За что сняли Хрущёва

За что сняли ХрущёваК 50-летию Октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК КПСС

50 лет назад в нашей стране произошло событие, которое в очередной раз резко поменяло ход отечественной истории: был снят с постов Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущёв.

В краткой статье 15-го тома «Советской исторической энциклопедии», в которой были изложены биография Н.С. Хрущёва и обстоятельства его ухода с политической сцены, было сказано: «В его деятельности имели место проявления субъективизма и волюнтаризма».

Частое повторение доселе малоупотребительного понятия позволило создателям фильма «Кавказская пленница» разыграть сценку, в ходе которой Балбес (в исполнении Ю. Никулина) обвинил своих заказчиков в «волюнтаризме», а его попросили «не выражаться».

О том, что обвинения Хрущёва в субъективизме и волюнтаризме не были бранными словами ненормативной лексики, а суммировали аргументы, выдвинутые его коллегами по Президиуму ЦК для обоснования его отставки, становится ясным при знакомстве с так называемым докладом Полянского.

Этот доклад был обнаружен Главным государственным архивистом России Р.Г. Пихоя в конце 1990-х годов среди архивных документов. Правда, не член Президиума ЦК Д.С. Полянский, а его коллега М.А. Суслов выступил 14 октября на пленуме ЦК КПСС с докладом, в котором предлагалось отстранить Хрущёва от власти.

Кроме того, содержание этих двух докладов было различным:

Суслов не затрагивал многие вопросы, поднятые в «докладе Полянского». Тем не менее ход дискуссии на Президиуме ЦК 13 и 14 октября показал, что выступившие против Хрущёва были знакомы с содержанием «доклада Полянского» и использовали его аргументацию.

Субъективизм и волюнтаризм на практике

Прежде всего, в докладе приводились факты, свидетельствующие о том, что Хрущёв вопиющим образом попрал принципы коллективного руководства (в чем он 8 лет назад обвинял Сталина) и фактически правил единолично, проявляя «субъективизм и волюнтаризм».

В «докладе Полянского» говорилось: «На заседаниях Президиума теперь уже никто, кроме него, не выступает. Если же кто-либо пытается сказать своё мнение, его сразу обрывают. Да и бесполезно стало говорить: всё равно первый секретарь сделает по-своему.

Такие «методы», как гневный окрик, командование, грубые нецензурные оскорбления, матерная брань, стали постоянной нормой его поведения…

По адресу тех, кто ему неугоден или осмеливается противоречить, он всё чаще стал прибегать к угрозам. И с этими угрозами нельзя не считаться, зная, какой большой властью и необузданным, деспотичным характером обладает этот человек. Он перестал считаться даже с элементарными приличиями и нормами поведения и так отвратительно сквернословит, что, как говорится, не только уши вянут – чугунные тумбы краснеют.

«Дурак, бездельник, лентяй, вонь, грязная муха, мокрая курица, дерьмо, говно» – это только «печатные» из употребляемых им оскорблений. А наиболее ходкие, к которым он прибегает гораздо чаще, никакая бумага не выдержит и язык не поворачивается произнести. И это сыплется без разбора даже в присутствии женщин».

В докладе утверждалось, что Хрущёв «действует как демагог: на словах выступает против культа личности, за строгое соблюдение ленинских принципов и норм, а на деле поступает наоборот, использует методы культа личности… Портретов Сталина за 1952 год в «Правде» было опубликовано всего шесть, а портретов тов. Хрущёва только за 1964 год опубликовано в той же газете 147. Вот вам и пример истинного борца против культа!»

«Печать, и прежде всего «Правда» и «Известия», – говорилось в докладе, – стала, так сказать, его семейными листками, заполнена дифирамбами в его адрес. Всякую фразу, сказанную им, даже ерундовую, тащат в печать. А сколько издано книг и брошюр Хрущёва – трудно даже определить!

Точнее говоря, речь идёт о книгах и брошюрах, не написанных, а подписанных им; сам он писать совсем не умеет… Желание быть всё время на виду, постоянно видеть в газетах себя и своё имя – это стало манией. Тов. Хрущёв всё делает для того, чтобы каждый день в них что-то публиковалось о нём. Казалось бы, не о чем писать – обычная экскурсия куда-либо. Но он и тут находит выход – публикует стенографические отчёты своих бесед с людьми. Мысли, преподносимые в этих отчётах, набили всем оскомину, а их выдают чуть ли не за крылатые выражения».

Авторы доклада писали о невероятном самомнении Хрущёва, который был «всерьёз убеждён, будто он выше, умнее и дальновиднее всех. Везде ему хочется играть главенствующую роль: в тяжёлой промышленности – Главного металлурга, в сельском хозяйстве – Верховного агронома и животновода, в строительстве – Генерального архитектора и т.д. и т.п. Он не понимает, что является лишь одним из руководителей и стал им по воле партии, что не им и не для него создана наша партия, а он – слуга партии». [обратите внимание – слуга партии! – прим. ИАС]

Диктуя свою волю Президиуму ЦК, Хрущёв добивался осуществления различных реорганизаций управления. Доклад гласил: «Десятилетие после 1953 года прошло под знаком непрерывных реформ, различных реорганизаций, перестроек. В результате вся структура хозяйственного управления, а также партийных и государственных органов оказалась, образно говоря, перепахана сверху донизу, вширь и вглубь. Каждая из этих реорганизаций именуется революционной, коренной. Под них подводится подобие теоретического базиса, их объявляют подлинно ленинскими, им пытаются приписывать какие-то чудодейственные результаты».

Однако, как указывалось в докладе, «анализ показывает обратное: новая система управления в силу её непродуманности и несовершенства не оправдала возлагавшихся на неё надежд… Она породила невиданный параллелизм в руководстве, неразбериху, бюрократизм и просто бестолковщину. Структура аппарата руководства и управления не упростилась, а усложнилась…

Промышленные обкомы при несовпадении территории практически оказались в зависимости от совнархозов… Мы сокрушили также ведомственность министерскую, но ей на смену явилась ведомственность «совнархозовско-комитетская». Однако хрен редьки не слаще. К тому же упростить и удешевить аппарат не удалось.

Если в первый год после ликвидации министерств, комитетов и ведомств аппарат несколько сократился, то после перестройки количество министерств, комитетов и ведомств почти удвоилось, а общаячисленность аппарата управления только за 5 лет выросла в стране более чем на 500 тыс. человек. Причём расходы на его содержание только за последние полтора годаувеличились почти на 800 млн. рублей».

Особо острой критике была подвергнута в докладе реорганизация областных и краевых партийных и государственных органов по производственному принципу. В докладе было сказано: «Произошло невероятное переплетение, смешение функций, прав и обязанностей партийных, государственных и хозяйственных органов, параллелизм в их работе… Получилась такая путаница, какой наше Советское государство не знало за всё время своего существования».

Разоблачение мифа о «великом десятилетии»

В то же время из содержания доклада ясно, что члены Президиума ЦК, выступившие против Хрущёва, не были людьми, лишь сокрушавшимися о личных обидах и узурпации их прав Первым секретарем, или консерваторами, мешавшими осуществлению насущных преобразований. Содержание доклада свидетельствует о глубокой озабоченности членов Президиума ухудшением положения страны вследствие импульсивных и непродуманных решений Хрущёва.

Очевидно, что в подготовке доклада, помимо членов Президиума ЦК, участвовали крупные специалисты в разных областях. Поэтому особое внимание в докладе было уделено разоблачению мифа о «великом десятилетии» в развитии советской экономики, то есть в годы пребывания Н.С. Хрущёва на посту Первого секретаря ЦК КПСС. В докладе был поставлен вопрос о нереальности задач развития нашей страны, изложенных в Программе КПСС. Авторы доклада подчеркивали, что её готовили «без глубоких экономических обоснований и расчётов». К тому же «никто из членов Президиума, по сути дела, не участвовал в её разработке – они получили её в готовом виде».

В то время как Программа КПСС предполагала, что СССР вскоре превзойдёт «США по производству промышленной продукции сначала в валовом отношении, а затем и на душу населения», темпы производства в нашей стране неуклонно падали и сократились с 11% в середине 50-х годов до 5% в 1963 году.

В докладе отмечалось, что Программой КПСС предусматривались ежегодные темпы прироста национального дохода на 1961–1970 годы в размере, превышающем 9%. Реально же темпы его прироста составили в 1963 году лишь 4%, то есть в 2,3 раза ниже того, что намечено XXII съездом партии.

В докладе говорилось: «Если в годы «великого десятилетия» мы стали сдавать позиции в темпах роста, то очевидно, что причина заключается в просчётах, в грубых ошибках руководства хозяйственным строительством». Указывалось на снижение показателей использования основных фондов. За четыре года семилетки они снизились в целом по народному хозяйству на 9%, а в сельском хозяйстве – даже на 21%.

В докладе обращалось внимание и на ухудшение пропорций в развитии промышленного производства по группам «А» и «Б» после реорганизации управления промышленностью в соответствии с предложениями Хрущёва.

Не выполнены были и задания семилетки и Программы КПСС по росту доходов рабочих, служащих и колхозников: реальные доходы рабочих, колхозников и служащих должны были увеличиться примерно на 40%. Фактически же за пять лет они выросли в среднем лишь на 20%.

Одновременно росли цены на колхозном рынке, задания по росту минимума зарплатыне были реализованы.

В докладе говорилось: «Все эти и другие факты вызывают большое недовольство населения, неверие в реальность намеченных нами мер, подрывают авторитет нашей партии и ЦК КПСС… Снижение темпов роста валового общественного продукта, национального дохода, производительности труда, невыполнение многих других плановых заданий, а также мероприятий социального характера свидетельствует о серьёзной опасности».

Хрущёвская политика на грани войны

По милости Хрущёва, говорилось в докладе, «наша страна не раз оказывалась втянутой то в одну, то в другую ситуацию, при которой опасность войны становилась очень близкой. Вспомните Суэцкий кризис. Тогда мы находились на волосок от большой войны! А на каком основании воевать? Ведь с Египтом у нас не имелось даже договора о взаимопомощи; не было и просьбы о помощи. Да и как можно было практически вступать в бой? Наша страна в то время ещё не оправилась как следует от войны с Гитлером – народ не хотел войны, не ждал её».

Поведение Хрущёва в ходе Суэцкого кризиса, а также Берлинского кризиса 1961 года было названо в докладе «политическим авантюризмом, шантажом, безответственным жонглированием судьбой страны, судьбой партии, нашего великого дела».

Особенно острой критике была подвергнута политика Хрущёва в ходе событий Кубинского кризиса. В докладе подчёркивалось, что действия Хрущёва «вызвали глубочайший кризис, привели мир на грань ядерной войны…

Не имея другого выхода, мы вынуждены были принять все требования и условия, продиктованные США, вплоть до позорного осмотра американцами наших кораблей. Ракеты, а также большая часть войск по требованию США были вывезены с Кубы. Эта история также нанесла ущерб международному престижу нашего государства, нашей партии, вооружённым силам и в то же время помогла поднять авторитет США. Серьёзно ухудшились и советско-кубинские отношения.

Кубинский народ и Кастро расценили вывоз ракет как оставление Кубы на произвол судьбы. В отношениях кубинцев к нам, к нашей стране появились серьёзные трещины, которые и до сих пор дают о себе знать».

«В течение последних семи лет, – делали вывод авторы доклада, – Советская страна без всяких к тому серьёзных причин и оснований трижды оказывалась на грани войны».

Практические выводы доклада

Помимо указанных примеров порочной деятельности Хрущёва в докладе говорилось о разрушительных последствиях его перестроек системы образования, жилищного строительства, сельского хозяйства, вооруженных сил. На основе приведенных фактов предлагалось «освободить тов. Хрущёва Н.С. от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, члена Президиума ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР и Председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР».

Отныне «категорически» запрещалось «совмещение должностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР, ввести должность Второго секретаря ЦК; решительно повысить роль Пленумов ЦК партии, собирать их действительно как Пленумы ЦК, а при необходимости проводить всесоюзные совещания, но не подменять ими Пленум, как это делается сейчас».

Намечался и целый ряд других организационных и политических мер, направленных на расширение практики «критики и самокритики любого руководителя партии и государства», разграничение полномочий между членами Президиума и секретарями ЦК, расширение их прав.

Предлагалось «обеспечить в Президиуме свободное, открытое и деловое обсуждение, коллективное рассмотрение всех принципиальных вопросов». Кроме того, было решено «ввести в практику ежегодное обсуждение на одном из Пленумов ЦК докладов Президиума ЦК о его деятельности; полностью предотвратить раздувание личной славы отдельных руководителей с помощью печати, радио и телевидения».

Было решено отменить разделение партийных органов на сельские и промышленные.

Проект постановления рекомендовал заслушать на одном из ближайших пленумов «доклад Президиума ЦК о мерах по дальнейшей демократизации жизни партии и государства, а также по вопросам международного коммунистического движения и, во-вторых, доклад Совета Министров СССР о мерах по улучшению условий жизни советского народа и повышению его материальной заинтересованности в результатах труда».

Оценка доклада через полвека

Содержание доклада доказывает, что члены Президиума ЦК, выступившие против Хрущёва, не были карьеристами, озабоченными лишь овладением высоких постов. Подготовленные ими убедительные доводы о том, что дальнейшее пребывание Хрущёва у власти чревато катастрофами для страны, венчались чёткими предложениями о необходимости отстранить его от власти.

В то же время авторы доклада обошли вниманием ряд важнейших проблем, рождённых 11-летним пребыванием у власти Хрущёва. Прежде всего, в докладе ни слова не было сказано об огромном уроне, нанесенном в хрущёвские годы развитию марксистско-ленинской теории и её изучению.

Хотя авторы доклада осудили хрущёвские однозначно отрицательные оценки деятельности Сталина, они не выступили против того, что при Хрущёве сталинское теоретическое наследие оказалось фактически под запретом. Приведя убедительные доказательства невыполнимости задач экономического развития страны, поставленных в Программе КПСС, авторы доклада не усомнились в правильности теоретических выводов Программы и не выдвинули требование о её немедленном пересмотре.

Не получили должного теоретического объяснения исторические причины обретения Хрущёвым неограниченной власти. Объяснение порочности политики Хрущёва тем, что сначала он был хорошим, а потом зазнался и испортился, уводило от поиска истины.

Однако при всех своих недостатках «доклад Полянского» мог сыграть большую положительную роль в предотвращении тех недостатков, которые впоследствии оказались фатальными для развития страны. Так, доклад содержал полноценную критику хрущёвских перестроек, возвращение к практике которых при Горбачёве оказалось роковым для нашей страны. К сожалению, эти выводы «доклада Полянского» не только не были обнародованы по всей стране, но даже не были оглашены для членов ЦК.

Не была опубликована и критика нескромности Хрущёва при получении им наград и подарков. В «докладе Полянского» было сказано: «А до чего падок этот «ленинец» на награды и подарки – трудно даже представить! Он берёт их ото всех: и от трудящихся, и от капиталистов. Наград нахватал столько, что их ему уже и вешать некуда. Когда заговорили о подарках в связи с его юбилеем, он, как говорится, без ложной скромности заявил, что примет подарки от союзных республик, хотя этого никто не намерен был делать.

А недавно взял даже Шевченковскую премию, которой он был удостоен неизвестно за что, разве только за то, что иногда цитировал Шевченко из произведений, заранее подобранных для него». Можно предположить, что своевременное предупреждение о подобном поведении руководителей способствовало бы предотвращению возрождения неумеренной любви советских руководителей к наградам и дорогим подаркам.

Далеко не все практические выводы и рекомендации «доклада Полянского» были воплощены в жизнь. Практика «критики и самокритики любого руководителя партии и государства», которую доклад предлагал расширить, не получила развития в последующие годы.

Ни страна, ни члены ЦК не услышали предложения доклада о том, чтобы «полностью предотвратить раздувание личной славы отдельных руководителей с помощью печати, радио и телевидения». Эта практика получила широкое распространение в будущем.

Ни один из пленумов ЦК КПСС, состоявшихся после октября 1964 года, не обсуждал вопросы, которые были предложены в «докладе Полянского».

Как недостатки «доклада Полянского», так и его ценные выводы и предложения, которые были утаены от широкой общественности, отражали противоречия партии и советского общества, которые проявились в последующие годы. В то же время нет сомнений в том, что доклад внёс вклад в разоблачение порочности хрущевщины и способствовал предотвращению сползания в пропасть Советской страны, дав ей ещё 27 лет жизни.

Юрий Емельянов 

Просмотров: 1433

Новости Партнеров