобы я действовал на их стороне, осознанно или нет — их это не волновало! Им было важно заполучить меня в свои руки, и для этого, они предлагали мне обычный дьявольский набор — деньги, власть, женщин, всё, что угодно, в обмен на службу им. Они даже не требовали от меня продать душу дьяволу, как это принято расписывать в мистических романах. Так как прекрасно понимали, что если я начну использовать свою силу в их интересах, в этом не будет никакой надобности. И создавали неоднократно в моей жизни (и продолжают создавать) серьёзные проблемы, и приходили в виде «Дедов Морозов» с мешком «подарков» — выбирай любой или всё вместе сразу, и все твои проблемы исчезнут НАВСЕГДА! И, несмотря на это, какие бы проблемы мне ни преподносила сама жизнь и ни организовывали сами Тёмные Силы, они не могли понять, почему я не принимаю столь «выгодные» для себя предложения, а выбираю проблемы? Они не могли понять одного: я не проблемы выбираю, а отрицаю и не принимаю путь социальных паразитов — Тёмных Сил. В их ограниченных и примитивных мозгах не могло уложиться понимание моего поведения. По их логике моё поведение было «нелогично», а их логика — это «логика раковой клетки», которая, разрастаясь в раковую опухоль, уничтожает и сам организм, на котором эта раковая опухоль паразитирует! Так и логика социальных паразитов полностью совпадает с «логикой раковой клетки», и так же, как и в случае с раковой опухолью, социальные паразиты даже не понимают, что с уничтожением социального организма они уничтожат и сами себя! И не понимают тех, кто не может оценить их «ценности»! Так и мои «покупатели», получив мой отказ на предложение поставить на моё усмотрение любое число нулей в предложенном мне контракте, никак не могли понять, так чего же мне нужно? И каких только версий не выдвигалось по этому поводу, но не буду опережать события…

Во время нашей работы приходилось довольно часто спасать наших от гибели, обеспечивать успех тех или иных операций, начиная от задач чисто военных и кончая задачами финансового плана. Шла активная оперативная работа, и чем больше мы работали, тем всё больше и больше активности проявляли американские спецслужбы, из которых ЦРУ была только одной из известных широкой публике спецслужб. Попали мы в чёрные списки и АНБ (Агентство Национальной Безопасности США), и в списки особо секретной службы с романтическим названием «Majestic» (Королевская), и в списки целого ряда служб, у которых есть только номера. Не обошлось и без особого интереса НАСА (NASA), особенно наиболее засекреченного отдела этой организации — инопланетного! И всем этим американским спецслужбам (и не только) мы успели «насолить выше крыши»! И машина в этом деле стала нашей передвижной оперативной базой. Фокусы с машиной, которые на мне успели опробовать советские спецслужбы, уже не работали, а попытки организовать аварию многими машинами я научился блокировать тоже и даже очень просто. Неожиданно для всех менял маршрут своего движения, и они за короткое время уже не успевали организовывать запасные варианты, а когда стали действовать более масштабно (а это во много раз увеличивало расходы на каждую такую операцию), я применял своё воздействие, и люди просто не выполняли приказы, забывали то, что они должны были сделать. Так или иначе, мы со Светланой оказались в несколько странном положении: Тёмные пытались любыми способами купить нас или уничтожить, в то время как Светлые наблюдали за тем, как мы со всем этим справимся! Кто-то может спросить: с чем связано такое отношение со стороны Светлых? А ответ весьма простой: для идущего по светлому пути НЕОБХОДИМО ПРОЙТИ ЧЕРЕЗ ВСЕ ПРЕПЯТСТВИЯ И ТРУДНОСТИ, СОБЛАЗНЫ И ИСКУШЕНИЯ. Только после этого можно с уверенностью сказать, что человек НЕ свернёт с выбранного пути, а это наиважнейшее условие для любого, идущего по Светлому пути. Тогда нам со Светланой все эти тесты «на вшивость» казались странными, но мы даже не могли себе представить, какие тяжёлые испытания нас ждут впереди!

А в то время мы совмещали приятное с полезным… на машине осваивали ближайшие окрестности Сан-Франциско и основательно «щекотали» нервы социальным паразитам. Со временем у нас появились наши любимые места, большинство которых находились не более чем в 50-75 км от Сан-Франциско. Одним из любимейших мест наших поездок стал мыс, выступающий довольно-таки далеко в Тихий океан, на который можно было попасть, если по трассе 101 направиться на север от Сан-Франциско, пересечь знаменитый «Золотой мост» (Golden Gate Bridge) и уйти под мост влево. Таким образом можно оказаться на мысе, выступающем в океан. Однажды Джордж показал нам это место, и теперь, уже на своей машине, мы могли поехать туда в любое время по своему желанию. Поднырнув под «Золотой мост», оказываешься на дороге, виляющей по склонам гор, с одной полосой для движения в каждом направлении. Потом дорога разделяется и уже превращается в довольно-таки узкую дорогу с односторонним движением по склону гор вдоль залива. Даже при всём желании, с ветерком по такой дороге не особо поедешь! Но при этом дорога необычайно живописна! Во многих местах она проходит по краю обрыва, под которым океанские волны разбиваются на миллиарды капель о прибрежные скалы, взбивая морскую пену. Когда едешь по этой дороге, слышишь приглушённый рык возмущённой воды! К сожалению, мне не часто удавалось любоваться этой красотой, так как внимание было сосредоточено по большей части на петляющей узкой дороге. Но в нескольких местах можно было остановиться и уже спокойно полюбоваться на прибрежные скалы, услышать дыхание океана и вдохнуть чистый, пахнущий морскими водорослями воздух.

Через десять-пятнадцать минут поездки на машине мы обычно останавливались на вершине мыса, как нос корабля, выступающего в океан. Скалы мыса были величественны и благородны, как и благородны светло-изумрудные волны океана, с гордостью налетающие на «нос» мыса-корабля. Особенно всё было красиво при заходе Солнца, когда лучи заходящего Светила создавали в мириадах капель океанской воды радугу, и порой казалось, что капли воды в лучах заходящего Солнца превращались в сверкающие брильянты, которые россыпью потом падали у основания скал. Эта картина нас со Светланой просто завораживала, и что самое интересное, каждый новый заход Солнца никогда не был похож на любой другой. Особенно интересно было наблюдать «опускающееся» в океан Солнце, когда на небе были лёгкие облака. В какие только цвета не окрашивало Солнце небо, облака и воду — даже трудно себе представить! И вот на эту смотровую площадку мы очень любили приезжать и наблюдать очередной заход Солнца и… при этом проводить нужную работу.

Находясь в свободном поиске, мы однажды натолкнулись на небольшой натуральный парк, спрятавшийся в долине, окружённой несколькими небольшими горами в окрестностях Сан-Франциско. В этой долине, окружённой горами и от океана, и от жара пустыни, возник уникальный растительный мир. Множество огромных эвкалиптов насыщали воздух своим ароматом, множество горных ручьёв сливались в чистую горную реку, берега которой были спрятаны среди огромных реликтовых папоротников. В этой долине удивительным образом смешались растения разных эпох и климатических поясов. Конечно, не всегда удавалось вырваться в эти места, но когда это всё-таки получалось, мы совмещали приятное с полезным. Когда же времени было не очень много, или оно появлялось уже вечером, то тогда мы ехали в так называемый парк «Золотого моста» (Golden Gate Park), который тоже доходит до самого океана и сам по себе уникальное явление… Вот таким вот «макаром» мы куролесили по всем окрестностям Сан-Франциско и уж точно не обеспечивали лёгкой жизни спецслужбам. Так что машина стала не только средством перемещения, но и своеобразным штабом на колёсах, в котором мы очень много работали и основательно этим самым «насолили» социальным паразитам.

В конце августа как-то спонтанно возникла идея отправиться на Гавайи (Hawaiian Islands). Гавайи «добровольно» стали пятидесятым штатом США, и туда не надо было ни виз, ни разрешения властей. Нужно было только забронировать гостиницу и купить авиабилеты. В силу того, что мы ещё не очень хорошо владели английским, а точнее, не чувствовали в себе уверенности, мы попросили Джорджа слетать вместе с нами. Такое решение имело и ещё один положительный момент, который мы оценили уже на месте. По нашей просьбе Джордж забронировал гостиницу для всех нас и авиабилеты. Как-то так получилось, что мы решили посетить остров Мауи (Maui), природа которого считалась самой богатой на Гавайских островах. Одной из причин, повлиявшей на выбор именно этого острова, было и то, что только на Мауи можно было найти в это время линию побережья с минимальными волнами. И вот в последних числах августа мы вчетвером — Светлана, я, Роберт и Джордж — уже летим над Тихим океаном на запад от Калифорнии. Полёт продолжался около шести часов, после чего мы приземлились в аэропорту столицы Гавайских островов — Гонолулу. Но на этом наше путешествие не закончилось, мы пересели на самолёт местной авиалинии и полетели на остров Мауи. Ещё где-то час полёта, и вот мы уже почти на месте! Выходящих из самолёта гавайцы встречали в своих национальных нарядах и каждому надевали ожерелье из цветов живых орхидей. Конечно, гавайцы в своих нарядах, ожерелья из орхидей — всё это было частью большого туристического шоу, но, тем не менее, всё это было, по крайней мере для нас со Светланой, весьма необычно, хотя, уверен, что не только для нас, но и для большинства американцев, для которых Гавайские острова стали основной базой отдыха.

Ожерелья из живых цветов были собраны из самых разных видов орхидей, многие из которых мы со Светланой видели впервые, а запах… запах от всех этих цветков стоял такой необычный, все как будто погружались в огромное облако из запахов разных орхидей, и это было неповторимо. Джордж получил ключи от арендованной машины, мы все погрузили свои вещи в неё и погрузились сами. В то время у меня ещё не было кредитной карты, а без неё получить машину в аренду было практически нереально, так что присутствие Джорджа имело ещё и в этом большой плюс, ведь без машины осмотреть остров было практически невозможно, особенно за столь короткий срок. Благо ещё и то, что удалось получить в аренду машину достаточно большую для того, чтобы я смог в неё помещаться без особых проблем, учитывая мой двухметровый рост. И вот мы уже едем в машине, крутя по сторонам головами, а где-то через полчаса мы уже вселялись в свой номер гостиницы. Номер имел при себе ещё и довольно удобную кухню, что было очень кстати. Когда мы бросили свои вещи в гостинице, уже начинало темнеть. Тем не менее, мы все кинулись освежиться в океане. Вода действительно оказалось очень тёплой, но… освежиться в океанской воде не получилось. Нас сначала удивил тот факт, что никто не купается. Причина этому стала мне сразу понятна, как только я сам сунулся в воду. Проблема пустоты побережья не была связана с акулами, хотя периодически и случались нападения этих хищников на человека. Причиной пустоты пляжа в вечернее и ночное время оказался коралловый риф! Да, да, именно коралловый риф! Всё дело в том, что вечером, а тем более, ночью в воде ничего не видно. Моя попытка искупаться закончилась неудачей, так как двигаться ночью в воде при наличии коралла в принципе невозможно без того, чтобы не пораниться, или даже сломать себе руку или ногу. Я ничего себе не сломал, но в нескольких местах поранился о кораллы. В темноте каждый шаг в коралловом рифе — шаг в неизвестное! Ты можешь провалиться одной ногой в довольно-таки глубокую яму или удариться об острые выступы коралла. Данное обстоятельство несколько расстроило меня и всех остальных, и нам ничего не оставалось, как вернуться «не солоно хлебавши», точнее — не искупавшись!

Наутро следующего дня, вооружившись опытом предыдущего вечера, мы все сначала отправились в спортивный магазин, в котором загрузились специальной обувью, перчатками, ластами и масками, и уже во всеоружии отправились на пляж отеля. На этот раз, при солнечном свете и при такой аммуниции всё прошло замечательно! Я впервые видел живой коралл и его обитателей, так что, как только находил свободную воду среди коралловых зарослей, с крайним любопытством наблюдал за жизнью этого удивительного организма-мегаполиса и его «квартирантами»! Кроме разноцветных обитателей коралловых рифов, мне удалось наблюдать и небольшую морскую черепаху, которая не захотела позировать для моего фотоаппарата и быстро удалилась из моего поля зрения. Для пробы я купил несколько одноразовых фотоаппаратов для съёмки под водой, которые совсем не оправдали надежд. Позже, когда я проявил уже в Сан-Франциско плёнки, ничего кроме размытых силуэтов людей, не говоря уже о рыбках, на них разглядеть не удалось. Но тогда я ещё не догадывался о «качестве» одноразовых фотокамер и с вдохновением «щёлкал» обитателей коралловых рифов. Я не находился в воде долгое время, не желая превратиться в «варёного рака», со всеми вытекающими из этого последствиями, зато Светлана часами лежала на солнцепёке, обретая океанский загар, и несколько дней её невозможно было загнать в воду, чтобы полюбоваться красочными обитателями тамошних вод.

Только за два-три дня до отъезда она, устав от моих уговоров хоть одним глазом, хоть на одну секундочку взглянуть на жизнь коралловых обитателей, решила всё-таки надеть маску и ласты и окунуться с головой, в прямом и переносном смысле этого слова, в жизнь морских обитателей. И… минута, на которую она согласилась, поддавшись на мои уговоры, растянулась на несколько часов! Её уже невозможно было выгнать из воды и пришлось, чуть ли не силой, вытаскивать её из коралловых джунглей. И все оставшиеся дни её было уже не вытащить из воды, так же, как до этого нельзя было её туда затащить! Она даже совсем забыла о своём загаре…  Кроме посещения кораллового рифа, в один из дней мы отправились на самый большой потухший вулкан Гавайских островов — вулкан Халеакала (Haleakala). Вокруг вулкана создан национальный парк (Haleakala National Park) площадью в 118 кв. км, большая часть которого — дикая, нетронутая природа. И вот мы в машине едем к потухшему вулкану острова! От нашей гостиницы ехать пришлось более двух часов, сначала вдоль побережья океана, потом через джунгли, окружающие сам вулкан. Гавайские острова — не только основной центр массового туризма для граждан США, но на них выращивают и тропические фрукты и овощи. По дороге к вулкану мы миновали огромные плантации растущих прямо из земли… ананасов, да, да, именно ананасов! Я знал, что бананы — разновидность древовидных трав, но я не мог предположить, что ананасы растут прямо из земли, как привычная для нас капуста! Так что для меня было открытием, что ананасы относятся тоже к травянистым растениям с колючим стеблем и листьями, в центре розетки которых зреет плод ананаса. Для нас, никогда не видевших, как растут ананасы, огромные плантации последних были чем-то удивительным, наверно, примерно так же удивились бы жители экватора, впервые увидев землю, покрытую снегом или падающие с неба снежинки. Но, как говорится, каждому своё, кого-то удивляют растущие из земли ананасы, а кого-то падающие с неба холодные снежинки. С несколькими недолгими остановками мы добрались до пределов национального парка. На въезде в парк работница парка, принявшая плату за билеты, узнав, что мы хотим подняться на вершину вулкана, сообщила нам, что вершина вулкана в сплошной облачности, что там идёт дождь, и что она не рекомендует нам туда ехать, и пригласила приехать в другой раз. Но у нас не было времени для другого раза, и поэтому все дружно повернули головы в мою сторону и, поблагодарив за предупреждение, решили двинуться дальше, возложив ответственность за солнечную погоду на вершине на меня, даже не спрашивая меня об этом!

В воздухе буквально «висел» вопрос: ну что тебе стоит разогнать какие-то «паршивые» облака? Причём такой настрой был не только у Светланы, но и у Джорджа, который уже был свидетелем некоторых моих дел. Дорога к вершине была довольно-таки узкая и извилистая, Джордж вёл машину на довольно-таки большой скорости, да такой, что Светлану вскоре сильно укачало. В данной ситуации мне не оставалось ничего другого, как разгонять эти самые облака. Когда мы по дороге достигли вершины, всё было буквально залито Солнцем, а облака разбежались во все стороны, видно, испугавшись моего «грозного» вида. Так или иначе, свободная от облаков гора была удивительной. Вся вершина вулкана была усыпана мелкими пористыми красновато-коричневыми камушками, чем-то напоминающими пемзу. Вершина была практически стерильна, мы не обнаружили на ней никаких следов жизни, за исключением нескольких маленьких кустиков какого-то растения. Создавалось реальное ощущение того, что ты находишься на Мидгард-земле ещё до того, как её покорили первые растения. Налюбовавшись видами вершины вулкана, который возвышался над плывущими ниже облаками, и сделав несколько фотографий, мы отправились в обратный путь. Ощущение первозданности природы усиливалось ещё и тем, что на вершине вулкана, кроме нас, никого не было. Видно, никто другой не решился ехать дальше к вершине после столь неутешительного сообщения о шапке облаков, полностью закрывшей вершину. Так что нам и с этим повезло, так как толпы гуляющих по вершине вулкана туристов испортили бы нам впечатление о девственности и стерильности природы вулкана…

В один из дней я увидел объявление о подводной экскурсии с аквалангом. Я никогда не нырял с аквалангом, поэтому у меня возникло огромное желание погрузиться, в прямом и переносном смысле этого слова, в подводный мир. Сначала меня поддержали Джордж и Роберт, но когда утром следующего дня нужно было пройти подготовительное занятие с аквалангом в бассейне, со мной отправился только Джордж. После непродолжительных занятий с аквалангом в бассейне группу энтузиастов-туристов старший нашей группы вывел к берегу океана, где все облачились в «доспехи» для подводного плавания и вошли в воды океана дружною цепочкой. Конечно, даже в «доспехах» мы не выглядели, как тридцать три богатыря и дядька Черномор, хотя бы потому, что мы погружались в пучину морскую, точнее — океанскую, а они из оной выходили, но это уже детали. Вода вблизи берега была не очень прозрачной, волны, ударяясь о коралл, поднимали со дна и песок, и другие мини-включения, но… как только над головой сомкнулись воды океана, по крайней мере, я почувствовал, что очутился в другом мире! Время практически остановилось, необычайная тишина и… так и потянуло написать «…и мёртвые с косами стоят…», конечно, нам «не повезло», что «мёртвые с косами» нам не попадались. Зато попадалось великое множество разноцветных обитателей кораллового рифа, в основном, рыб, хотя «на крутом вираже» на нас вылетела довольно большая морская черепаха, которая, увидев таких «обитателей» океана, немного растерялась, но быстро справилась с этой растерянностью и понеслась дальше по своим неотложным делам, к моему великому сожалению. К сожалению, мне не пришлось долго любоваться подводной жизнью, так как воздух в моём баллоне странным образом очень быстро исчезал. Всё-таки, лёгкие горца (я ведь родился в городе Кисловодске, в предгорьях Кавказского хребта) вмещают много воздуха, так что не прошло и получаса — я уже покидал изумительный подводный мир, так как, при всём своём желании, дышать под водой за эти полчаса так и не научился, как говорится, не вышел талантом или чем-то другим! Так или иначе, я в гордом одиночестве вышел из вод океана на берег и стал ждать возвращения остальных, которые появились где-то через полчаса. Но этот досадный факт был для меня компенсирован тем, что при погружении на глубину десяти метров у меня основательно прочистило давлением лобные и носовые пазухи, да так, что после этого они уже никогда не забивались. Я не буду в деталях описывать столь «знаменательное» для меня событие, могу лишь сообщить о том, что мне пришлось промывать свою маску и освоить под водой продувание этой маски воздухом…

В один из дней этой недели мы как-то зашли в одну из художественных галерей, и все были потрясены картинами одного из гавайских художников-маринистов, который писал, в основном, именно подводный мир. Конечно, можно было приобрести только авторские копии, что мы и сделали. Несколько картин вместе с рамами должны были недели через две доплыть до Сан-Франциско. Но и это ещё не всё, в предпоследний день нашего пребывания на острове Мауи мы «случайно» наткнулись на местный птичий рынок, представленный исключительно попугаями разных видов. Все попугаи сразу шли к нам на руки, и… конечно, мы не смогли устоять перед этим и покинули птичий рынок с несколькими попугаями в руках. Конечно, все они были в небольших клетках, особенно по-королевски смотрелся розовый какаду. Так что на следующий день мы отправились в аэропорт ещё и с несколькими клетками в руках, вдобавок к своему багажу. Полёт обратно происходил весьма обыденно, без каких-либо проблем мы прилетели в Сан-Франциско, и довольно скоро мы вместе с попугаями оказались в своей квартире. После того, как мы распаковались, первое, что я сделал, так это прослушал сообщения на своём автоответчике. Какого же было моё удивление, когда я обнаружил, что большинство сообщений было от Джона Мак-Менеса (John McMannus). Суть этих посланий была одна — срочно созвониться с ним! К счастью, Джордж ещё не уехал, он позвонил Джону, и вот, что выяснилось…

Несколько сейсмологов сообщили в центр новостей CNN в Сан-Франциско и района залива, директором которого тогда был Джон, что 9-11 сентября 1993 года ожидается мощное землетрясение силой 9-12 баллов по шкале Рихтера, что такие землетрясения бывают раз в ЧЕТЫРЕСТА ЛЕТ, и что сейсмографы показывают небывалый рост напряжения коры, и они боятся, что подобное землетрясение станет последним в истории Калифорнии. Джон Мак-Менес слышал и от меня, и от Джорджа рассказ о том, что случилось весной 1992 года, когда я блокировал землетрясение в районе Сан-Франциско. Тогда ещё не было «научных» публикаций по теме Сан-Франциского феномена весны 1992 года, когда произошли землетрясения в Лос-Анджелесе и Юрико (Yreka), южнее и северней Сан-Франциско, а в самом Сан-Франциско была тишь да благодать, и совершенно не трясло! Это событие пополнило список «загадок» природы, к некоторым из которых я имел то или иное отношение. Но об этом феномене в геолого-сейсмологической прессе ещё не писали, и поэтому Джон Мак-Менес слышал об этом только от меня и не считал эту информацию достаточно объективной. Так же, как и события, которые должны были произойти в конце апреля, начале мая 1993 года, о которых я ему тоже рассказывал. А события эти были связаны с ожидаемыми сильными землетрясениями именно в апреле-мае 1993 года.

В США Мишель Нострадамус весьма широко известен, и существует множество трактовок его катренов. В одной известной книге, посвящённой Мишелю Нострадамусу, приводилась «самая точная» расшифровка его катренов, согласно которой в конце апреля, начале мая 1993 года вся Калифорния (да и не только) должна была опуститься в пучину океана. В этой книге даже вычертили точные очертания североамериканского континента после этой катастрофы. И к этому всему в периодически выпускаемой газете тоже Мишеля, но уже американского провидца, Гордона-Майкла Скаллиона (Gordon-Michael Scallion), сообщалось примерно то же самое о катастрофическом землетрясении. Конечно, можно было бы не обращать внимания на этого предсказателя, если бы не одно маленькое «но» — у него точность прогнозов землетрясений была очень высокой — ВОСЕМЬДЕСЯТ СЕМЬ ПРОЦЕНТОВ! Одни мои знакомые сообщили мне, что они в своей поездке встретятся с этим человеком, и я попросил их об одном одолжении. Я попросил этих людей передать ему моё предложение. Мы вместе даём интервью, в котором он в очередной раз сообщает о том, что он видел планетарную катастрофу, которая обрушится на мир в конце апреля, начале мая 1993 года, а я даю свой прогноз — я берусь остановить эти катастрофические землетрясения силой своей мысли! В данном случае у него было прекрасное положение, если он прав (как и Мишель Нострадамус) и катастрофические землетрясения произойдут, он «на коне»! Если они НЕ произойдут, он может сослаться на моё предложение и сохранит своё лицо, и таким образом он и в этом случае «на коне»! Единственный, кто в этой ситуации выступал мишенью для публичного бития, так это был я!

Если люди ещё более менее способны принять тот факт, что кто-то может предсказать события будущего (чему уже было немало примеров, как из далёкого прошлого, так и не очень), то заявление человека о том, что он силой своей мысли может остановить катастрофическое землетрясение, лежало не просто за гранью понимания подавляющего большинства людей, а лежало даже вне пределов этого самого понимания вообще! Так что я прекрасно понимал, на что шёл, предлагая дать подобное совместное интервью. Но мне не привыкать, я уже проходил через нечто подобное ещё в 1989 году, когда сообщил на пресс-конференции, организованной Фондом Народной Медицины для советских журналистов 29 марта 1989 года, о возможности восстановить озоновый слой Мидгард-земли. Любопытна была реакция этого Гордона-Майкла Скаллиона на моё предложение — он передал этим людям, что он видел то, что видел, и даже не собирается обсуждать, что это всё можно остановить, да ещё силой мысли какого-то там русского! Слепая вера в свои собственные способности превратила его в самого закоренелого скептика! Вообще, мне часто приходилось наблюдать, как люди, наделённые от природы теми или иными необычными способностями, становились абсолютно слепыми. Они считали, если они что-то увидели или услышали, то это уже истина в последней инстанции! Но, как говорится, на нет и суда нет! Не захотел, ну и что, это, в конечном счёте, его право быть слепым в своём невежестве. Мне передали его ответ, и он меня не сильно расстроил. Я уже был готов к чему-то подобному, исходя из своего собственного опыта. Так или иначе, я на всякий случай блокировал возможность землетрясений в конце апреля, начале мая 1993 года, и ничего не произошло! Я не могу сказать, что я чувствовал и видел, как внутри земной коры растёт напряжение и вот-вот, произойдёт нечто страшное, я просто блокировал на всякий случай, лучше перестраховаться лишний раз, хуже от этого не будет.

Когда ничего не произошло, поклонники Мишеля Нострадамуса скромно промолчали по поводу «точной» расшифровки его катренов. Всегда можно сослаться на ошибочный подход или неправильную трактовку глубоко спрятанного смысла, а вот Гордон-Майкл Скаллион в своём майском ежемесячнике обещал, как пионер перед собранием своих товарищей, что он исправится, и… всё о чём он писал, обязательно произойдёт в… мае, в… июне, в… июле и т.д. С этого времени ни одно его предсказание землетрясений не исполнилось, и с точности в 87% он опустился до точности в 0%! Так, по крайней мере, продолжалось до тех пор, пока я жил в Калифорнии, до августа 2006 года. Мне даже немного жаль этого человека, ведь у него действительно был дар видеть возможные грядущие события, но у него не было дара изменять будущее, влияя на настоящее. Так же, как у него не было дара увидеть, что блокировка землетрясения возможна, несмотря на то, какой невероятной ни казалась бы даже мысль о возможности подобного! Так что ничего катастрофического не произошло в конце апреля, начале мая 1993 года, видно, расшифровщики катренов Мишеля Нострадамуса что-то перепутали, так как в конце августа, начале сентября 1993 года напряжение в коре по калифорнийскому разлому стало резко возрастать. И именно об этом и сообщил мне Джон Мак-Менес. Правда, такие сдвижки коры происходили каждые четыреста лет, но в сентябре 1993 году землетрясение действительно обещало быть катастрофическим. Так что, даже если Мишель Нострадамус указал точно год, когда произойдёт такое землетрясение, это говорит уже о многом. В силу того, что при последнем землетрясении такого профиля четыреста лет назад Калифорния не откололась от материка (так же, как и раньше), ожидаемое землетрясение в сентябре 1993 года должно было быть чем-то уникальным по своей разрушительной силе. Так что Мишель Нострадамус действительно оказался весьма точным. Ошибка его или его интерпретаторов на несколько месяцев в таком случае не выглядит такой уж серьёзной, чего нельзя было сказать о Гордоне-Майкле Скаллионе, современнике описываемых событий. Интересно и то, что и Мишель Нострадамус тоже не увидел, что возможно вмешательство, в результате которого ничего не произойдёт! Это только на первый взгляд кажется абсурдным, но если не спешить с выводами, а немного подумать, всё встаёт на свои места! Ведь до тех пор, пока действие не будет произведено, никаких изменений никто и никогда не увидит! Если река течёт из пункта А в пункт В, до тех пор пока не будет изменено русло этой реки, её воды всегда достигнут пункта В!..

 Так вот, Джон Мак-Менес во время нашей беседы сказал мне, что в данном случае есть неопровержимые научные данные от учёных-сейсмологов о небывалом напряжении коры земли вдоль разлома, а не предсказания провидцев, и что если я действительно могу с этим что-нибудь сделать, он будет мне очень признателен. Любопытен и тот факт, что в прессе не появилось ни одного слова о том, что ожидается землетрясение с сильной подвижкой земной коры, хотя и руководители средств массовой информации США, да и не только они, прекрасно были осведомлены об этом. Власти США (как и все остальные) раздувают шумиху в средствах массовой информации только тогда, когда это им выгодно, а этот случай явно не входил в эту категорию. Не обошлось в этой ситуации без казуса. Я попросил Джорджа Орбеляна связаться с сейсмологом Давидом Фарнсвортом (David Farnsworth), поставляющим информацию в агентство CNN о сейсмологической активности, и попросить у него эти данные. Он взял телефон у Джона Мак-Менеса и позвонил сейсмологу. Для меня было важно получить реальные данные по сейсмологической активности на руки, чтобы наиболее полно восстановить динамику процесса. Джордж без труда договорился с этим человеком о получении этих данных, и, когда сейсмолог поинтересовался у него, зачем ему нужны эти данные, Джордж, не долго думая, ответил ему, что, мол, эти данные нужны его другу, который будет останавливать землетрясение… После некоторого молчания в трубке сейсмолог спросил у Джорджа о том, а что будет, если Ваш друг говорит, что он остановит землетрясение, а оно всё-таки произойдёт? Его, видно, очень сильно беспокоило моё психическое состояние в этом случае. На что Джордж ему ответил совершенно спокойно: не волнуйтесь, всё будет в порядке! Вообще-то, вопрос сейсмолога, хотя и понятен, но… абсурден по своей сути. Если бы мне не удалось нейтрализовать это катастрофическое землетрясение, то ни его, ни моё психическое состояние уже никого не интересовало бы, хотя бы потому, что маловероятно, чтобы кто-нибудь выжил после такой катастрофы! А те, кто не погиб бы сразу, погибли бы от гигантских волн и погружения Калифорнии на океанское дно. Правда, мне было бы очень интересно узнать о его психическом состоянии после того, как ничего НЕ ПРОИЗОШЛО!

Я, конечно, не думал, что Джордж такое выдаст, но что сделано, то сделано! Самое удивительное в этом то, что этот сейсмолог все свои данные предоставил, скорей всего, из любопытства. Джордж не совсем понял суть его вопроса, сейсмолог, находясь в шоке от подобного заявления, просто предположил первое, что пришло на ум в такой ситуации: а «все ли дома» у Вашего друга или нет? Можно объявить себя Наполеоном, Александром Великим и т.д., и такому человеку практически невозможно доказать, что это не так! А в ситуации, когда человек (в данном случае я) заявляет о том, что он остановит катастрофическое землетрясение, которое уже практически созрело на стыке платформ, наполеоновский синдром не защитит! В данном случае речь идёт о Тихоокеанской, Северо-Американской плитах и плите Хуана де Фука. Напряжение на стыке этих плит росло, и ожидалось, что не позднее 11 сентября 1993 года произойдёт предполагаемое катастрофическое землетрясение. Напряжение росло день ото дня, но я не стал дожидаться предполагаемого дня события, и в четверг вечером, 9 сентября, была произведена работа. Я взял географический атлас, и работа началась… Для желающих, готовых поскорее покрутить пальцем у виска, могу сразу сообщить, что я работал не с атласом, а из атласа я получил представление о расположении плит, их размерах и формах. В силу того, что географический атлас был создан на основе спутниковых фотографий, мне удалось очень точно воссоздать голограмму этих платформ, по образу и подобию я соединил реальные тектонические платформы с их маленькими голограммами, и… мы со Светланой приступили к работе.

Вся прелесть работы с голограммой в том, что при ничтожных размерах физического тела человека невозможно охватить масштабы размером больше или, точнее, дальше горизонта, и то, если этот зрительный горизонт не кончается за вершинами ближайшего леса или холмов. Именно благодаря возможностям техники двадцатого века стала возможна моя работа. Спутниковые фотографии превратили невероятные для охвата взором человека пространства в удобные для работы инструменты, по крайней мере, для меня. Как только созданные голограммы были подключены к реальным тектоническим платформам, и была поставлена задача выделить места напряжения коры, всё было готово к той самой работе, которая для большинства людей кажется невероятной или бредом сумасшедшего. Я раньше уже писал, что напряжение коры возникает из-за того, что температура поверхности магмы различная, что приводит к тому, что в разных местах эта самая магма по-разному реагирует на пронизывающие потоки Тёмной материи, как её называют современные физики, или потоки первичных материй, как называю их я. Особенно сильные перепады напряжений возникают именно на разломах платформ, что понятно, даже исходя из привычной всем логики. А вот дальше происходит то, что обычной логике совершенно непонятно! Управляя потоками первичных материй или Тёмной материи, через голограмму я убирал возникшее напряжение коры, и по мере этой работы зоны напряжения исчезали, и… ни 10, ни 11, ни 12 и т.д. никакого землетрясения НЕ ПРОИЗОШЛО. Магма «просто» отхлынула от стыка тектонических платформ, и… критическое напряжение коры исчезло. Причём падение напряжения коры вдоль калифорнийского разлома произошло довольно-таки быстро — уже утром, в пятницу, 10 сентября 1993 года сейсмоактивность была в пределах нормы. При этом гашение напряжения коры вдоль разлома сопровождалось многими мини-землетрясениями, совершенно безобидными для всех и вся. Это и зарегистрировали сейсмологические приборы.

Самое любопытное во всём этом то, что сейсмолог Давид Фарнсворт (David Farnsworth) после этого случая никогда больше не позвонил Джорджу Орбеляну. Его «почему-то» не стало больше беспокоить моё психическое состояние, скорей всего потому, что ему, в связи с указанными событиями, пришлось заняться своим собственным психическим состоянием после того, как катастрофическое землетрясение, которое должно было произойти на все сто процентов, НЕ произошло! Вообще-то забавно получается: человек абсолютно уверен в том, что он совершенно прав, и столь уверен в этом, что, когда ожидаемое не произошло, у человека не хватает честности сказать, что он был не прав! Или это его так потрясает, что сознание не выдерживает и действительно приходится заняться своим психическим состоянием. Но самое любопытное во всём этом то, что и экстрасенс-провидец Гордон-Майкл Скаллион (Gordon-Michael Scallion) с одной стороны, и ортодоксальный учёный-сейсмолог Давид Фарнсворт (David Farnsworth) РЕАГИРОВАЛИ ОДИНАКОВО на мои предложения о сотрудничестве, оба были СЛЕПЫ и слепы абсолютно! Один слеп в результате своей слепой веры в то, что он видит абсолютную истину. А второй слеп вследствие своей слепой веры в показания приборов и веры в ничтожество человека! Но если в первом случае дело, в принципе, безнадёжное, так как человек верит в то, что видит, и видит он вне материальной формы, то во втором случае, казалось бы, должно быть проще! Одни и те же приборы показывали быстрое и мощное нарастание напряжения по разлому, и… те же самые приборы показали, как это же самое напряжение коры исчезло! И до, и после — реальные, объективные показания приборов! Проблема лишь в том, что оба эти человека не хотели принять тот факт, что кто-то, простой человек, без какой-либо техники и других «костылей», только силой своей мысли может изменить то, что в принципе невозможно сделать с самой совершенной техникой, и не только той, что существует на нашей Мидгард-земле. И при этом не напрягаются мышцы на теле, ибо никакие мышцы не в состоянии выдержать даже мельчайшей частички подобной нагрузки, если подходить к решению вопроса вульгарно-материалистически, а есть только несколько минут огромной нагрузки на мозг и глубочайшая концентрация, и ещё раз концентрация.

Конечно, без необходимой подготовки и опыта подобная нагрузка может уничтожить, но… попытка — не пытка! В случае неудачи пострадал бы только я сам, да и не было у меня возможности сравнить делаемое с опытом других! Так что всегда кто-то должен сделать этот первый шаг в неизведанное, «пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что»! Только если ты решаешься сделать этот шаг в неизвестность, то только тогда… узнаёшь, «куда надо пойти и что принести»! Архимед когда-то сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Мир»! Точку «опоры» искать необходимо, и если повезёт её найти, то тогда невозможное становится возможным. Только вот Мир переворачивать незачем, он уже и так перевёрнут вверх ногами… Так получилось, что мне удалось найти несколько принципиально важных «точек опоры» мироздания, и получилось это скорей всего потому, что я никогда не создавал своему собственному сознанию ловушки-лабиринты, войдя в которые уже невозможно выйти наружу. Человек чем-то напоминает мне джинна в бутылке, лампе и т.д. В бутылке он беспомощен, но… стоит кому-то выпустить его наружу, и он становится… всемогущим! Но при всём своём всемогуществе, джин всё равно остаётся рабом бутылки, лампы! Поэтому при своём движении вперёд человек должен не только освободить себя ИЗ «ЛАМПЫ», но освободить себя и ОТ «ЛАМПЫ»! И освободиться «от лампы» оказывается, сложнее всего! А на самом деле рабами своих «ламп» являются не только вульгарные материалисты разных мастей и представлений, но и те, кто считает, что они «живут» и творят в «духовном» мире. И хотя они друг друга не признают и воюют друг другом уже не одно столетие, и те, и другие являются рабами своих «ламп», только «лампы» у них разные, но суть от этого НЕ МЕНЯЕТСЯ! И те, и другие, несмотря на, казалось бы, противоположные позиции, рабы своих «ламп» заблуждений и ложных представлений. И неважно, что одни заблуждения основываются на показаниях приборов, а другие — на тех или иных психических явлениях! И те, и другие упираются «лбами» в одну и ту же глухую стену, только с разных сторон…

После того, как мне удалось нейтрализовать ожидаемое катастрофическое землетрясение в первой половине 1993 года, Джон Мак-Менес уже перестал быть скептиком по поводу моих возможностей по части землетрясений и ДАЖЕ поблагодарил меня за спасение и его, и всех остальных. Стало на одного скептика меньше, и что? Что изменилось? Да ничего, потому что он не первый и не последний, кто получил доказательства возможности того, что подавляющее большинство считает невозможным. При этом одних мучают свои собственные амбиции и иллюзии, с которыми им не хочется расставаться. Других мучает страх оттого, что если они сообщат правдивую информацию о таком невероятном событии, то они могут потерять свою работу и т.д., и сразу забывают о том, что, если бы не мои действия, они бы уже потеряли всё это вместе со своей жизнью в придачу! Третьи боятся, что подобная информация может лишить их власти, которая стала для них смыслом жизни. Четвёртые боятся, что, имея такие возможности, я захочу подчинить себе весь Мир! Короче, каждый проецирует свои собственные страхи или тайные желания, или мысли. Так или иначе, каждый думает и оценивает случившееся в меру своей испорченности…

Когда я работал с нейтрализацией напряжения земной коры вдоль разлома, ради интереса я записывал на компьютер энцефалограмму своего мозга. Незадолго до этого я приобрёл соответствующий прибор, позволяющий записывать энцефалограмму головного мозга сразу на жёсткий диск компьютера. В то время это была пионерская японская разработка в этой области, которая позволяла видеть в цвете, в реальном времени, трёхмерное изображение активности разных участков коры головного мозга. Энцефалограмма мозга показывала ТОЛЬКО ПЕРЕХОД МОЗГА В ПРИНЦИПИАЛЬНО ДРУГОЕ КАЧЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ АКТИВНОСТИ, НО… ЭТИМ ВОЗМОЖНОСТИ ЭТОГО ПРИБОРА И ОГРАНИЧИВАЛИСЬ. Другими словами, энцефалограф регистрировал только первую фазу перехода мозга из обычного состояния в рабочее, и всё. Это в очередной раз доказывает, что основная работа мозга человека происходит не на уровне физических нейронов, а на других материальных уровнях того же мозга, которые современные приборы ещё не могут регистрировать. И чем на более высоком уровне нейронов мозга происходит работа, тем меньше можно увидеть на уровне физически плотных нейронов. И вне зависимости от того, сколько и какие уровни нейронов задействованы при той или иной работе, на физическом уровне наблюдается только явление переключения мозга из обычного состояния в рабочее. Но даже этот факт любопытен сам по себе. Тем не менее, с помощью энцефалограммы мозга мне всё-таки удалось зарегистрировать некоторые интересные явления. Например, было интересно узнать, что происходит с человеком при выходе сущности из физического тела. Для этого снималась энцефалограмма мозга Светланы в реальном времени. Сначала энцефалограмма мозга показывала нормальное состояние бодрствующего человека. Потом, ничего не изменяя, я вывел сущность Светланы из физического тела, и… мозг практически мгновенно среагировал на это. Практически все показания активности мозга опустились на нулевой уровень, что возможно только в двух случаях — в состоянии глубокой комы или в состоянии клинической смерти. И при этом, находясь своей сущностью вне тела, Светлана отвечала на вопросы через своё физическое тело, но энцефалограмма мозга оставалась нулевой. Когда сущность Светланы была возвращена в физическое тело, показания энцефалографа вновь стали нормальными, которые соответствуют положению, когда сущность находится в своём физическом теле. Так что оказалось, что энцефалограммы мозга принципиально отличаются и у живого человека, когда сущность находится в физическом теле и тогда, когда сущность находится вне физического тела!

И ещё одно любопытное явление удалось обнаружить при снятии энцефалограммы мозга. Однажды я «баловался» с энцефалографом, пробуя разные режимы работы как самого прибора, так и наблюдая за показаниями оного при разных моих состояниях, и… однажды я снял датчики энцефалографа со своей головы и положил их на свой рабочий стол перед монитором компьютера, не выключив запись самой энцефалограммы. И каково же было моё удивление, когда на мониторе компьютера продолжалась запись сигналов моего мозга, даже когда датчики были не на моей голове. И эта запись активности мозга продолжалась при моём довольно-таки большом удалении от записывающего прибора и самих датчиков. Поигравшись немного с этим явлением, я обнаружил, что я усилием воли мог включать и выключать запись активности своего мозга и на разных расстояниях, и для этого мне нужно было только «поймать» резонанс с работающим энцефалографом. Если мне удавалось войти в такой резонанс с прибором, запись активности моего мозга производилась вне зависимости от того, были ли на моей голове прикреплены датчики прибора или нет! Я это неоднократно показывал другим людям и студентам своих семинаров, которые я проводил в 1993 году. А среди них было несколько докторов медицины и психиатров, так что им было, чему удивляться…

После того, как мне удалось нейтрализовать катастрофическое землетрясение в сентябре 1993 года, мне приходилось ещё много раз гасить, в самом прямом смысле этого слова, землетрясения в Калифорнии. Из многих случаев хотелось бы остановиться ещё на одном, в силу его необычности. 17 января 1994 года в Лос-Анджелесе произошло землетрясение силой в 6,6 балла по шкале Рихтера. При этом погиб 61 человек и тысячи получили ранения, а ещё больше после этого землетрясения стало бездомных. О том, что ожидается землетрясение такой силы, сообщали многие сейсмологи, но все они указывали ожидаемый эпицентр вдали от населённых пунктов, и только один из них сообщил властям о том, что эпицентр зацепит и населённые районы, но на его предупреждение никто тогда не обратил внимания. Только после землетрясения все вспомнили о том, что он именно об этом и предупреждал. Он также предупреждал, что будет ещё и более мощное землетрясение в Сан-Франциско, 22 января 1994 года, в воскресенье. В силу того, что рассчитанное им землетрясение в Лос-Анджелесе произошло именно там, где он указывал, и даже в то время, которое он указывал, прогноз об ожидаемом землетрясении в воскресенье в Сан-Франциско вызвал панику. Люди бросились закупать воду и сухие пайки, ожидая серьёзных сбоев со снабжением, которое незамедлительно последовало бы за сильным землетрясением. Обо всём этом мы узнали от того же самого Джона Мак-Менеса.  Я предложил ему сделать видео запись об этом и во время интервью, сообщить о том, что я не имел никакой информации о возможном землетрясении в Лос-Анджелесе 17 января. Но от него я узнал о том, что в воскресенье 22 января 1994 года практически со 100% уверенностью ожидается землетрясение в Сан-Франциско, и что я утверждаю, что оно НЕ ПРОИЗОЙДЁТ, так как я его своими методами нейтрализую. Интервью Джона Мак-Менеса было записано в субботу, 21 января 1994 года, и в этом интервью он сказал, что остаётся меньше суток, чтобы проверить, получится ли у меня и в этот раз остановить очередное землетрясение или нет!

Прошли сутки, двоё, трое и т.д., и… никакого землетрясения не произошло. Это интервью с Джоном Мак-Менесом было показано по всей Европе, но никогда не было показано в США! Ещё раз хотелось бы обратить внимание на то, что само по себе ничего не происходит. Для того чтобы я смог нейтрализовать возможное землетрясение, мне была нужна информация о том, что оно ожидается. Информация никогда сама не приходит. Она «не витает» в информационном «поле» Земли, как часто любят говорить в последнее время. Информацию необходимо получить. А получить информацию можно или от кого-то, как в случае с показаниями сейсмологического оборудования, или самому, посредством сканирования. С первым вариантом всё более-менее понятно, а вот второй способ требует пояснения. Так же, как и для определения патологий и болезней организма человека, чтобы получить интересующую информацию о природных процессах, необходимо сначала посредством сканирования получить в реальном времени информацию о том или ином природном процессе, после чего систематизировать полученную информацию и на основе этого анализа сделать выводы, создать тактику и стратегию действий, необходимых для решения той или иной задачи. И, конечно же, надо иметь необходимые для решения данной задачи свойства, качества и соответствующий потенциал. Если всё проделано правильно, возможен положительный результат! И при этом даже незначительные «белые пятна» могут свести на нет все усилия по решению той или иной поставленной задачи. А подобные «белые пятна» неизбежны, особенно, когда решаешь конкретную задачу в первый раз, и нет возможности изучить опыт других в силу того, что никто и никогда ничего подобного не делал, или у тебя нет возможности получить необходимую информацию. Поэтому практически всегда приходится заполнять эти «белые пятна» во время самой работы, и при этом делать это быстро, не прекращая самой работы, которую нельзя останавливать после того, как процесс запущен. Но если удаётся решить все возникающие по ходу дела проблемы и обойти все невидимые до начала работы «рифы», задача оказывается решённой!

Всем, думается, понятно, что самоё сложное — это решить каждую конкретную задачу в первый раз, так как уже решённая задача становится твоим реальным опытом, на который уже легко опираться при решении в дальнейшем подобных задач. И ещё один любопытный факт. Практически все мои работы с природными явлениями, о которых я уже писал, и о которых ещё нет, продолжались по времени всего несколько минут, будь то восстановление озонового слоя Мидгард-земли, «выключение» землетрясений, очистка от радиоактивного загрязнения или очистка грунтовых вод. Когда работаешь с природными явлениями, то отсутствуют какие-либо ограничения по мощности и масштабу работы. А вот, когда работаешь с человеком, как это и ни парадоксально, приходится работать со многими проблемами человеческого организма долго, и лечение может растянуться на несколько лет! И причина этому одна — каждый конкретный человек может выдержать только определённую нагрузку в единицу времени, и нет никакой возможности сделать всё быстрее по одной простой причине: при увеличении нагрузки выше критической для этого конкретного человека, происходит уже разрушение его организма! Так как при перегрузке живые ткани и органы организма не в состоянии функционировать, и клетки начинают погибать! Так что наблюдается парадокс: проблемы со здоровьем конкретного человека несоизмеримы по масштабам с решением природных явлений, а время, затрачиваемое на решение последних, несоизмеримо мало, по сравнению со временем, затрачиваемым на решение проблем со здоровьем конкретного человека! Но объясняется этот парадокс очень просто: человека можно сравнить с сосудом, в который помещается только ограниченный объём жидкости. И не имеет значения, сколько этой жидкости в наличии, хоть целый океан, а в сосуд поместится только столько, сколько он может вместить! Если попытаться под давлением закачать больше жидкости в данный сосуд, то он просто разрушится!.. Так что вот такой парадокс получается, парадокс, который имеет очень простое объяснение. Тем не менее, действительно, когда чётко ясна задача, понятны механизмы, что и как надо сделать, и имеются необходимые для этого свойства, качества и потенциал, сама работа с глобальными природными явлениями действительно продолжается всего несколько минут, каким бы это и ни казалось невероятным! Так что, имея точную информацию, можно нейтрализовать практически все катастрофические природные явления. Но для того, чтобы «борцы за правду» не обвиняли в том, что «ты всё сам выдумал, а потом хочешь убедить всех в том, что ты нечто невероятное сотворил», необходимы приборные данные и, желательно, полученные людьми, которых ты даже не знаешь. Именно поэтому я предпочитаю говорить лишь о тех природных явлениях, с которыми мне приходилось работать, о которых говорили учёные на основании показаний приборов, и сообщать о том, что я буду делать, и какой результат я ожидаю, ещё до того, как приступал к работе. Уж обвинить приборы во лжи у «борцов за правду» не получится! Но тогда «борцы за правду» всё это спокойно замалчивают, а если никто ничего не знает — то и сами факты, и доказательства вроде бы и не существуют! А то, что замолчать по тем или иным причинам не получается, «борцы за правду» извращают или искажают… именно такую тактику применяют социальные паразиты. И это подтверждает опыт моей собственной жизни.

Всё то, о чём я заявлял, всегда происходило, но «почему-то» «борцы за правду» предпочитали совершенно не замечать или откровенно лгать о событиях, связанных с моими действиями. Или искажали всё до полнейшего бреда, и уже в таком виде подавали публике, которая вообще не знала, о чём идёт речь, лишь бы создать отрицательное мнение у людей малообразованных или вообще безграмотных во многих вопросах. И что самое интересное, среди этих «борцов за справедливость» практически нет людей, имеющих полноценное естественнонаучное образование. И чем более безграмотен человек, тем с большей ненавистью, буквально с «пеной у рта» он кидался меня «разоблачать». Кроме как наличием серьёзного комплекса неполноценности у таких людей, подобное поведение объяснить невозможно! Именно поэтому для меня было важно наличие приборных данных и в случае с ожидаемым катастрофическим землетрясением в сентябре 1993 года, и в случае ожидаемого землетрясения 22 января 1994 года в Сан-Франциско. Но, как показали дальнейшие события, даже это ничего не изменило. Как и все предыдущие факты моих действий, эти тоже просто замалчивались. Власть имущим была очень невыгодна правда о том, что на самом деле произошло, и в первую очередь потому, что они никакими средствами не могли заставить меня служить им, и не смогли никакими средствами меня устранить после того, как поняли, что не могут мною управлять!

Да мне, образно говоря, «до лампочки», что обо мне думают «сильные мира сего» и их прислужники, которые с какой-то остервенелой радостью бросаются выполнять приказ «фас» и принимаются лгать и извращать всё без зазрения совести. Конечно, у них совести не может быть по определению, но лишь отсутствием совести такое остервенение объяснить невозможно. Вполне возможно, у них ещё присутствует на животном уровне ненависть ко мне потому, что я выстоял в весьма серьёзных обстоятельствах и не сломался, а они сломались сразу, как только немного запахло «жареным». Обычно, сломавшиеся люди или те, кто никогда не имел стержня, ненавидят тех, кто посмел пойти против течения и не предал самого себя. К сожалению, когда человек внутренне превращается в раба, он перестаёт быть человеком, у него остаются только животные инстинкты и ненависть, но не к своим поработителям, потому что они перед ними дрожат всей душой, а ненависть к тем, кто смог выстоять. И их совсем не волнует, что только лишь благодаря именно моим действиям они всё ещё живы, несмотря на то, что их мозг не в состоянии понять, как нечто подобное могло произойти. И их больше всего бесит, когда я говорю, что я человек, и сделал это сам, на основании своих знаний и возможностей, большинство из которых я создал сам. Большинство из них были бы в полном восторге, если бы я сообщил о том, что это Всевышний творит через меня, или что я всё получил от высших цивилизаций, тогда почти все бы успокоились. Но практически всех бесит именно то, что я говорю правду о том, что я сделал то или иное сам, используя свои знания, которые я получил при своём изучении природы. Весьма узкому кругу «сильных» мира сего прекрасно известно, что я делал и делаю, но они специально натравляют невежд, надеясь на то, что они сами, таким образом, останутся в стороне. Но могу сообщить этим кукловодам, что именно они понесут наказания за свои преступления, когда придёт время, а не те исполнители, которых они натравливают…

В Сан-Франциско, в котором я прожил практически всё время, находясь в США, не произошло за это время ни одного сколько-нибудь существенного землетрясения. Во второй половине мая 2003 года, когда я был две недели в городе Майями, штат Флорида, в Сан-Франциско произошло маленькое землетрясение в 2-3 балла, и практически всё! Кто-то опять может заявить: а причём тут я? Ну, не случились землетрясения, и всё! Кто не хочет видеть фактов и правды, никогда не обратят на них внимания, просто проигнорируют их, даже просто не заметят! И что самое интересное во всём этом, так это то, что, получив информацию, они будут на все 100% уверены в том, что в тексте нет никаких доказательств и фактов. У них в мозгах стоят такие фильтры, которые не позволяют им даже просто увидеть информацию, чтобы потом уже самим делать выводы, а не повторять, как попугаям, «выводы», сделанные за них другими! А вот этого эти люди не замечают! Конечно, я мог бы не вмешиваться в происходящее, и перечисленные мною землетрясения произошли бы, в том числе и катастрофические. И тогда все были бы «счастливы», особенно те, кто был бы уже мёртв в результате тех или иных природных или рукотворных катаклизмов. А ведь в результате некоторых из этих блокированных мною природных или рукотворных катаклизмов погибли бы все живущие на Мидгард-земле.

Несмотря на скептицизм и злопыхательство невежд и упорное молчание тех, кто прекрасно знает, что к чему, я делал и буду делать всё, что в моих силах, чтобы не допустить подобных катастроф. Легче всего обидеться и предоставить событиям течь своим чередом, но… согласно моему внутреннему кодексу чести, если я могу что-то предотвратить и не делаю этого, то это является преступлением! И бездействие невозможно оправдать тем что, мол, люди не верили мне, насмехались надо мной и над тем, что я говорю. Если реагировать так, то это означает не только духовную незрелость, но и демонстрацию всем своего эгоизма, значит ставить себя выше необходимости. Так что преступное бездействие для меня имеет вполне определённое значение — это ничего не делать в ситуациях, которые можно решить хотя бы теоретически, и вне зависимости от того, делал ли я что-нибудь подобное ранее или нет! Должна быть, как минимум, попытка не допустить гибели людей и гибели планеты, а в случае успеха мне «до лампочки», верит или не верит кто-то в сделанное мною. Для меня важно то, что я выполнил свой долг. А ответ на возможный вопрос о том, зачем я всё-таки об этом говорю, весьма прост. Я прекрасно понимаю, что мои сообщения такого рода вызовут только всплеск бурной радости моих врагов и злопыхателей. А делаю я это по нескольким причинам.

Во-первых, чтобы люди поняли, что при правильном развитии человека он может творить очень многое и даже то, что придуманным примитивными мозгами социальных паразитов «Богам» даже и не снилось!

Во-вторых, исходя из личного опыта. Когда восстановился озоновый слой Мидгард-земли в течение нескольких месяцев после моей работы в декабре 1989 года, все успокоились, и в средствах массой информации стало появляться всё больше и больше статей о том, что, мол, «природа» сама себя восстановила в этот раз, так что можно и дальше уничтожать природу, пакостить и гадить, ни о чём не думая! Всё равно в нужный момент Матушка-природа «сама» всё исправит. Так же, как и после очистки грунтовых вод в Архангельской области. Экологи сейчас заявляют, что вода в Архангельской области САМООЧИЩАЕТСЯ! И никого не волнует тот факт, что в той же Архангельской области вода «почему-то» не самоочищалась до октября 1991 года и не «самоочищается» больше нигде! В чём же тогда такая избирательность Природы — никогда и нигде вода в Мире не самоочищается, а с 1991 года «вдруг» стала самоочищаться в этой области, и нигде более на всём земном шарике? Но такая «крамольная» мысль «почему-то» не приходит в головы архангельских экологов, так же, как и всем остальным!

В-третьих, хочу показать людям, что существуют другие пути эволюции человечества, а не только навязанный социальными паразитами вульгарный технократический путь, который ведёт к уничтожению всего живого!

Так что мною движет не желание самовозвеличиться, как пытаются преподнести некоторые, и не бредовые идеи больного мозга, как пытаются подвести другие, а именно указанные выше причины. Иначе я бы молчал обо всём этом, как и делал ранее, и не было бы тогда всех этих псевдоборцов за истину! Просто сейчас наша планета переживает критический момент своего развития, и нет времени ждать, пока невежды просветлеют знанием, а провокаторы и враги рода человеческого перестанут влиять на сознание масс! Так что такие вот «орехи», а, между тем, жизнь продолжается!.. 

Просмотров: 1711

Новости Партнеров

Загрузка...