Русская техника

Автор: Александр Новак
 
Многие современные исследователи, изучая ещё не так давно построенные нашими предками сооружения – дворцы, соборы, памятные колонны, кремли или просто древние развалины ещё более древних предков, в один голос кричат о том, что сейчас, в 21 веке, не существует современных технологий, способных воссоздать подобные творения наших славных предков, умевших ещё каких-то 200-300 лет тому назад строить поистине грандиозные и захватывающие дух здания.
 
Эти голословные заявления не основаны ни на каких более-менее глубоких исследованиях, а лишь на невежестве авторов, которые вместо того, чтобы читать древние книги и изучать прошлое, хоть и по крупицам выискивая в море лжи, осколки истины, складывать их в кучу и пытаться понять, что, почему, и как было на самом деле, лишь строят необоснованные предположения о том, что нас тотально обманывают. На этом их умозаключения и заканчиваются. Не приводятся ни факты, ни более-менее  достоверные источники, которые могли бы хоть как-то объяснить их заявления. При этом в доказательство своей правоты, они находят  и горе-архитекторов, которые не боятся на камеру повторить какой-то бред о том, что для постройки такого дворца как «Зимний дворец» в Санкт-Петербурге, к примеру, требуется «вагон» проектной документации, которого, конечно же, нет в наличии, и которую никто и не искал толком.  Хотя количество проектной документации можно было бы чётко установить на примере строительства аналогичных современных сооружений, которых тоже не мало.
А раз нет документов, обосновывающих как наши русские строители и архитекторы могли создать и построить столь величественное сооружение, которое третье столетие, как минимум, радует глаз и восхищает любого, кто хоть раз побывал в Питере, то можно пустить в народ пустой слух о том, что наши предки были неспособными на такое грандиозное строительство или другой – что построено всё это великолепие было ещё задолго до времён Петра I.
 
На эту тему можно спорить до безконечности, если не знать истины. Но и у меня нет истины, которая сразу же расставит все точки над i. У меня есть книги, читая которые, я черпаю знания и строю целостность прошлого, фрагмент за фрагментом, как складывание мозаики, заполняю пробелы в своих знаниях о прошлом наших предков.
 
Можно горланить о том, что невозможно выковать тысячи рыцарских доспехов без применения специальных машин и за короткий срок, но есть множество видео в интернете, которые показывают как народные умельцы-ковали показывают своё мастерство только лишь простейшими орудиями труда, делают ничем не хуже доспехи в пример музейным экспонатам. И никто не видит и не слышит этих доводов!
Можно навешивать ярлыки на царя Николая II и сколько угодно обвинять его в том, что народ при нём был пьян, если не читать книг и не знать о том, что он в 1914 году после начала Первой мировой войны ввёл сухой закон на территории России, который в считанные месяцы – не более полугода – отрезвил народ!!! И об этом есть достоверные статистические данные того времени собранные статистами своего времени в книге Воронина  «Жизнь деревни в дни трезвости» 1916 года издания.
 
Но что там пьянство, да кузнечное ремесло, если речь о дворцах и прочих «чудесах»…  
 
Меня, как и прочих любознательных соотечественников, тоже всегда восхищали грандиозные сооружения древности, и почему нет или мало чего-то подобного, кроме разве что небоскребов, мы имеем сейчас. Сложно объяснить, как могли примитивные народы, в том числе и русский, который таким сделали историки, строить столь величественные здания и сооружения. Но всему есть объяснения, если начинаешь их искать, а не придумывать! И это не поверхностные заявления и не отсылка на официальные версии, которые ничего и никогда не могли объяснить, а лишь как-то извратить и подменить, а потом, извращенное и выданное за истину пытаться объяснить. Нет. Оказывается, есть и объяснение русскому «чуду» техники тоже. Только слышать об этом некоторые исследователи или не хотят или не могут, или специально делают вид, что этого не существует! Сами понимаете, отчего и почему…
 
Война информационная делает своё тёмное дело! Она в самом разгаре. Поэтому из Сталина делают демона, а «пипл хавает»! В такого же демона превратили и Путина, а народ продолжает верить в этот околоеврейский бред вокруг Путина, и при этом никто не хочет даже на секунду представить, что значит управлять государством и как это быть в окружении врагов. Сталину и то не удалось до конца отогнать от себя еврейское кодло, которое его же и отравило, а теперь теми же методами пытается убрать Путина. Куда проще винить во всех грехах «царя», такого себе козла отпущения. Да стать «новым козлом» никто не спешит из здравомыслящих людей. Если кто захочет обвинить меня в том, что я продался Путину, то пусть ответят мне на вопрос: «Почему Николай Левашов в 2007 году дела Путина на благо России назвал светлыми!?» Тогда как по моему мнению, Путин и десятой части Сталина не достоин, если сравнивать их дела во благо своего народа.
 
Отвлечение на политику здесь не зря. Ещё помним мы СССР и победы наших конструкторов, изобретателей, архитекторов и всех прочих творцов от бога! Но лет через 50, потомки будут, точно как мы сейчас, как слепые котята, пытаться понять, как эти их «неразумные предки» могли «бороздить просторы космического пространства» в середине 20 века, и уже через каких-то 30-50 лет, полностью деградировать до примитива а-ля «человек-потреблятикус». Точно такими вопросами задаёмся сейчас мы, потомки тех славных предков, которые строили «зимние дворцы», с тысячами одинаково обработанных и идеально отшлифованных колонн. Да руками этого сделать нельзя – это факт! Но было ли у наших предков производство и знания, чтобы создать такие уникальные творения?
 
Да, были и знания и талантливые изобретатели в «русском селении», многие из которых опережали своё время на века!!! Это не мои фантазии! Это факт, который приоткрыла нам удивительная книга советских времён, написанная ещё при Сталине в 1947 году профессором В.В. Данилевским «Русская техника», которую я имею честь представить всем искателям истины и просто патриотам совей Родины. Независимо от того, кто правит этой нашей Родиной, русские кулибины продолжают свои дела. А, по словам академика Левашова в наше время русскими изобретателями изобретены такие технологии, которые, если их внедрить, выведут Россию сразу на несколько столетий вперёд, и нас уже никто и никогда не сможет догнать! Этого и боялись наши враги во все времена и боятся сейчас. Именно поэтому и переписывали учебники так, чтобы показать всю немощность русского творчества и русской техники. Заметьте, что все известные сооружения, дожившие до наших дней, почему-то проектировались иностранцами! То приглашали итальянцев, то немцев, то голландцев, но только не русских. Ведь они «не могли» построить такое величие, как «Зимний Дворец»…
 
Книга Данилевского «Русская техника» написана на основании письменных и вещественных исторических источников, изученных проф. В. В. Данилевским в наших архивах, книгохранилищах, музеях, а также непосредственно на местах, где происходили те или иные знаменательные события в истории русской техники: на Нижне-Тагильских, Колывано-Воскресенских, Гороблагодатских, на Сысертском, Екатеринбургском заводах, на Змеиногорском руднике и в других местах.
 
Дальше привожу материалы из самой книги, в надежде, что они тронут вас до глубины души, и пробудят, не откладывая в долгий ящик, прочитать эту интереснейшую книгу, чтобы самим разобраться в тонкостях русской техники.
 
Основная масса материалов почерпнута из архивных фондов, из патентных публикаций и из старопечатных изданий, в которых удалось открыть имена многих тысяч замечательных русских техников-новаторов, обогативших своим творчеством все отрасли современной техники.
 
Обширнейшие документальные материалы о русском творчестве в технике лежали в царской России всеми забытыми, покрываясь все более толстым слоем архивной пыли. Почти не было попыток обращения к архивам для работ по этой тематике, но зато тогда были известны многие случаи варварского уничтожения «за ненадобностью» архивных дел, содержавших ценнейшие материалы о творчестве русских новаторов.
 
Немногочисленные авторы, касавшиеся в прошлом этой темы, занимались ею только мимоходом, попутно с основными для них иными работами.
 
Распыленные в старой печати, краткие и по большей части весьма поверхностные сообщения о русских новаторах терялись в общем потоке печатных произведений. По сути дела, из техников прошлого некоторую известность получил в царской России только один И. П. Кулибин.
Не было ни одной книги, освещающей творчество русского народа в технике. Не было ни одного исследователя, посвятившего себя изучению этого творчества.
 
Тем не менее некоторые историки старой России даже при таком положении считали возможным высказывать свои взгляды о «неспособности» русского народа творить в области техники.
 
Пожалуй, наиболее четко выразил подобные взгляды один из историков старой России, «народник» А. П. Щапов, утверждавший:
«К научным умственным занятиям, и особенно к таким, которые требовали естествознания, русские люди обнаруживали не только холодность, но и недоверие: они не знали ни земли, ни воды своей и не хотели учиться...»
 
«В городах древней России не только не проявлялось промышленное изобретательное творчество, но чрезвычайно плохо развивалась и простая ремесленность...»
 
«По отсутствию самостоятельного умственного труда и творчества, по совершенному отсутствию реальных знаний, умы русские сами собой ничего не могли изобрести, несмотря на богатые природные способности, и только легко и быстро могли усвоять чужие изобретения».
Можно привести и другие подобные тезисы Щапова, охотно повторявшего слова иностранца на русской службе — Геннина, что русские горнозаводские мастера в XVIII в. «были самые бездельные и необученные и ученья не было». Историк-«народник» А. П. Щапов доходил до таких утверждений:
 
«И в половине XVIII века индустриальные способности русских так еще были не развиты, что, например, рисовальщики на фабриках могли только списывать готовые рисунки, а своих изобрести были не в состоянии. Во всей нашей ремесленности мало было разумности и знания».
Подобные клеветнические взгляды были логическим следствием ложных принципиальных положений, на которых основывалась вся деятельность «народников», проповедывавших «крестьянский социализм» и выступавших против развития промышленности и техники в нашей стране.
 
В своем гениальном труде «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» В. И. Ленин разгромил «теории» народников. Ленин замечательно сказал о великом русском народе: «Европа беднее нас талантливыми людьми»:
 
1. Вещественные и письменные исторические источники, которые нам пришлось изучать во время поездок по стране, дают неисчислимое множество свидетельств силы, разносторонности, размаха и своеобразия творчества в технике великого русского народа — «руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны»
 
2. С древнейших времен наш народ вносил и вносит так много творческих вкладов в историю развития техники и промышленности, что мы с полным правом можем ввести в научный оборот понятие — русская техника. На западных и восточных рубежах страны сохранились остатки оборонительных сооружений, говорящие о мастерстве, таланте и самобытности древних русских строителей, разработавших своеобразную технику возведения земляных, деревянных и каменных укреплений. Сила этой стороны русского творчества замечательно выражена в таких древних крепостях, как наш Псков, с созданными ее строителями своеобразными «захабами» — выходами для вылазок, «слухами» — подземными галлереями для борьбы с подкопами. Летописи повествуют о том, что в XII — XVII вв. вражьи силы сто двадцать два раза вторгались на Псковскую землю. Тридцать четыре раза враги осаждали древний Псков и столько же раз испытали горечь поражения.
 
Так действовало русское мужество, опиравшееся на мастерство русских фортификаторов.
 
Это мастерство проявилось и на Востоке. Разыскивая и изучая на берегах Иртыша, Катуни, Алея и иных рек затерявшиеся в тайге укрепления линий, препятствовавших за два века до наших дней вторжению противника на Алтай, (всякий раз приходилось встречать своеобразное явление: валы и рвы русских укреплений, заброшенных полтора века тому назад, не оплывают.
 
Они продолжают стоять нерушимо, потому что русские строители применяли своеобразные конструктивные приемы при земляных и дерновых работах.
 
Бесчисленное множество историко-технических вещественных памятников, сохраняющихся во всех концах страны, говорит о высоком мастерстве новаторов, издревле умевших развивать технику и для обороны страны и для мирных нужд.
 
На Урале и Алтае, на Сестре-реке под Ленинградом, на реках под Москвой, в Туле и других старых заводских районах нашей страны работают на протяжении столетий оригинальные плотины, созданные русскими строителями так смело и с применением столь своеобразных приемов, что дерзания их творцов вызывают изумление современных инженеров.
 
У подножья горы Караульной, возвышающейся над Змеиногорским рудником на Алтае, и сейчас можно разыскать остатки созданной Иваном Ивановичем Ползуновым деривационной установки, первенца этой — тогда новой — техники в нашей стране. А в нескольких километрах от этой установки легко проследить на берегах речки Корбалихи остатки деривационного канала, на котором Козьма Дмитриевич Фролов создал систему первых предприятий, представлявших прообраз будущих заводов-автоматов.
 
Здесь же, между реками Корбалихой и Змеевкой, нам пришлось пройти по трассе построенной Петром Козьмичем Фроловым чугунной дороги — первой рельсовой дороги не только в России.
 
На правом берегу заводского пруда, в центре современного Барнаула, можно увидеть место, где работала первая в истории паровая машина не для подъема воды, а для непосредственного привода заводских механизмов, изобретенная и построенная Ползуновым.
 
Невдалеке от горы Высокой на Вые, в Нижнем Тагиле, стоит дом, в котором жили демидовские крепостные — уральские механики Ефим Алексеевич и Мирон Ефимович Черепановы, строители первых русских паровозов и одной из первых в мире железных дорог с паровой тягой. На Выйском заводе, расположенном вблизи дома Черепановых, они создали более чем за столетие до наших дней механическое заведение, в котором сооружали замечательные паровые машины, паровозы, разнообразные металлообрабатывающие станки, золотопромывальные установки, овеществляя в этих механизмах свои изобретения.
 
Направившись с Выи в центр Нижнего Тагила, увидим в городском музее изобретения местных техников-новаторов, изумительные изделия мастеров по железу, стали, меди, малахиту, в которых овеществлен труд рудокопов, доменщиков, каталей и других горнозаводских рабочих. Выпускавшееся ими русское железо с маркой «Старый соболь» было известно всему миру.
 
К западу от Нижнего Тагила, невдалеке от главного хребта Урала, сохранились остатки каналов и плотин, которые сооружал в середине прошлого столетия неутомимый Клементпй Ушков, крепостной крестьянин, изыскивавший способы наилучшего использования водных сил.
К северо-востоку от Тагила лежит дорога между Верхней и Нижней Салдой, по которой ходил «паровой слон» — паровой автомобиль Аммоса Черепанова, — племянника паровозостроителя.
 
На Салдинском заводе все еще стоят корпуса, в которых по почину Константина Павловича Поленова горел электрический свет в те времена, когда его еще не знали на заводах Западной Европы.
 
От Салды краток путь до Алапаевских заводов, где Игнатий Сафонов изобретал и устанавливал на Нейве одни из первых в мире водяные турбины.
 
По логам и долинам, в глубине гор и склонах раскинулись по всему Уралу золотые и платиновые прииски, на которых русские изобретатели создали в первой четверти XIX в. самую передовую тогда технику добычи драгоценных металлов. Документы повествуют о том, что эту технику с уральских приисков русские новаторы передавали на Балканы. Карпаты и даже в Египет.
 
Перед хребтом Урала широко раскинулось Прикамье. Здесь на заводах, называвшихся в прошлом Пермскими пушечными, сохранились вещественные памятники тех дней, когда Николай Гаврилович Славянов создавал русское изобретение — электрическую сварку. Здесь же, в Перми, в 1899 г. началось путешествие по Уралу Дмитрия Ивановича Менделеева, во время которого великий ученый разработал схему подземной газификации углей.
 
По Чусовой, Белой, Исети, Туре, Сысерти, Полевой и иным уральским рекам продолжают работать старые заводы, на которых русские изобретатели создали в 1812 г. оригинальные машины для массовой обработки снарядов, обеспечив этим выполнение грандиозных по тому времени поставок для материального снабжения армий Кутузова, разгромивших Наполеона.
 
На Южном Урале, где у горы Косотур прихотливо извивается река Ай, по сей день идет работа в корпусах, в которых златоустовские оружейники ковали клинки из булатов Павла Петровича Аносова — изобретателя золотопромывальных машин и специальных сталей, стоящего у истока современной металлографии. Здесь, в Златоусте, продолжая начинания Аносова, варил знаменитую обуховскую сталь Павел Матвеевич Обухов, перенесший затем свой опыт и изобретения на берега Невы. И уже здесь, на Обуховском заводе, начал свой труд основоположник современной науки о стали Дмитрий Константинович Чернов, труды которого составили эпоху в истории металлургии.
На Волге стоят города, каждый из которых дал стране своих новаторов.
 
В Казани открыт химический элемент рутений. В Казанском университете хранятся первые в мире образцы анилина, полученного в 1842 г. по способу, открытому Николаем Николаевичем Зининым.
 
Нижний Новгород, принявший теперь имя Горького, с полным правом гордится такими своими сынами, как Иван Петрович Кулибин, Василий Иванович Калашников.
 
У берегов Упы в Туле возвышаются старые здания, свидетели множества творческих дерзаний со времен петровских оружейников и их предшественников. На пути между Окою и верховьями Дона все еще видны остатки канала, по которому Петр I направлял боевые суда из бассейна Волги в Азовские походы. По сей день служат народу каналы, плотины и шлюзы Вышневолоцкой системы между Тверцой и Цной, созданные Михаилом Ивановичем Сердюковым.
 
На поле исторической битвы под Полтавой обелисками отмечены места редутов Петра I, применившего здесь небывалое военно-инженерное решение, соорудив, помимо фронтальной линии, цепочку редутов, шедших навстречу противнику и расколовших пополам армию Карла XII. Этому замечательному инженерному решению подражали впоследствии прославленные полководцы.
 
В глухом селе Кручике на Харьковщине можно найти вещественные памятники тех дней, когда здесь жил в ссылке Василий Назарович Каразин, в самом начале прошлого столетия изыскивавший способы применения электричества для промышленных целей. Здесь же этот замечательный новатор создал смелый проект использования для потребностей человека атмосферного электричества. Это предложение столь далеко опередило свое время, что и через полтора века ему все еще принадлежит будущее (прим А.Н. – и это примерно за 100 лет до Никола Теслы!!!).
 
Будущему принадлежат многие из проектов, разработанных в Калуге Константином Эдуардовичем Циолковским — основоположником современной теории реактивного движения.
 
Так везде, по всей нашей стране, можно видеть вещественные доказательства той борьбы за новую технику, которую с отдаленных времен вели лучшие сыны великого русского народа, всегда умевшие дерзать и творить.
 
И понятно, что особенно много вещественных памятников русского творчества в технике находится в Москве и в Ленинграде.
Москва издревле славилась своими новаторами — строителями, литейщиками, пушечными мастерами, пороходелами, технологами, механиками и представителями иных отраслей техники. Именно здесь еще в XVI—XVII вв. поражали иностранцев величайшие в мире отливки из цветных металлов, изготовленные русскими мастерами, которым было по плечу отлить и царь-пушку, и царь-колокол, хранящиеся в Кремле. Андрей Чохов (Чехов) со своими соратниками и учениками, Иван и Михаил Маторины еще много веков тому назад решали технические задачи, которые оказывались непосильными для лучших из королевских механиков Запада.
 
Хранящиеся в советских музеях казнозарядные пушки с клиновыми затворами, изобретенные и изготовленные московскими пушечными мастерами, применялись в боях за два с половиною века до того, как к подобным идеям пришел широко известный пушечный король — основатель «династии» Круппов.
 
Москва дала стране таких деятелей, как ближайший помощник Петра I, изобретатель и ученый, Андрей Константинович Нартов, сооружавший в начале XVIII в. металлообрабатывающие станки с супортами, т. е. именно те технические средства, которые на исходе того века произвели революцию в производстве машин.
 
Из рядов бомбардиров «потешных» полков, созданных в Москве, вышел лучший петровский судостроитель Федосей Моисеевич Скляев.
 
В Москве сохранилось множество историко-технических вещественных памятников последующих веков, сберегаемых в музеях, высших учебных заведениях, учреждениях. В Центральном Государственном архиве древних актов, Центральном Государственном военно-историческом архиве и в иных архивах Москвы находится неисчислимое множество документов со времен древней Руси до наших дней, в подавляющем большинстве пребывающих в неизвестности, хотя в них скрыты сведения о творческих дерзаниях и делах изобретателей и исследователей, создавших новое в области техники и технических наук.
 
В Москве можно видеть аэродинамические и другие приборы Николая Егоровича Жуковского — известного всему миру творца теоретических основ современной аэродинамики и авиации, названного Владимиром Ильичем Лениным «отцом русской авиации».
 
В Москве хранятся приборы, с которыми работал Александр Григорьевич Столетов, открывший закон магнитной восприимчивости железа. Мировую известность заслужили его «актино-электрические исследования», дальнейшее развитие которых привело к открытию радиоактивности.
 
Московский университет и технические высшие учебные заведения заслуженно гордятся научными школами, созданными в их стенах названными и многими другими выдающимися русскими исследователями, трудившимися для развития физико-математических и технических наук.
 
В Москве начал свою борьбу за науку Михаил Васильевич Ломоносов.
 
Нелегко составить даже простой перечень тех областей техники, в которых творил новое этот великий русский ученый, исследователь и изобретатель, письменные и вещественные памятники творчества которого сберегаются в Ленинграде Академией наук.
 
Ленинград — неиссякаемая сокровищница вещественных и письменных памятников русского творчества в технике.
 
Здесь, в Центральном Государственном историческом архиве, в архиве Академии наук, в Центральном Государственном архиве военно-морского флота и в других архивах, в рукописных собраниях Государственной Публичной библиотеки и в иных книгохранилищах — сберегаются миллионы, в подавляющем большинстве все еще неизученных, документов, повествующих о творчестве русских изобретателей и исследователей (прим А.Н. – те самые «вагоны» проектной документации на постройку «зимнего», которые никто не хочет видеть и изучать). В музеях, которыми богат Ленинград, хранятся многочисленные механизмы, машины, аппараты, модели, в которых овеществлены изобретения русских горняков, металлургов, машиностроителей, энергетиков, химиков-технологов, строителей, транспортников, военных инженеров.
 
В Ленинграде мы имеем возможность изучать первые в мире аппараты электрического проволочного телеграфа, приборы для гальванопластики, образцы подземного кабеля, материалы по созданию крекинга нефти, электросварки и других русских изобретений.
 
На Кронверке у Петропавловской крепости хранятся в Артиллерийском историческом музее первые в мире нарезные пушки и иные «инвенции» русских новаторов, в том числе изделия древних московских литейщиков, произведения петровских новаторов, знаменитые единороги, изобретенные в России за два века до наших дней и перенятые у русских для вооружения западноевропейских армий. У стрелки Васильевского острова, против Ростральных колонн, поставленных во славу русского флота, сберегаются в Военно-Морском музее вещественные памятники творчества в технике строителей первых подводных лодок и ледоколов. На противоположном берегу Невы, в государственном Эрмитаже, можно изучать часы «яичной фигуры» Ивана Петровича Кулибина, разнообразнейшие измерительные и оптические приборы и станки русских новаторов XVIII в.
 
Во всех районах Ленинграда можно найти места, где происходили знаменательные события в истории техники, связанные в прошлом с именами очень многих русских изобретателей и исследователей во главе с Михаилом Васильевичем Ломоносовым, Дмитрием Ивановичем Менделеевым, Дмитрием Константиновичем Черновым.
 
Почему мы утратили память об этом величайшем прошлом наших изобретателей и их изобретениях?
 
Действия, направленные против творчества русского новатора, стоящего у самого истока всей современной техники, далеко не единственный плод «концепций» о неспособности русского народа к творчеству в промышленности и технике.
 
Немало «развесистой клюквы» по части русского творчества в технике можно найти в печати на всех западноевропейских языках.
 
Подобные «концепции» иноземцев, искавших в прошлом в нашей стране своих «предков» типа «Парфян, в историях затерянных», сочетались со взглядами правящих классов царской России, суть режима которой раскрыта в словах И. В. Сталина:
«По сути дела гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме».
 
Реакционеры, властвовавшие в порабощенной стране, не верили в творческие силы русского народа. Они не оказывали поддержки нашим техникам-новаторам, раболепствуя перед Западом и не веря в то, что русское творчество в технике может приносить какие-либо плоды. По их вине некоторые наши новаторы вынуждены были уходить за рубежи в поисках приложения своих открытий и изобретений.
 
Чиновники, крепостники, капиталисты даже в тех редких случаях, когда у них речь начинала идти о русском творчестве в технике, способны были показать это творчество только в карикатурном виде.
 
И ещё один пример.
 
В 1771 г. в Барнаул прибыл профессор Фальк, державший путь из Омска через Барабинскую степь. Через день в столицу горнозаводского Алтая приехал Паллас. Ученые путешественники осмотрели Барнаульский завод, а в дальнейшем каждый из них на свой лад описал завод. В числе достопримечательностей, привлекших внимание ученых, здесь оказалась «огненная машина» Ползунова.
 
Паллас и Фальк опубликовали «описания» этой машины в своих ученых трудах, изданных на немецком и русском языках. Это были первые печатные описания барнаульской огненной машины, к тому же ставшие достоянием широких зарубежных и русских кругов.
 
Жалкой и несостоятельной была показана машина в трудах ученых путешественников.
 
Строитель машины — «Ползимов», по Палласу, или «Ползонов», по Фальку, — всего лишь рабски воспроизвел, по их словам, «известную английскую машину с двумя цилиндрами» (никому неизвестную, ибо такой в то время не существовало). «Ползимов» делал поршни паровой машины «из кожи, пробки и березовой коры». Его машина никогда не имела «постоянного хода», работала не долго и плохо, была малой мощности, развивала «дутье недоброкачественное» и т. д. Так писали Паллас и Фальк, доказывавшие, что все недостатки этой машины определяются тем, что строитель не сумел сделать ее ?во всех частях подобно английской». Они утверждали, что конный привод — «Пфердекюнете» — самое лучшее решение, а паровая машина не нужна России.
 
Перед немецкими учеными возвышалась единственная тогда в мире первая заводская паровая машина — творение великого русского механика Ивана Ивановича Ползунова.
 
Нигде и никто до него даже не пытался сооружать двухцилиндровую «огненную машину». Только через двадцать лет после Ползунова Джемс Уатт создал вторую паровую машину для непосредственного привода заводских механизмов.
 
Ученые иноземцы, перед глазами которых была в Барнауле изумительная машина с металлическими поршнями и вся в целом металлическая, исказили все.
 
Они оказались неспособными понять, что перед ними новое техническое средство, которому тогда принадлежало будущее, ибо вся современная техника выросла на основе применения паровой машины.
 
Первыми выступив в печати с «описаниями» первой заводской паровой машины, они не могли представить себе ее построенной русским изобретателем по лично им разработанным планам, не имевшим тогда себе подобных во всем мире. Они не могли иначе поступить, ибо не верили в силу русского творчества, отыскивая даже в наших древних курганах свидетельства иноземного «творчества».
Дискредитация в работах Палласа и Фалька дела первого русского теплотехника имела своим логическим завершением физическое уничтожение машины Ползунова. Ее стерли с лица земли управители алтайских рудников и заводов — немцы Ирман и Меллер. После их действий на берегу Барнаульского пруда, где ранее возвышалась первая в истории заводская теплосиловая установка, осталось место, метко названное народом «ползуновским пепелищем».
 
Так стиралась память о русской технике и русских изобретателях…
 
Надеюсь, у вас, как и у меня, теперь возникло неутолимое желание как можно скорее ознакомиться с историей развития русской техники, познакомиться с русскими изобретателями и их изобретениями. И самое главное истинно возгордиться умением русского человека творить что-то новое. Ведь даже мировые исследования подтверждают тот факт, что более 80% всех изобретений человечества были созданы белым человеком – русскими людьми!
 
Всё невозможное становится возможным, если хочешь это понять! Тот, кто ищет – всегда находит ответы на интересующие его вопросы. И домыслам тут нет места, есть только знания, которые пытаются от нас скрыть!
 
Скачать книгу Данилевского «Русская техника» можно на сайте Правильные КНИГИ.

Просмотров: 3455

Новости Партнеров