Быт русских крестьян в конце XVIII в. Извлечение из дневника миледи Э. Кравен. 1789

Быт русских крестьян в конце XVIII вПисьмо XXXIV.

Москва, 28 февраля 1786 года.

Карету свою я оставила в Петербурге, а наняла для себя и для небольшой моей свиты несколько повозок, называемых кибитки. Они похожи на детские качалки, напереди у них сделаны окошки в кожаных занавесках, которые отдергиваются и закрываются. Я в ней могу лежать, сидеть и спокойно спать, как дитя в пеленках, будучи защищаема подушками и одеялами от стужи. Кибитки эти ставятся на полоски. Есть ли дорога хороша, то они нетряски и в них очень покойно и приятно ехать. Но несказанное множество саней, беспрестанно переезжающих по снежной дороге, делают по обеим ее сторонам ухабы или ямы, и есть ли сани в них попадут, или когда надобно будет из них выезжать, тогда повозка полу-[C. 220]чает такие удары, которые, уверяю вас, могут проломить и самую крепкую голову. Меня вываливали два раза. Из этих случаев я узнала, что кучера привыкли к таки скачкам. Они тотчас проворно слезают с лошади, подымают и оправливают повозку; а никогда не спрашивают: не ушибся ли путешественник. Они возят весьма странно: кучер сидит на козлах прямо лицом к трем рядом запряженным лошадям. Пронзительный свист, или лучше сказать, дикий крик, есть побудительный знак, чтоб лошади скорее бежали, — как скоро закричит, тотчас поскачут во всю рысь. Есть ли же они поедут очень тихо, то кучер машет или хлопает кнутом над лошадьми, или свистит, кричит и лошади слушают его. Я приметила, что форейтор никогда не бьет их дорогою, а вместо того они мне сказывали, что кнут [C. 221] действует на конюшне без пощады. Всякой умной человек не поедет из Петербурга на масленице. Можно подумать, будто в сие время русские крестьяне почитают за непременное кататься и быть пьяными. Во всех почти деревнях я видела так наполненные молодыми людьми обоего пола сани, что надлежало бы их вести трем лошадям, но они ездили на одной, которая принуждена была скакать, или лучше сказать, летать с этою шумящею толпою из одного края деревни в другой. Избы в деревнях построены в два параллельные ряда и притом в прямой линии. Девушки, наряженные в праздничные свои уборы, будучи все вообще очень собою хороши, кажутся еще более прекрасными в пестрых своих платках, которыми они умеют хорошо и привлекательно повязывать свою голову. [C. 222]

Русские мужики собою хороши, сильны и велики. Женщины, как уже я сказала, все собою миловидны, а особливо у них и у мужчин зубы своею белизною уподобляются снегу. Часто случалось мне видеть всех жителей целой деревни, собравшихся вокруг моих повозок. На лбу, на шее и на руках у женщин надето было по нескольку ниток самого лучшего восточного жемчугу; но и он не мог быть равен своею белизною их чистым зубам. Для меня весьма удивительно, как маленькие дети, которых лет до трех, а особливо зимою, держат в теплых избах, бывают здоровы без свежего воздуха. Почти в каждой избе сделан подле печи пол наподобие антресолей[1]. Отец, мать и дети там сидят большую часть дня и спят всю ночь. Жар вверху так ве-[C. 223]лик, что не могу понять, как они могут его терпеть; но привычка чего не делает; а для них также удивительно казалось, когда я отворяла дверь или окошко. И так сколько противен мне чрезмерный жар в их избах, столько и они боятся холоду. Потому-то у их детей лицо бледно и нездорово до пяти или шести лет. Деревянные домы у поселян недурны. Они сделаны из простых бревен, составляющих твердую и толстую стену. Бараньи шубы, обыкновенное их платье, очень теплы и весьма удобны для сего климата. В Англии подумают, что люди, собственно принадлежащие своим господам, должны претерпевать много неудобств от своего рабства; напротив того сие повиновение защищает их жизнь, имение и безопасность. Впрочем, все такие крестьяне имеют неоцененные выгоды, потому что, заплатив в год сво-[С. 224]ему господину около полугинеи, они имеют, по разделу своему, столько десятин земли в господском владении, сколько могут ее вспахать, и все их состояние совершенно зависит от их собственного трудолюбия. Правда, что господин должен ставить каждый год из своих мужиков рекрута, однако это для него не так тягостно, ибо с трех или четырехсот отдать одного человека не великий убыток. Часто я слыхала, будто сия империя мало населена, судя по ее пространству; но когда подумаешь о войске, принадлежащем ее величеству, и узнаешь, каким образом его набирают, то по сему основательно можно заключить, что Россия гораздо многолюднее, нежели каким путешествующие представляли сие государство. <...> Теперь, любезный и почтенный братец... желаю вам доброй ночи и оканчиваю обыкновенным повторением, что я есмь от всего сердца ваша искреннейшая сестра. Е.К. [С. 226]

Орфография текста приведена в соответствие с нормами современного правописания, но для сохранения звучания речи XVIII в. отдельные слова оставлены в характерном написании той эпохи.

Просмотров: 3269

Новости Партнеров

Загрузка...