Святой русский царь - 2

Святой русский царь - 2Итак, шла война, массы русского народа уже воевали и гибли, массы ковали оружие и выращивали хлеб.

А что конкретно делал царь?

Как вы выше видели, руководил государственным аппаратом России какой-нибудь старец преклонных лет - глава правительства. Командовал русской армией Верховный главнокомандующий – дядя царя, великий князь Николай Николаевич.

А Николай II что делал-то??

Я скажу так – мешал остальным воевать и работать.

Это по сути того, что он делал, а внешне это выглядело, как поездка царя по городам и воинским соединениям в тылу или в тылах воюющих армий.

Города обязаны были организовать царю торжественный приём, а это означало, что в этих «осчастливленных» городах недели за две все руководители бросали работу и готовились к встрече. Приехав, царь расспрашивал как бы «случайных» представителей народа о житье-бытье, дарил понравившимся представителям народа часы и мелкие подарки, посещал церковь и госпиталя, в госпиталях раздавал медали, и в конце получал собранные населением города деньги.

И отбывал в следующий город. К большой радости всех государственных служащих, да и просто работающего населения осчастливленного города. (Кроме, разумеется, бездельных зевак, для которых царь был вроде нынешней попсы – поводом посплетничать). Отбывал царь с чувством большого умиления от того, как любит его и его супругу простой народ!

Потом царь ехал на фронт, где тоже недели на две все вставали на уши, поскольку нужно было снять с фронта целые соединения и начать их муштровать, поскольку царь силу воинских соединений определял по тому, как они в тылу церемониальным маршем проходили мимо него.

Кроме того, начальству нужно было обеспечить безопасность этого мероприятия вблизи фронта, с которого, к примеру, немцы могли обстрелять такое скопление войск (по нескольку дивизий собирали для парадов) дальнобойной артиллерией или совершить авианалёт.

Царь приезжал, любовался строем, милостиво разговаривал с офицерами и солдатами, награждал отличившихся медалями и крестами, прощал провинившихся, любовался церемониальным маршем, посещал госпиталь с раздачей крестов и медалей, молился в церкви и, наконец, отбывал, к великому счастью командования этих войск. Короче, армия, как и города, тоже развлекала царя по полной программе.

Боюсь, что меня в этом вопросе понимают только реальные руководители, которым приходилось встречать большое начальство. Скажем, тот же Спиридович маразма всего происходящего, судя по всему, искренне не понимал. Вот он несколько снисходительно смотрит на командующего 9-й армией генерала Лечицкого, который с утра организовывал царю развлечение с парадом в тылах своей армии.

И Спиридович посмеивается над Лечицким за то, что тот оказался не способен оценить царскую милость: «Уже очень темнело, когда стали усаживаться в автомобили. Государь предложил Лечицкому: «Платон Алексеевич, хотите, я вас подвезу по дороге?» Тот ответил наивно откровенно: «Никак нет, Ваше Императорское Величество, нам не по дороге, а я слишком долго отсутствовал из штаба армии и мне нужно принять длинный доклад начальника штаба, он ждет меня». Некоторые переглянулись. Государь ласково улыбнулся и пожал руку Лечицкого».

Это же надо – отказался от милости проехать в одной машине с царём! А то, что у Лечицкого целый день армия воюет без командующего, – это, как бы, чепуха! И то, что на кой хрен нужны воюющей армии и её командующему ещё и парады в тылу, это тоже никем во внимание не принимается. Царь приехал, радость какая! Как от приезда Путина.

Надо, конечно, учесть, что писал эти воспоминания жандармский генерал, но ведь генерал! Кстати, когда царь пожаловал ему генеральский чин, то Спиридович перешел из отдельного корпуса жандармов в военное министерство, то есть стал считаться обычным генералом пехоты. Кроме того, он сдружился с генералом Дубенским, официальным летописцем деятельности царя, к которому стекалась вся информация для будущей книги о подвигах царя, посему и Спиридович был в курсе чуть ли не каждого царского шага.

И вот Спиридович вспоминает: «Назначенный губернатором в ноябре 1914 года, Княжевич развил необычайную энергию, как администратор и уже успел сделать многое для своей губернии. Двинул он вперед и железнодорожное строительство в Крыму. Благодаря своим связям Княжевич добился того, что правительство отпустило деньги на постройку железнодорожной ветки от станции Сарабаз (магистраль Харьков - Севастополь) до Евпатории.

Эта ветка, правда, пока кустарная, была построена в три с половиной месяца, и уже 21 октября 1915 года состоялось ее открытие. Отныне на первоклассный, единственный в Европе, грязелечебный курорт Саки (Сакские грязи) и в Евпаторию можно было проехать по железной дороге. Княжевич принялся за сооружение в Евпатории грандиозной грязелечебницы - здравницы, как стали называть по-модному».

Надо же! Население собирало деньги на победу в войне, а правительство тратило деньги и силы на строительство курортов и подъездных путей к ним (напомню, что железной дороги к порту в Мурманске, ещё не было, но зато в Крыму к курорту она, как видите, была построена ударными темпами). Но дело не в этом, а в самом факте того, что Спиридович эту никчемную поездку царя и царицы в Евпаторию счел важным в своих дневниках описать.

Однако ещё раз напомню, что шла война, которая резко изменила взгляды на военное дело. Мыслилась война, как подвижная, а оказалась окопной, Россия оказалась катастрофически не готовой – не имела минимально необходимого количества тяжёлой артиллерии для разрушения укреплений, да и вообще артиллерии имела вдвое меньше, чем у противника, практически всю войну Россия не имела мало-мальски достаточного количества снарядов, а промышленники неимоверно вздули цены на них.

Не хватало винтовок, не хватало патронов, не было шанцевого инструмента, колючей проволоки, количество дезертиров было больше, чем во всех остальных армиях мира вместе взятых.

Были изобретены и ставились на вооружение новые виды оружия, скажем, ручные пулемёты и бомбомёты (миномёты), танки и отравляющие газы. Казалось бы, царя должны были беспокоить все эти вопросы, он должен был вызывать людей для их решения, устраивать совещания, его летописец должен был бы это отмечать, а Спиридович должен был бы написать об этом в своих воспоминаниях. Но об участии царя в разрешении всех этих проблем, во всем тексте воспоминаний ни слова!

Да, других лиц волновал и снарядный голод, и нехватка винтовок и тяжёлых орудий, но не царя. Ну, нет в объёмном тексте воспоминаний Спиридовича и слов таких, как, скажем, «танк» или «газ». Ну, не интересовало царя все эти военные проблемы, а вместе с царём и не волновали они и Спиридовича. Вот в Евпатории царице преподнесли огромный букет белой акации, вот это Спиридович внес в анналы истории, а танки? Да кому в семье царя они во время войны были нужны?
Но и этим сбором денег с патриотического населения, полезная деятельность Николая II не ограничилась.

Верховный главнокомандующий
Через девять месяцев войны царица доинтриговала до своей очередной победы над здравым смыслом, и царь снял с должности Верховного главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича. После чего Николай II сам стал командовать войсками.

Клаузевиц точно сформулировал мысль о том, что: «Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно». Поэтому вполне мог быть Верховным главнокомандующим и Николай II. Но «сложно» - это значит нужно очень много работать, чтобы обдумать, как сделать дело, и очень много работать для реализации задуманного. А «работать» - это, по мнению Николая II, не царское дело. Он, судя по воспоминаниям, принципиально работать не хотел, и не собирался.

Поэтому командовал царь русской армией в Первой мировой войне с помощью всё тех же парадов в тылу фронтов, правда, теперь он и жить стал большей частью в Ставке – возле своего штаба. Кстати, и водку стал пить не из хрустальных стопок, а из серебряных стаканчиков - не бьющихся. Потому как в походе был царь! А это вам не хухры-мухры!

Само собою, Спиридович с восторгом описывает, как в поте лица трудился царь и в роли Верховного главнокомандующего, ну прямо как известный нам раб на галерах:

«Установившийся порядок дня Государя был таков. Вставал Государь в 7 часов и пил чай у себя в комнатах. В 9 часов, в фуражке и защитной рубашке с кожаным поясом в высоких сапогах, Государь выходил из дома и, поздоровавшись со стоявшими у подъезда часовыми, направлялся в Штаб, до которого было не более ста шагов. Его сопровождали: Дворцовый Комендант, дежурный флигель-адъютант и дежурный урядник конвоец.

У наружного подъезда Штаба Государя встречал с рапортом дежурный по Штабу офицер. Государь подавал ему руку и уже только в сопровождении дежурного входил в здание Штаба. На верхней площадке Государя встречали Начальник Штаба Алексеев и Генерал-квартирмейстер Пустовойтенко. Входили в зал. И на столах и на стенах карты. Алексеев начинал доклад.

После доклада Государь возвращался домой, встреченный Дворцовым Комендантом и дежурным флигель-адъютантом, и проходил в свои комнаты. В час Государь выходил в зал, где уже были в сборе все приглашенные к завтраку и свита. Государь здоровался и проходил в столовую. После завтрака Государь беседовал с кем либо из приглашенных, что обычно весьма учитывалось, и затем, поклонившись всем, уходил в свои комнаты. В это время Государь говорил Дворцовому Коменданту о предстоящей прогулке; тот предупреждал меня и делались соответствующие мероприятия.

Около двух с половиной часов подавались автомобили, и Государь ехал, в сопровождении нескольких лиц свиты, на прогулку за город. Отъехав большое расстояние, Государь делал, обычно, большую хорошую прогулку пешком и возвращался домой лишь к чаю.

…В 5 часов в столовой подавали чай, на котором, кроме Государя, была только свита. После чая Государь занимался у себя в кабинете.

В 7 с половиной часов - обед с приглашенными, список которых составлялся гофмаршалом заблаговременно и утверждался Государем. После обеда Государь разговаривал с лицами, ему по моменту интересными и удалялся в свои комнаты, откуда выходил к вечернему чаю в 10ч., со свитой. После чая, поиграв иногда в домино со своими всегдашними партнерами, Государь, попрощавшись со свитой, уходил в свой кабинет, где занимался за полночь.

С первых же дней вступления Государя в командование, самым близким для него лицом по ведению войны, сделался Начальник Штаба генерал Михаил Васильевич Алексеев, которого Государь знал давно и к которому питал большую симпатию, называя его иногда «мой косой друг»».

Итак, вся работа с «косым другом» по командованию войсками занимала в день толи час, толи два до завтрака.
То, что на обеде присутствовали ещё некоторые люди по вызову царя, не имеет значения, поскольку это у Сталина во время обеда решались и государственные вопросы, в связи с чем, приглашённые к Сталину на ужин государственные деятели за столом сами за собою ухаживали – обслуга в столовую не допускалась.

А у царя завтраки и обеды тоже имели государственное значение, но иное. Это было поощрение лицам, приглашенным к столу царя, это была некая разновидность награды, а красиво отпечатанное меню завтрака или обеда было как бы материальным подтверждением, что награда вручена.

Вот, к примеру, императрица, наконец, убрала от царя и самого Спиридовича, окончательно лишившегося доверия в её бдительных глазах, но перед тем, как отпустить его из Ставки градоначальником летней царской резиденции – Ялты, царь, всё же, поощрил Спиридовича царским завтраком: «31 августа я был приглашен к прощальному высочайшему завтраку. Я был в парадной форме. За завтраком была вся Царская Семья. Завтракали в палатке, в саду. Вот меню того памятного для меня завтрака.

На толстой бумаге, в восьмую долю листа, украшенной золотым государственным гербом, отлитографировано рукописью:

«Завтрак
31 августа 1916 г.
Суп-похлебка.
Пирожки.
Сиги на белом вине и раки с рисом.
Левашники с яблоками.
Слива».

За завтраком я встретился дважды глазами с Императрицей. Она потупила взор».

Так, что очень трудно понять из воспоминаний Спиридовича, сколько же часов в день царь реально занимался государственными делами между всеми этими застольями, прогулками, играми в домино и прочими царскими заботами. Он же и на прогулках продолжал работать, вот записи из его дневника: «ездил на велосипеде и убил 2 ворон»; «гулял и убил ворону»; «гулял долго и убил две вороны». Во время прогулок царь убивал и кошек, которых, судя по их обилию, со всей России свозили к местам царских прогулок.

Но вот Николай II стал возить с собою в Ставку и наследника Алексея, поэтому работы по управлению Россией прибавилось:

«Завтракал Наследник за общим столом, сидя слева от Государя.

Он особенно любил, когда соседом был В. Кн. Георгий Михайлович. Он шалил с ним и Государю приходилось иногда останавливать сына. После завтрака получасовой перерыв и затем прогулка в автомобиле с Государем. Уезжали за город и, выбрав хорошее место, гуляли, играли. У берега реки разводили костер, строили печку, жарили картошку.
После прогулки подавался дома чай, а потом Наследник, расположившись за своим столиком в кабинете Государя, готовил уроки к следующему дню, поглядывая иногда на занимавшегося за своим столом Государя.

Обедал Наследник в 7 часов, отдельно, с Жильяром. В разговоре как бы подводился итог минувшего дня. Перед тем, как ложиться спать, Алексей Николаевич молился, громко читая все молитвы. Государь иногда поправлял Его, когда Он слишком быстро произносил молитву. Попрощавшись с сыном, Государь уходил вновь работать в кабинет, тушился в спальне свет, оставалось лишь мерцание лампадки перед образом».

«Государь работал больше обычного. Только после завтрака он уезжал на моторной лодке с Наследником за несколько верст от Могилева, где и гулял и играл с сыном. Алексей Николаевич был произведен 25 мая в ефрейторы».

Что тут сказать? Как видите, Николай II тот ещё был «раб на галерах». Как его сравнить с Лениным, буквально сгоревшим на работе? Как сравнить со Сталиным, по 14 часов не выходившем из кабинета, лично написавшим тысячи документов, причём, таких сложных, как, к примеру, приказы войскам об изменении тактики ведения боя или тексты заявлений ТАСС? Не было бы Медведева, так и сравнить Николая II было бы не с кем. А так Медведев-то у нас совсем святой - даже ворон не стреляет.

Порой кажется, что сверхверноподданный Спиридович издевается над обожаемым им царём.

Святой русский царь - 2Работать не заставите!
Что тут сказать – Николай II тот ещё был «раб на галерах». Порой кажется, что Спиридович издевается над обожаемым им царём.

К примеру, вот конец июня 1915 года и царю, напомню, недавно вступившему в должность Верховного главнокомандующего русской армии, срочно захотелось поехать на автомобилях за 200 км от Ставки в Беловежскую пущу для того, чтобы вспомнить, как он там перед войной охотился, и для того, чтобы позавтракать под вековыми дубами.

Но вы представляете, поездка чуть не сорвалась! Спиридович пишет, что они заблудились и фактически проехали 300 км, но, главное: «Государь приехал только в три часа. С фронта были получены сведения от Алексеева о немецком прорыве.

Государь отменил было поездку, но, получив дополнительные сведения об успешной ликвидации прорыва, выехал. Позавтракав, осмотрели музей, много гуляли и к обеду вернулись в Барановичи».

Ну, конечно, какой пустяк – на фронте шли ожесточённые бои. Но разве для русского царя это может быть причиной отказаться от траты целого дня на прогулки и завтрак в Беловежской пуще? Это, конечно, не журавлей в полёт провожать и не за амфорами нырять, но тоже…

Поездка в Беловежье утомила государя, и он тут же поехал в Петроград, где занялся понятным и любимым делом – участием в дрязгах жены и молебнами во славу русского оружия.

Что касается «успешной» ликвидации немецкого прорыва на фронте, то Спиридович в другом месте и по другому поводу очень скупо сообщает об этом «успехе» следующее: «В половине июля немцы перешли Вислу. 22 мы оставили Варшаву, а 23 Ивангород... 4 августа пала крепость Ковно. Комендант бежал… 6 августа сдался Новогеоргиевск. …10 августа пал Осовец. Эвакуируют Брест-Литовск. Ставка Верховного Главнокомандующего перешла из Барановичей в Могилев. При отступлении срывается с мест мирное население и гонится внутрь страны».

Это скупо, а если хоть немного копнуть подробности, то ведь они страшны! К примеру, в крепости Новогеоргиевск сдались в плен 83 000 чинов русской армии, в том числе 23 генерала и 2100 офицеров, а комендант крепости генерал Бобырь перебежал к немцам. Немцам в крепости достались 1204 орудия и более миллиона снарядов. Напомню, что в это время на всех фронтах русская артиллерия испытывала острый недостаток снарядов.

А Верховный главнокомандующий в Петрограде крестит лоб и пытается разрулить очередной скандал с Распутиным.
Время шло, но ничего не менялось! Вот Николай II уже полтора года в должности Верховного, казалось бы, даже тупой за такой срок должен хоть чему-то научиться в своём деле. Наступил конец 1916 года.

Вообще-то этот год все охотно вспоминают, поскольку в этом году был «Брусиловский прорыв» - единственное светлое пятно российской истории той войны. Если посмотреть, что на эту тему даёт Википедия, то нас порадуют, что этот «прорыв» - это наступление с конца мая по начало сентября 1916 года 1,73 миллиона русских войск русского Юго-Западного фронта, которым командовал генерал Брусилов. Наступал Брусилов против 1,06 миллиона войск Германии и Австро-Венгрии на южном фланге своего фронта.

При этом его Юго-Западный фронт потерял всего 0,48 миллиона солдат и офицеров, а немцы и австрийцы – 1,50 миллиона. Чем не победа? Но несколько смущает, что военная история знает «операции», «бои», «сражения», «битвы», а что такое этот «прорыв»? Ну, прорвались, а дальше что?

На самом деле там, где Брусилов прорвался (на своём южном фланге), было не главное направление операций 1916 года, а вспомогательное – этот «прорыв» должен был отвлечь силы противника от направления главного удара, наносившегося севернее. Юго-Западный фронт силами 8-й и 4-й армий должен был прорваться на Ковель, а по другую сторону Припятских болот войска Западного фронта должны были прорваться на Барановичи.

Замысел русского командования был в окружении и уничтожении войск противника перед Варшавой, а не в Восточной Галиции и на Буковине, где русское командование не ставило себе никаких стратегических целей. «Брусиловский прорыв» без победы под Варшавой это прорыв в никуда.

Эта главная операция русской армии на лето 1916 года бесславно провалилась с огромными потерями. Западный фронт, понеся огромные потери, никакого успеха не достиг и на Барановичи не прорвался. И войска Юго-Западного фронта, прорвавшись «в Брусиловском прорыве» на юге, на Ковель не прорвались, также понеся огромные потери на этом своём главном направлении.

Достаточно сказать, что в тупых ударах Брусилова в направлении на Ковель на берегах реки Стоход была практически полностью уничтожена русская гвардия – за 6 дней боёв гвардейские корпуса потеряли 48 813 человек. А всего с 22 мая по 14 октября (последняя попытка прорваться на Ковель была проведена с 25 сентября по 3 октября) Юго-Западный фронт Брусилова потерял 1 650 000 человек, из которых 203 000 убитыми и 152 500 пленными.
Надо же понимать, почему после такого «победного» 1916 года в России произошла революция.

И вот в декабре 1916 года, после разгромных поражений русской армии в 1916 году, в Ставке собирают совещание для выработки планов операций русской армии на 1917 год.

Отвлекусь. Как обычно ведёт совещание умный и честный руководитель? Он заслушивает мнение всех приглашённых, задаёт уточняющие вопросы, выслушивает споры участников между собой, а затем принимает решение. Его решение может быть таким, какое предложил кто-то из участников совещания, может быть смесью предложений участников, а может быть решением сугубо самого руководителя. И ЛИЧНО приняв это решение, руководитель ЛИЧНО несет за него ответственность. Но, правда, и слава победы только его - руководителя, даже если само решение предложено кем-то иным.

А как ведёт совещание на месте начальника тупой субъект? Он молча слушает всё, что говорят (поскольку не понимает, о чём это они), а потом принимает такое решение, какое ему его начальство сказало. Либо, если такого начальства нет, то принимает такое решение, за которое голосует присутствующее на совещании большинство.

И если решение окажется неудачным, то сам тупица, как бы, ни при чём – «так специалисты решили». А если решение окажется удачным, то ведь он же его подписал! Если уж говорить о временах царей в России, то, к примеру, таким «голосовательным» решением является решение «совета в Филях» бросить Москву на растерзание французам.

Но Николай II в этом вопросе и Кутузова переплюнул и Спиридович об этом совещании, главном для военных действий в 1917 году, сообщает:

«После завтрака Государь спросил ген. Гурко много ли осталось вопросов на совещании, которые требуют его личного участия. Генерал ответил, что потребуется с час времени. Тогда Государь сказал, что в таком случае, закончив совещание, он сегодня же выедет в Царское Село».

Как видите, Николая совершенно не интересовало, что это будут за вопросы, - насколько они будут трудными и требующими обсуждения и изучения. Царь совершенно не собирался над этими вопросами лично думать и ему было наплевать на то, что скажут приглашённые на совещание генералы. Ему важно было узнать, сколько времени ему придётся терпеть это мучение.

Это, если вы заметили (проведу параллель), типичное поведение депутатов Госдумы – им плевать, кто и о чём говорит, – они всё равно не слушают, так как им это не надо, поскольку, как голосовать, им начальство скажет. Но болтовня утомляет, поэтому депутаты ввели регламент – болтать не более определённого времени. Причём, они же считают это решение об ограничении болтовни правильным, не понимая, что только введением этого регламента они уже показали понимающим людям, что депутатам на самом деле не интересны рассматриваемые государственные вопросы, которые они, якобы, решают.

Но как так может быть? Ведь депутаты за решение этих вопросов от народа деньги получают! Так почему суть принимаемых законов депутатам не интересна? Ответ один: потому, что депутаты за последствия внедрения в жизнь принятых ими законов никак не отвечают, соответственно, зачем им над этими законами думать? Зачем им работать, если можно не работать?

Депутаты, по сути, для России не более чем паразитное образование, хотя сами они этого не понимают и обидятся, если их так назвать. Как видите, Николай II, поступая, как и депутаты, тоже этого не понимал.

Да, но ведь в отличие от депутатов Николаю требовалось не кнопку нажать, а подытожить совещание своим решением. Как же он мог своё решение выработать, если не собирался слушать выступающих на совещании, если мнения генералов ему заведомо были не интересны? Депутаты-то, как я сказал выше, голосуют так, как начальство скажет, а Николай, не имеющий начальства, как выкручивался?

А просто: «Затем Государь сообщил генералу, что он предполагает сказать в виде заключительного слова на совещании. Последнее вполне соответствовало взглядам и желанию Гурко. Так совещание и было Государем закончено. На нем было решено произвести весною 1917 года общее наступление, причем главный удар предполагалось нанести армией генерала Брусилова».

Заметьте, вопрос о том, какое решение Николаю принять по итогам ещё не проведенного совещания, царь согласовал с Гурко ещё до того, как он собирался «выслушать» прибывших на совещание генералов. Но тогда зачем генералы приехали, зачем они были нужны со своим мнением, если царь уже решение согласовал? Ведь на самом деле «царское решение» это в тот момент было решением генерала Гурко – царь, Верховный Главнокомандующий, на исполняющего обязанности начальника своего штаба смотрел, как на своего начальника.

Пустое место
И при этом ни царь, ни подобные руководители не понимают, что у тех их подчинённых, кто реально является деятельным человеком, возникает вопрос – а на хрена такой руководитель им нужен? Ну, на хрена любой организации эдакое пустое место? Бумаги подписать? А если дрессированную обезьянку посадить на место царя, научив её на бумаге подписи чиркать?

Ведь чиркнула бы эта обезьяна подпись под решением генерала Гурко не хуже, чем Николай II. Зато насколько бы время принятия решений сократилось, насколько расходы на царя снизились бы! Ни тебе меню золочённых, ни тебе осетрины с раками. Так - пара-тройка бананов. А насколько снизились бы расходы на депутатов Госдумы России, посади там 450 мартышек, дрессированных по сигналу на кнопки нажимать?

Вот теперь поймите: даже если среди подчинённых царя – генералов, министров, высшей аристократии России – большинство и было такими же ленивыми работниками, как и сам царь, то ведь и им нужна была победа России в войне. А царь для этой победы ничего не делал - он был чистой обузой, на общение с которым надо было бессмысленно тратить время и ожидать всяких пакостей от его взбесившейся бабы. Николай II у власти оставлял Россию без головы – без единого управления.

Тупой и ленивый царь в это опасное время стал обузой не революционеров, он стал обузой для элиты России. Царь губил русский народ, на что элите, по большому счёту, было наплевать, царь губил себя и собственную семью, на что элите тоже было наплевать, но вместе с собою царь губил и саму элиту. А это уже другое дело. Тут уже элита не будет ждать, пока там профессиональные революционеры перестанут между собою грызться, раскачаются и решатся на свержение монархии. Тут уж сама элита свержением царя обязана заняться и займётся.

Интересен такой момент. Накануне подписания Николаем по требованию революционного Петрограда отречения от престола, его начальник штаба запросил по телеграфу командующих фронтами, как они относятся к этим требованиям революции? Ведь отречением дело могло не ограничиться, революция могла вообще свергнуть монархию (что она и сделала) и тогда могли пострадать и генералы – царские слуги.

Сам Николай II, разумеется, ожидал, что генералы, получившие чины, награды и должности от него с супругой, возмутятся, вышлют с фронтов по паре дивизий в Петроград и перевешают всех бунтовщиков. Придурковатый Николай со своей бабой был уверен, что генералы его любят и без него Россию не представляют.

Но генералы, как раз, понимали, что Россия может спастись только без него.

И хотя генералы это понимали, но они попали в щекотливое положение – ну, предложат они царю отречься от престола, а революция будет подавлена, и тогда в каком положении они окажутся? Ведь предложение царю покинуть престол, это измена царю, измена присяге (в России военные клялись в верности не государству, а лично царю). И генералы замешкались, начали тянуть время: «Надо обдумать, посовещаться».

И ни минуты не колебался только дядя царя - командующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич. От него немедленно поступило решительное: «Уходи!». А узнав об этом, за ним уже и остальные генералы сдали своего «Верховного главнокомандующего» на расправу революции.

Летом 1918 года большевики уничтожили Николая II и его семью (убив 19 человек из примерно 60, могущих претендовать на престол). Уничтожили из гуманных соображений, чтобы не ужесточать гражданскую войну ещё и участием в ней монархистов. И уничтожили не по суду, а по приказу правительства или местной власти - это не имеет особого значения. По сей день есть достаточно умников, считающих это уничтожение царя преступлением. Эти люди не понимают ни законов, ни традиций народа, на основе которых законы страны должны приниматься.

Так вот, и в глазах народа, и по его законам и обычаям не является преступлением деяние, запрещенное законом и обычаем, если это деяние было совершено во благо всего общества.

Есть такая статья даже в нынешнем Уголовном кодексе РФ, а в Уголовном кодексе СССР статья 14 устанавливала:«Не является преступлением действие, хотя и подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей интересам Советского государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред».

Ведь существовала реальная опасность, что кто-то из царской семьи возглавит или освятит своим участием какие-либо участвующие в войне силы, и жертвы народа возрастут на десятки, а то и сотни тысяч человек. Уничтожением царя, большевики устранили эту опасность.

История не имеет сослагательного наклонения, но, всё же, не исключено, что эта опасность была мнимой в связи с тем, что семью Романовых в России уже презирали все классы и слои населения. Принимая решение об уничтожении Романовых, большевики не могли этого знать точно, тем не менее, это было так.

Военным министром в правительстве Колчака был барон Будберг, который вспоминал, что в годовщину уничтожения Николая II и его семьи, 17 июля 1919 в соборе Омска была устроена панихида по «невинноубиенному царю». Но на панихиду практически никто не пришёл: из многих тысяч генералов и офицеров, состоявших на службе в армии Колчака (кстати, в своё время обласканного царём) и толп дворян, прятавшихся от красных в тылу армии Колчака.

На панихиде вместе с Будбергом присутствовало только четыре старших офицера. Остальные не видели в уничтожении царя ни трагедии, ни ущерба для России. Заметьте, это было отношение к Николаю II даже не революционеров, а царской элиты – «верных слуг».

Что и говорить - у всех современников Николай II не оставил о себе ничего, кроме презрения.

Есть у нас и достаточно губошлёпов, которые всё равно будут жалеть Николая – а что он мог поделать, если вот был таким мягким человеком? Отвечаю: он мог уйти и освободить трон для того, кто хотел и мог работать для счастья народа России. Но он этого не сделал, и за все последствия лично для себя и своей семьи винить должен только себя.

И тут стоит добавить, что только насквозь сгнившая церковь могла такого типа признать святым великомучеником. Если Николай II великомученик, то кто тогда те миллионы, погибших из-за его нежелания освободить своё место руководителя России для того, кто действительно работал бы на её благо? Кто эти погибшие? Ангелы?

Но попы этого не поймут. Им ведь тоже не понятно, почему места у поповских кормушек должны занимать не они, а те, кто верит в бога.

***

В те годы в мире ещё были реальные государственные деятели, идущие во власть не для собственного блага, а для своего государства. Они были даже в России, пример тому большевики, которые появились, казалось бы, «из грязи», но оказались реальными «князьями». Поэтому такие откровенные глупость и безволие, которые проявлял этот пентюх на троне, бросались в глаза многим. Соответственно, желание освободить от такого царя Россию было естественным не только в глазах народа России, но и в глазах всего мира.

Но это «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой». А вот где сегодня в мире есть государственные деятели во главе своих стран? Ведь в нынешней Европе не назовешь государственным деятелем главу ни одной европейской страны, кроме, разве, Белоруссии. Во всех остальных странах у власти сидят копии Николая II.

Кстати, Черчилль дал очень удачное определение того, чем отличается государственный деятель от политика: «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель – на следующее поколение». Я, разумеется, знаю, что стоит назвать фамилию Лукашенко и поднимется вой со стороны определённых читателей.

Что на это ответить? Мне, скажем, тоже не понятно, и я тоже считаю неприемлемым то, что Лукашенко везде появляется с сыном Колей. Но это я так считаю, а белорусы моё мнение не разделяют, что регулярно подтверждают голосованием на выборах. Не исключено, что постоянно присутствующий возле президента Белоруссии символ будущего поколения, для белорусов важнее любых иных символов.

А в России? Бывший крупный реальный руководитель американской промышленности Ли Якокка зло написал о современных «государственных деятелях» США: «Чтобы быть лидером, человеку нужна убеждённость. Это огонь в душе, это страсть. Вы должны на самом деле хотеть что-то совершить. Как измерить этот огонь души? Буш поставил рекорд американских президентов всех времён по количеству дней отпуска – четыреста, и это ещё не конец.

Он предпочитает чистить конюшни на своём ранчо, лишь бы не заниматься правительственными делами. В одном интервью он даже сказал, что самым главным его достижением за период президентства стала поимка окуня на три с половиной килограмма в искусственном пруду на ранчо».

Неспособные на творчество, убогие режиссеры артистов, играющих роль президента России, не смогли, естественно, оставить такой подвиг Буша без внимания и ограничиться и так позорными поцелуями путина собачки Буша. И вот СМИ заблистали фото путина с как бы пойманной им щукой, и подписью, что щука весит не 3,5, а целых 21 килограмм (и наши президенты не хуже настоящих!). Вот это обезьянничание является пределом умственного развития тех, кто правит нынешней России.

А мне уже спешат задать вопрос – а где нам в России найти таких, чтобы работали не за деньги, а за совесть? А вы должности президента и депутатов сделайте ответственными перед регулярным судом народа. И всех ленивых придурков из власти как ветром сдует.

Ну, сами посудите, если бы был закон, по которому Николая II с семьёй за плохое руководство страной даже не убивали бы и сбрасывали трупы в уральские шахты, а просто посадили бы в Петропавловскую крепость на 4 года и потом выпустили на волю безо всяких доходов, стал бы Николай II, скажем, во время войны прогулками увлекаться и ворон стрелять?

Поверьте, каким бы дураком Николай II и ни был, но уже через пару лет царствования отрёкся бы от престола в пользу того, кому престол был по уму и трудолюбию. Сразу отдал бы престол какому-нибудь «Сталину», и не мучил Россию своим дебилизмом.

Следует упомянуть и о том, что ещё, кроме заранее оговоренной безответственности руководителей, лежит в основе этого охватившего мир управленческого безумия. Почему на места руководителей прутся люди не за получением выдающихся достижений вверенных им организаций, а за благами? В основе этого желания тупая мысль, но банальная мысль, что работают дураки, а умные люди «устраиваются» в жизни так, что за них работают другие.

Это действительно умно? От этого становишься счастливым? В этой тупой охоте только за деньгами жизнь каждого человека становится интересней?

Ю.И. МУХИН 

Просмотров: 753

Новости Партнеров