Как строили Беломорско-Балтийский канал

Или как антисоветчик профессор Маслов стал кавалером ордена Красного знамени

Как строили Беломорско-Балтийский канал...Начало всему положило строительство Беломорско-Балтийского канала, протяженностью 227 километров, начатого в сентябре 1931 года.

Местом прокладки канала стали ориентиры бывшей «Государевой дороги», проложенной от побережья Белого моря до Повенца на Онежском озере. Этим путем по суше в 1702 году царь Петр прошел с войском.

При этом войско Петра протащило по бревенчатому настилу (волоку), созданному тогда за год, два морских корабля. Так в ту пору начинали формироваться военноморские силы России. Для начала ратным людям будущей морской державы пришлось протащить эти два корабля по волоку от Белого моря до Онежского озера, а затем рекой Свирью пройти в Ладожское озеро.

А уже из Ладожского озера русские войска с боями брали шведские крепости и выходили к устью Невы, где закладывали будущую столицу России.

А если заглянуть в историю, то желание соединить речные транспортные пути Белого и Балтийского морей существовало уже целое тысячелетие. С тех пор, как Двинске земли Русского Севера именовались Заволочьем, т.е. землями за волоком, по которому перетаскивали лодки и кочи из притоков Белого моря в притоки рек моря Балтийского. Поэтому желание построить водный канал было не вековым, а тысячелетним.

Шлюз № 19 ББК в Беломорске

Через два года, в мае 1933 году, по Беломорско-Балтийскому каналу пройдет первый корабль класса «река-море». Заключенные, строившие этот канал, показали невиданные до того времени темпы производительности труда, ибо трудились они в данном случае не за страх, а за совесть. Страх было просто некому нагонять, поскольку охрану заключенных выполняли сами заключенные, формируемые в ВОХР (вооруженную охрану).

Руководило строительством канала ОГПУ, а контингент заключенных ГУЛАГа составлял численность в 100 тысяч человек. Основным средством стимулирования их труда становилось неравное питание. Чем меньше заключенный работал, тем он меньше получал дневное пропитание. И, соответственно, дневной рацион для ударников труда превышал норму.

Те заключенные, которые не выполняли норм выработки или уклонялись от работы, получали штрафной паёк, не компенсировавший затрат организма. В результате подзабытые условия военного коммунизма ворвались в жизнь ГУЛАГа, требуя приведения в соответствие с затраченными в работах килокалориями восполнение их килокалориями рациона питания.

ГУЛАГ и Анти-ГУЛАГ как аналоги борьбы за мировоззрение

Жили заключенные в бараках и других подсобных помещениях, одновременно строя дома для будущего персонала, обеспечивающего эксплуатацию канала в условиях судоходства.

Как правило, таким эксплуатационным персоналом по обслуживанию канала могли стать и бывшие заключенные, каждый шестой из которых, после окончания строительства в мае 1933 года, получал амнистию и переходил к самостоятельной жизни. Почти 60 тысяч заключенных, строивших этот канал, получили значительное понижение сроков. Их уже зазывали предложения на строительство канала имени Москвы, соединяющего реку Москву с Волгой, а также стройки Электростали и Криворожья.

Построить за два неполных года такой канал - было уделом правильно организованных работ, обеспечивших резкий взлет перевыполнения установленных норм выработки на одного человека. Причем, заключенные мужчины и женщины не разделялись по половому признаку, а работали сообща, что не исключало и решение вопроса создания семьи.

Большинство амнистированных, составивших контингент обслуживающего персонала Беломоро-Балтийского канала (ББК), как раз и представляли собой такие семьи, начинавшие свободную жизнь с чистого листа.

Однако такой взлет энтузиазма заключенных с тачками для перевозки грунта был далеко не всем приятен. Книга по Истории строительства канала содержит такое повествование: «Одна из женщин, проходя мимо тачки, плюёт на неё с таким страшным выражением злобы и ненависти, что пораженный конвойный неофициально говорит: "Ну, тетка... Ну, тетка... " И больше ничего сказать не может».

Максим Горький так писал о заключенных Беломорско-Балтийского канала: Там было порядочное количество деревенских кулаков. Это были наиболее «трудновоспитуемые» люди. В сопротивлении законным требованиям государства они доходили до мрачной жестокости. Один из них, спрятав 450 пудов зерна, допустил умереть от голода двух детей своих и жену, и сам отощал до полусмерти. Но и в этих полулюдях, идолопоклонниках частной собственности, правда коллективного труда пошатнула зоологическое индивидуальное».

Система исправления наказаний в 30-е годы была выражена литературным языком коллектива авторов, представлявших собой элиту советских писателей того времени. Им удалось на месте изучить и вынести на широкое обсуждение саму систему исправления, как высокую мораль отношения к труду. Итоги свих размышлений авторы разместили в книге:

«Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства» Под редакцией М. Горького, Л. Авербаха, С. Фирина».

Комментарии этой книги по истории строительства канала весьма поучительны:

«За текст книги отвечают все авторы. Они помогали друг другу, дополняли друг друга, правили друг друга. Поэтому указание индивидуального авторства было нередко затруднительным. Мы указываем здесь авторов основных частей, вошедших в ту или иную главу, еще раз напоминая, что действительным автором всей книги является полный состав работавших над историей Беломорско-Балтийского канала имени Сталина: Л. Авербах, Б. Агапов, С. Алымов, A. Берзинь, С. Буданцев, С. Булатов, Е. Габрилович, Н. Гарнич, Г. Гаузнер, С. Гехт, К. Горбунов, М. Горький, С. Диков- ский, Н. Дмитриев, К. Зелинский, Зощенко, Вс. Иванов, Вера Инбер, B. Катаев, М. Козаков, Г. Корабельников, Б. Лапин, A. Лебеденко, Д. Мирский, Л. Никулин, B. Перцов, Я. Рыкачев, Л. Славин, А. Тихонов, A. Толстой, К. Финн, З. Хацревин, B. Шкловский, А. Эрлих, Н. Юргин, Бруно Ясенский».

По своей сути книга по истории строительства канала представлена в виде победных фанфар. Это ей послужило плохую службу. И если бы эта книга через некоторое время после своего издания не была изъята из публичного обращения, можно утверждать, что начальник ГУЛАГа Матвей Берман, заправлявший порядками на ББК, не позволил бы доминировать на поздних литературных подмостках Остапу Бендеру, поскольку политически превосходил этого героя на целый порядок.
Почему же книга оказалась запрещенной?

Книгу запретили после того как стало понятно, что в ней, как в системе перевоспитания, не показана роль категории воров, оказавшихся за рамками повествования. Система исправления в основном была сконцентрирована на исправлении кулака. Роли воров авторы коснулись только в одном месте:

«Воровские атаманы, головорезы. Они за гордость считают, соревнуются между собой, кто больше в тюрьмах просидел. Надоест ему сидеть в изоляторе на урезанном пайке, он и записывается в трудколлек- тив. На работу он выходит, а с работы норовит удрать. Люди землю возят, лес рубят, а он в кусты, засядет с друзьями в яму, и режутся в карты. А то «журят», блатные разговоры ведут. Зазевался часовой, они и в лес сыграют и в город.

А если контрик, так и на финляндскую границу. Такие бегуны — враги всему трудколлективу! Ребята работают, надрываются, темпы показывают, высокую выработку дают, а бегуны-отказчики эту выработку снижают. Тут вохровец должен зорко глядеть, и в этом деле большинство заключенных на стороне вохровцев. В иных договорах о соцсоревновании сами заключенные вводят пункт: не бегать. У кого больше беглых — тот проигрывает».

И как потом окажется, борьба за категорию воров, как самой неприме- римой по отношению к Советской власти криминальной прослойки, станет для буржуазной контрреволюции в СССР полем политической борьбы. Уголовная прослойка воров под эгидой советской бюрократии сможет заменить столыпинскую категорию кулаков и потянет за собой весь преступный мир в капиталистические преобразования.

Этот факт авторами книги о строительстве канала не был учтен. А вот на самом верху это обстоятельство, напоминающее пример современных «цветных революций», учли и книгу отложили в сторону, как содержащую крупные политические ошибки.

Тем не менее, эта книга ныне есть в Интернете и при желании всякий читатель может с ней ознакомиться. А ознакомиться с этой книгой необходимо хотя бы по той причине, что её запрещение использовалось антисталинистами для создания образа ГУЛАГа в СССР, как системы близкой к концентрационным лагерям гитлеровцев. Но, не имея примеров из книги о системе содержания заключенных в советских лагерях, антисталинисты давили на мораль, указывая на отсутствие выплат денег и «отсутствие валюты».

Однако в Советском Союзе той поры ещё были политики, способные оценить победные фанфары на фоне далеко непобежденного противника. В результате чего История строительства Беломорско-Балтийского канала была изъята из обращения.

«Зеками» принято называть заключенных сегодня. Первоначально наименование складывалось из сочетания двух букв «з/к», получивших распространение от официального делопроизводства, в котором эти две буквы расшифровывались просто: заключенный каналоармеец. Так стали называть заключенных на строительстве Беломорско-Балтийского канала в 1931-1933 гг. Этим названием политическое руководство стремилось подчеркнуть их отличие от узников тюрем царского времени.

Понятие «каналоармеец» позволяло осужденному на срок тюремного заключения с первого дня начинать движение к своему освобождению, что активно поддерживалось руководством ГУЛАГа.

Женщины-заключенные работали рядом с мужчинами. Основную женскую массу составляли профессиональные проститутки. И это была наиболее трудно перевоспитуемая категория работников. Прежде всего, эта масса осужденных не привыкла работать, предпочитая паразитировать на предоставлении сексуальных услуг.

Но, как покажут этапы строительства канала, профессиональные проститутки были вынуждены меняться, приспосабливаясь к экономическим условиям лагерного режима. Ибо в дело вступал прожиточный паек питания, который предоставляться только по результатам выполнения нормы выработки на человека.

Работавшие рядом мужчины совсем не стремились обменять свой паек питания на сексуальные услуги бывшей проститутки. Оставались только отношения сердечные и труд, как источник развития. Руководители строительства хорошо знали не только экономические основы марксизма.

То, что Матвей Берман хорошо понимал основы семьи и изучил работу Энгельса «О происхождении семьи, частной собственности и государства», не вызывает сомнений. Об этом свидетельствует один пример с Берманом, взятый из книги по Истории строительства ББК:

«Вскоре подоспело решение об освоении кулацких выселений, и Берман поехал искать места для поселенцев. Он побывал в северном Казахстане, в Сибири, на Вишере.

За лето надо было успеть построить целые города. И Берман действительно мог сказать, что их к зиме построили. В одном северном Казахстане было выстроено 7,5 тысячи домов, каждый на четыре семьи. Больницы, столовые, пекарни, школы и физкультурные площадки. В общем, это составляло несколько уездных городов.

Берман встречал эшелон кулаков. Кулаки нехотя вылезали из вагонов. Он собрал их вокруг себя. Бабы на всякий случай сразу заголосили.

— Без шума, — сказал Берман. — Вы можете обрести душевный покой. Поля на местах уже засеяны колхозами. На свою межу вы больше не найдете дороги. Забудьте о прежней жизни и не вредите своему здоровью. Вот вам комендант и живите ладно. Какой у вас будет режим? У вас будет советский режим, — сказал Берман. — Работайте дружно колхозом, и вы еще будете угощать меня пельменями.

Берман послал в Москву проект неуставной артели в кулацких поселениях.

Через некоторое время он стал получать сообщения из поселенческих больниц, что бабы стали беременеть. Все было в порядке».

Порядки на строительстве канала были более жесткие, чем те, которые существовали в неуставных артелях кулацких поселений. Но отсутствие экономической базы для паразитизма делало своё дело.

Говоря языком «зеркала русской революции» Льва Толстого, «весна брала своё». Брала своё и весна на строительстве канала, приводя к беременности женщин, способных к деторождению.

И опять у Бермана всё было в порядке, потому что воспроизводство самого человека ставило перед женщиной вопрос создания семьи. Материнский инстинкт брал верх над паразитизмом, ибо материнство представало в качестве необходимого условия для продолжения жизни. С проституцией приходилось завязывать, и женщины «перековывались» на новые устои жизни. Тем самым, «мертвые души» не приживались.

Этот пример «перековки» проституток можно было и не затрагивать, если бы в после сталинский период в советских местах лишения свободы не состоялось возрождение новой категории проституток. Только новые проститутки будут уже разносчиками однополой любви и преимущественно имели мужской пол, именуемый как гомосексуалисты.

И снова своим существованием они будут обязаны паразитированию на чужом труде. Найдутся и силы, которые обеспечат это паразитирование. Поэтому, касаясь вопроса существования проституток, приходится говорить об экономической основе, порождающей их, а не об особенностях их промысла.

Основным бичом строительства канала были приписки. Приписки назывались «туфтой». А название сложилось из аббревиатуры ТФТ - тяжелый физический труд, означающей на деле обман в деле выполнения норм выработки. Суть их изложена к книге так:

«Туфта происходила из-за борьбы за штабное знамя, — говорит инженер Вяземский. — Отделение хотело показать хорошую выработку, чтобы получить знамя. Тем более что оно приносило целый ряд льгот, да и начальство не ругает, а оставляет в покое, если выработка большая.

Поэтому многие приписывали выработку. Например, взорвано 5 тысяч кубометров скалы; по плану предполагается, что скала должна быть вся выброшена, а фактически ее оставляют на месте. Бывали и другие формы: например, вписывали в общую выработку удаление растительного слоя, включали его в кубатуру, чего делать не полагается, так как этот слой идет на отвал.

Таким образом, по сводкам неоднократно получалось, что все работы выполнены на сто с лишним процентов, на самом же деле, когда произвели инструментальный обмер, оказалось, что сооружения далеко не закончены.

Бывает так называемая «обратная туфта», на первый взгляд немного непонятная. Об инженере Кирсанове говорили, что одно время у него было 8 тысяч кубометров «запаса» выброшенной породы, не указанной в сводках. Инженер Кирсанов «скрыл» 8 тысяч кубометров уже произведенных работ».

Общественный контроль со стороны заключенных за производством работ оказался таким содержательным, что по окончанию работ разговоров о «незавершенке» просто не существовало. Эту публику, вынужденную ориентироваться на нормы рациона питания, было нельзя провести красивыми рассуждениями о перевыполнении норм выработки. Традиционные для российского обывателя «мертвые души » никак не могли приспособиться к условиям строительства канала, чтобы «дутыми цифрами» позволить паразитировать на результатах чужого труда.

Саботаж заключенных специалистов с высшим образованием выражался своеобразно и приводил к обратному результату. Тут весьма показателен пример с профессором В. Н. Масловым, бывшим вредителем, работавшим в своё время над проектом канала и участвующим в изобретении способа постройки деревянных шлюзовых ворот. На строительстве канала он числился инженером Масловым:

«Инженер Маслов работает в отделении затворов. Разумеется, он ни в какой степени не верит в возможность создания гигантского канала где-то на краю света, при полном почти отсутствии механизмов, металла, квалифицированной рабочей силы. Но он — человек подневольный. Он согласен предоставить этим людям свои знания, свой мозг — но ничего более. Ни единой эмоции. Ни единой улыбки. Ни единого лишнего слова.

Совершенно неожиданно для инженера Маслова и помимо его воли это напряженное — моральное ощущение общего строительного плана исторгает из него несколько эмоций. Согретый эмоцией, чуть расторможенный мозг начинает показывать более высокое качество работы. Теперь инженер Маслов сам подбрасывает немного топлива в этот разгоревшийся костер. Затем он теряет счет эмоциям. Ему не до того. Пять, десять, пятнадцать вариантов!

Он никогда за всю свою жизнь не знал такого непрерывного, такого буйного творческого праздника. А какие темпы! Он уже нащупывает правильное решение. Еще два-три варианта, и задача может считаться решенной. Во всяком случае, ему уже сейчас непререкаемо ясно, что проектированные им деревянные ворота и затворы ничуть не уступают железным.

В 1932 году инженер Маслов был освобожден досрочно от отбытия наказания, но остался на работе. Все в той же своей скупой, сдержанной манере он пытался «обшутить» свое досрочное освобождение и свое решение остаться на работе до окончания канала. Когда канал, наконец, был отстроен, инженер Маслов по постановлению ВЦИКа был награжден орденом Красного знамени за свои исключительные заслуги по конструированию деревянных ромбовидных ворот и затворов для шлюзов.

Он был сильно смущен и получение ордена «обшутить» не решился. Это было бы уже слишком неискренно и безвкусно. Пора было кончать эту сложную психологическую игру с самим собой.

В конце концов, она довольно утомительна и отнимает много душевных сил. А силы нужны для работы. Ведь инженер Маслов имел достаточно времени убедиться, что при социализме работать можно. И не только работать — можно создать новую главу в новой науке: социалистической гидротехнике».

Охрану заключенных составляли стрелки ВОХР. В их задачу входила борьба с побегами, поэтому они отвечали только за численность вверенных им отрядов заключенных. Количество вохровцев складывалась из соотношения три или пять охранников на пятьсот заключенных. Подбирались вохров- цы из самих заключенных весьма своеобразно. Вот признание одного из них:

«Привезли нас в Медвежью гору. Меня вызвали в Управление, поговорили, что я из бедняков и был в Красной армии, статья у меня подходящая и срок небольшой, и меня отобрали в ВОХР. И других отобрали, и всем дали оружие. Никак я такого оборота дела не ожидал. Молча пошли мы в казармы. А там ребята в военной форме, только с петлицами серого цвета. Смотрят на нас, зубы скалят.

Оказывается, тоже из заключенных. Десять лет как не держал я в руках винтовку. Отошел в угол, взвесил ее на ладони, обтер рукавом замок, посмотрел в ствол на свет. Кое-где тронуто. В Красной армии нас за это здорово гоняли. ”Ну, а если я возьму в руки эту винтовку, да...”».

Агитбригады на строительстве также представляли самих заключенных. Коллективы подобных агитбригад достигали такого совершенства, что могли соперничать с профессиональными артистами.

Они своими выступлениями вселяли в сердца заключенных такую веру в успех выполняемого ими дела, что энтузиазм работающих всегда был на высоте. Без этого энтузиазма канал за полтора года можно было построить разве что действием сверхъестественных сил. Соответственно, на высоте положения был и паек, предоставляемый заключенным за их работу такими же заключенными. Вот пример создания одного из обедов:

«Меню изукрашено картинкой строительства сверху, а внизу какие- то лиловые цветочки и пожелание: «Кушай и строй так же, как кушаешь».

Обед

Щи (1,2 литра на человека).
Каша пшенная с мясом (по 300 граммов).
Котлеты рыбные с соусом (по 75 граммов).
Пирожки с капустой (по 100 граммов)».

Поддерживался на строительстве и уровень производственной санитарии. Больше всего заключенные опасались распространения вшей. Поэтому с целью контроля за санитарным состоянием на строительстве канала присутствовал пункт Международного Красного креста. Зафиксированы только единичные случаи попадания заключенных в больничные изоляторы. Что свидетельствует о достаточном уровне контроля.

Канал построен в рекордные сроки. Белое море соединилось с Балтикой. Тысячелетняя мечта превратилась в реальность. По каналу пошли корабли.

Текст книги об Истории строительства так передает характер наступившего момента:

«Тысячи людей получили освободительные билеты.

Досрочно освобожден, имеет право проживания во всех городах СССР! Это значит, что человек обрел новую родину, новую страну, прекрасную страну, со множеством сел и городов, рек и морей, страну, где труд решает все. Начинается новая жизнь, настоящая жизнь.

У вербовочного пункта всегда толпилась очередь.

Здесь освобожденных вербовали на разные стройки.

Ведь лагерь за год с небольшим стал фабрикой профессий, в особенности строительных. Здесь становились бетонщиками, бурильщиками, плотниками.

На эту рабсилу был большой спрос. Страна нуждалась в строительных рабочих.

Освобожденные лагерники, не выходя из ворот, обеспечивались работой.

Люди растут, среди них большая тяга к учебе, повышению квалификации, к устройству жизни на новых началах».

Из книги Вл. Рябова „ТРУД и КАПИТАЛ: денежные страсти в борьбе за права человека”. 

Просмотров: 1263

Новости Партнеров