Историк Евгений Спицын: «Сталин первым начал битву с глобализмом»

Иосиф Сталин65 лет тому назад лидер СССР выступил с последней публичной речью

Осенью 1952-го в Москве проходил 19-й съезд ВКП(б)-КПСС — последний «сталинский» съезд. Чем была примечательна речь Сталина на нем, почему она актуальна и сегодня, на Радио «Комсомольская правда» рассказал историк, советник ректора МПГУ Евгений Спицын.

МИРОВОЕ ЗЛО — «ПОДЖИГАТЕЛИ ВОЙНЫ»

— О чем вел речь Иосиф Виссарионович?
— Это был первый послевоенный съезд партии. Предыдущий прошел в 1939-м — во время войны было не до съездов. Сталин хотел созвать его в 1947-м, но отчего-то отказался от этой идеи — и собрал его в октябре 1952-го.

Съезд стал единственным в сталинскую эпоху, где не он сам делал отчетный доклад ЦК. Ключевых было несколько: речь Маленкова – отчетный доклад ЦК. Второй – о новом пятилетнем плане развития народного хозяйстве – делал Максим Сабуров, глава Госплана СССР. Никита Хрущев доложил об изменении названия партии, и об изменении ее устава. Сталин произнес речь короткую, на 12 минут, в последний день съезда – 14 октября.

Доклад Маленкова начался с оценки международной обстановки и развития ведущих буржуазных держав: именно тогда шла Корейская война. По форме — война двух Корей, а по сути – первое жесткое противостояние США и СССР.

И Сталин посвятил свою речь в том числе и проблемам войны и мира. И в конце бросил в зал фразу: «Долой поджигателей войны!» И рукой сделал так, будто смахнул их со стола. Эту речь у нас раньше недооценивали. Не очень был понятен смысл ее, зачем Сталин с ней выступил. А сейчас сталинские слова снова более, чем актуальны.

— Какие? О чем?

— Две главных идеи. Первая: знамя буржуазно-демократических свобод — свободы слова, печати, шествий, собраний, всегда поднимавшиеся на щит национальной буржуазией — были выброшены за борт. И теперь именно рабочие, коммунистические партии должны поднять это знамя. И второй важный сталинский посыл: прежде буржуазия была лидером нации, сражаясь за ее интересы, а теперь знамя борьбы за национальный суверенитет тоже выброшено. И буржуазия продается за доллары. Сталин констатировал: постулаты, которые мы сейчас называем идеями глобализма, а тогда — мондиализма, стали доминирующим фактором.

— Сталин первым в нашей стране призвал бороться с глобализацией? Мы видим, какая угроза от этого исходит. И в Европе сейчас звучат слова о том, что нельзя предавать свои национальные интересы. Сепаратистские движения в Каталонии, Шотландии — они в первую очередь против диктата глобализма?

— Фактически – да. Опасность глобализма в западной, т.е. буржуазной, упаковке была отмечена еще Лениным в начале ХХ века.

— Соединенные штаты Европы?

— Да, знаменитая его статья «О лозунге Соединенных Штатов Европы». Он сказал, что в условиях кризиса этой колониальной системы, когда Германия тоже стала проявлять повышенный интерес к уже поделенному пирогу, возникают проекты Соединенных Штатов Европы. Это как новая форма колониальной экспансии передовых европейских держав. В том числе, против самих же европейских стран, которые, с точки зрения идеологов глобализма или мондиализма, были странами второго, если не третьего сорта.

Евросоюз — де-факто реализация того, столетней давности лозунга Соединенных Штатов Европы, где доминирующую роль играет Германия, может, немного Франция, до недавнего времени – Великобритания. А все страны южного подбрюшья (Румыния, Греция, Болгария) или Прибалтика — это в чистом виде полуколониальные страны, источники дешевой рабочей силы и сырья.

КОСМОПОЛИТЫ — ОРУЖИЕ ГЛОБАЛИСТОВ

— Ленин обосновал теоретически, а Сталин первым боролся уже с практической опасностью, когда она стала реальностью?

— Сталин читал все документы и книги с карандашом в руках. И делал четкие выверенные пометки. Читая проект новой партийной программы, подготовленной рабочей группой Андрея Жданова в 1947 году, в одном месте прямо написал, что надо дать бой мондиализму. Когда у нас рассказывают про последний сталинский период, то есть послевоенный, то делают акцент на борьбу против «безродных космополитов». И представляют дело так, будто она была полностью направлена против евреев. Чем упрощают ее содержание и суть. На самом деле борьба с космополитами – борьба против носителей идеи глобализации или мондиализма, выступавших с позиции отрицания суверенитета, создания мирового правительства. Эти идеи еще во время войны высказывал Уинстон Черчилль, глава МИДа Великобритании Эрнест Бевин. Даже Альберт Эйнштейн. Ему наши физики, Петр Капица, Николай Семенов, Абрам Йоффе, дали ответ на его послание к ним, где они идеи мондиализма, развиваемые знаменитым физиком, отринули как не отвечающие интересам развития человеческой цивилизации. Сталин прекрасно видел, что они несли в себе угрозу существования национальных государств и возникновения новой войны. Но в данном случае речь шла о том, что во главе этого движения стояли США как наиболее мощная страна, которая именно в годы войны стала лидером западного мира.

— Но ведь на чем-то основывалось представление, что это проявление антисемитизма на высшем государ-ственном уровне?

— Так получилось, что прежде всего носителями идей мондиализма оепзплись представители еврейской интеллигенции. При том Сталин не был никаким зоологическим антисемитом. Он даже члену ЦК, главному редактору «Правды» Петру Поспелову говорил, когда заканчивалась кампания борьбы с космополитизмом: тов. Поспелов, не надо бороться против конкретных персонажей. Надо бороться с идеями в головах у этих персонажей. Мы ведем борьбу на идейном уровне, а не на уровне выискивания евреев или полуевреев. Считать, что Сталин был узколобым националистом — подменять существо вопроса.

— Но головы то летели!

— Повторюсь: борьба с космополитизмом выросла из агрессивно навязываемых идей мондиализма–глобализма, создания мировых управленческих структур: мирового парламента, мирового правительства, мировых контролирующих и регулирующих органов. С этим не справился Горбачев, который по факту главный виновник развала СССР. Он думал, что мы будем жить в едином европейском доме. Но его обвели вокруг пальца. Никто не собирался пускать Россию в единый европейский дом. Ей в планах глобалистов было место на задворках.

Кстати, накануне съезда была опубликована последняя сталинская теоретическая работа – «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней он уделил довольно большое внимание не только оценке состояния экономики западных держав, но и тому, существует ли неизбежность войн при империализме в ядерный век. И сделал вывод, что ленинское учение о неизбежности войн остается живее всех живых. Это в пику академику Варге и тем членам Политбюро ЦК, которые считали, что наступивший ядерный век, особенно после того, как СССР в 1949 году создал атомную, а потом и водородную бомбу, делает войну невозможной. Они фактически отрицали ленинскую установку и говорили, что страны капитала и страны социализма могут уживаться в рамках системы мирного сосуществования. Что будет принято Хрущевым на ХХ съезде в 1956 году, и что на самом деле было ошибкой.

— Как? Ведь была потом политика разрядки, и мы все считали, что это правильная политика.

— Это было обволакивание через идеи еврокоммунизма, а потом и конвергенции двух систем. Мы поддались ему, и результатом стало крушение СССР. И сейчас мы видим, что империализм как система не только экономических, но и политических, правовых, нравственных, как жерло вулкана изрыгает из себя лаву неизбежной войны. И сдерживающий фактор — исключительно наличие ядерного оружия.
ПАРТИЯ, ДАЙ ПОРУЛИТЬ!

— Если учесть, что после развала СССР последние 25 лет США ведут нескончаемые войны против стран, не обладающих ЯО, втягивая в них Европу, получается, прав был товарищ Сталин?

— Да. Поэтому его последнее выступление и заканчивалось словами: «Долой поджигателей войны!». Он предостерегал от благодушия, а Молотову и Микоянуустроил разнос на оргпленуме ЦК, который состоялся по завершении съезда. Они даже не попали в состав Бюро Президиума ЦК.

— За что?

— Стенограммы того пленума не велось. И что там произошло, известно главным образом из коротеньких фрагментарных воспоминаний Константина Симонова. Уже будучи тяжело больным человеком, в больнице он написал знаменитые мемуары «Глазами человека моего поколения». Молотова, как написал Симонов, Сталин бил жестко за то, что Вячеслав Михайлович слишком фривольно вел себя по отношению к нашим бывшим союзникам. Прежде всего, по отношению к США и Великобритании. Что Сталину не нравилось. Он считал, что здесь Молотов потерял нюх стойкого большевика, который стоит на страже интересов чистоты сторонников борьбы с империализмом. Что Молотов дает слабину, обещает им какие-то послабления, в том числе и с точки зрения пропаганды их идей на территории СССР. А второй повод для неудовольствия Сталина Молотов дал тем, что рассказывал жене о заседаниях Политбюро, детали обсуждений политической информации. Та делилась этой информацией со своими говорливыми подругами, и секретная информация доходила до не предназначавшихся для этого ушей. В частности, до посла Израиля в Советском Союзе Голды Меир. Что касается Микояна, основной претензией к нему стала его попытка понравиться обывателю. Его Сталин обвинил в правом уклоне, который в свое время проповедовал Николай Бухарин и его команда.

Потому эти два персонажа были выведены из реального политического процесса. Какова была бы дальнейшая судьба Молотова и Микояна, можем только предполагать. Спустя четыре месяца с небольшим Сталин скончался. И это, наверное, спасло их от куда более серьезных последствий.

— Смерть Сталина многих спасла от куда более серьезных последствий — он ведь предложил отобрать у партии руль управление страной?

— Сталин уже с предвоенного XVIII съезда партии существенно пересмотрел роль партии и ее руководящих органов в системе управления страной. Начинается поворот знаменитой сталинской управленческой реформы. Пошло перераспределение властных рычагов от центральных парторганов в тогда еще Совет народных комиссаров СССР. Следующим этапом на этом пути стали решения, принятые в 1946 году. Когда были ликвидированы отраслевые отделы внутри всего партаппарата, в том числе в ЦК — были оставлены только Управление агитации и пропаганды и Управление кадров. Сталин считал, что партии надо оставить две вещи – агитацию и пропаганду и подбор и расстановку кадров. А конкретные области – это дело спецов, технарей, технократов. И этим должен заниматься Совет министров СССР. Он все-таки иногда шел на поводу у партаппарата. Такие колебания шли всю вторую половину 40-х. Потом произойдет некое восстановление роли партотделов. Но в 1952 году Сталин опять поставит партию на место.

Он произведет ротацию кадров. Скажет, что работа министра – мужицкая работа. Здесь надо впахивать, быть профессионалом своего дела. Сталин объяснил, мол, мы вынуждены сейчас провести вот такую серьезную ротацию руководящих кадров и поставить во главе министерств, а их количество значительно выросло, людей, которые себя зарекомендовали на конкретной практической работе по управлению целыми отраслями. Он сказал, что мы вынуждены были многих заслуженных товарищей, в частности – Кагановича, Ворошилова и других – снять с конкретной работы и назначить на должности свадебных генералов, заместителей председателя Совета министров СССР. Причем Сталин выразился своеобразно: я теперь даже не знаю, сколько у меня заместителей.

— Если мы видим, что именно Сталин делал осенью 1952-го, а всего через четыре с небольшим месяца он скоропостижно скончался, это не наводит на определенные мысли?

— Наводит. Есть немало публикаций, которые говорят о том, что Сталин умер не своей смертью. Хотя он был больным человеком. У него уже случилось несколько инсультов. Но даже сам факт рвоты кровью наводит на мысль о том, что просто так в результате обычного инсульта подобная рвота была бы невозможна.

Надо еще понимать, что после окончания Пленума ЦК и XIX партсъезда в начале ноября принимается принципиальное решение о том, что в случае отпуска или болезни товарища Сталина его обязанности по правительству, как председателя Совета министров СССР, исполняет Георгий Маленков. А обязанности по партии, секретаря ЦК – Лаврентий Берия. Вот здесь вопрос. Ведь Берия – это человек, который не был секретарем ЦК. Берия, как первый зам. главы правительства, тогда курировал атомный проект. Но фактически уже в ноябре 1952 года были определены два главных наследника сталинской власти – Берия и Маленков.

Многие профессиональные историки не исключают того факта, что Сталин действительно был отравлен. Но дело в том, что мы до сих пор не можем изучить детально историю болезни Сталина. Вопрос нуждается в дальнейшем изучении. И главное – установлении, кто реально стоял за всей этой операцией.

Александр Гришин 

Просмотров: 108

Новости Партнеров