Как золотой рубль привёл Российскую империю к краху

Как золотой рубль привёл Российскую империю к крахуИз приведенного краткого обзора тех пяти способов, какими можно увеличить количество золота в стране, при существующей денежной системе, мы выводим заключение, что не смотря на то, что страна наша находится в пути самого потрясающего разорения, на что указывал еще в 1901 году Государственный Контролер на страницах 55 и 56 Всеподданнейшего Отсчета, единственное возможное направление нашей дальнейшей государственной жизни, чтобы временно удержать у себя наши золотые деньги, это идти к еще большему разорению, и идти при этом неудержимо все в большую и большую кабалу к владельцам золота.

Владельцами же этого золота являются международные торговцы деньгами, короли биржи: г.г. Ротшильды, Карнеджи, Мендельсон, Монтефиоре, Блехредер, Стерн, Фильд, Гальб, Фульд, Эпштейн, Опенгеймер, Леви, Штерн, Кон, Фульд, Поляков, Малклиель и др.

Торговцы эти являются не только фактическими владельцами всего золота, находящегося на земном шаре; оно составляет лишь незначительную часть его богатств, так как портфели их обременены многочисленными обязательствами, состоящими из долгов всего человеческого мира, и при том обязательствами, переведенными ныне, на уплату золотом же.

Люди эти свято помнят завет Моисеев, данный им своему народу в пустыне:

Ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать в займы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобой господствовать не будут (Второзаконие XV. 6).

Перед нами стоит вопрос самой огромной важности: явится ли для России еще какая—нибудь возможность бороться с этим уже наполовину надвинувшимся над ней господством хозяев международного капитала и какие для этого должны служить меры? Перед решением его, разберем прежде всего, что такое деньги, по современным понятиям человечества.
В настоящее время, во всех цивилизованных государствах, кроме Мексики и Китая, деньгами признают только небольшие золотые кружки, имеющие международное обращение, определенного веса. Для России вес золотого рубля установлен, как указано выше, в 17,424 доли.

Весь всемирный запас золота, служащего деньгами, равен приблизительно 10.000.000.000 долларам. Или 20.000.000.000 руб. [11] . Средняя мировая ежегодная добыча золота из недр земли, обращаемого в деньги, равняется 147.000.000 долларам, или 1,63 % всего запаса золота [12].

Упомянутые выше 20 миллиардов рублей — представили бы из себя все количество денег, находящихся в обращении в государствах, где введена золотая валюта, т.е. Количество денег определяется известным запасом золота, если бы принцип золотой валюты был бы проведен в них с идеальной частотой, другими словами, если бы каждый выпуск кредитных билетов, обеспечивался бы равным количеством запаса золота.

Но так как во всех государствах, подобно как у нас, согласно Указу 29 августа 1897 года, выпуск кредитных билетов разрешается с известным допуском % против золотого запаса, в действительности в них денежных знаков несколько больше, чем на 20 миллиардов рублей. Запас этих знаков совершенно не соответствует современным потребностям человечества.

Поэтому, для того, чтобы иметь возможность для нужд своих подданных располагать нужным количеством означенных денежных знаков, в золотой салют, правительства вынуждены прибегать время от времени к займам золота, причем сумма государственных долгов в 23 государствах, где ведена золотая валюта, согласно данным: The Statesman’s Year—Book на 1904 год, к 1—му января 1903 года, составляла 4.546.047.110 фунтов стерлинг., или же 45 миллиардов рублей золотом. Сумма эта более чем вдвое превышает наличность всего золота на земле; большая же часть обязательств по этому долгу — находится в портфелях упомянутых выше банкиров, — международных торговцев деньгами.

Что же касается в частности России, то только по одним государственным и гарантированным правительственным долгам, мы должны золотом более половины всех золотых денег, находящихся на земном шаре.

О значении этих фактов, несколько лет тому назад на еврейском кладбище в Варшаве на Праге [13], раввин говорил своим избранным слушателям, между прочем, следующее:

«Уже несколько столетий наши ученые сражаются против Креста храбро и с настойчивостью, которую никто сломить не может. Наш народ постепенно поднимается и со всяким днем вырастают все силы его.

Нам надлежит этот «Бог дня», этот «Золотой телец», — это универсальное богатство эпохи. Когда же мы сделаемся единственными обладателями всего находящегося на земле золота, власть фактически перейдет в наши руки и тогда сбудутся данные Авраамом обещания.

Золото — величайшая сила на земле, это могущество, награда, орудие всякой власти, это все, чего человек боится и желает; вот единственная тайна, глубочайшая наука, о том духе, которым управляется этот мир». «Почти все короли и царствующие князья обременяются огромными долгами, сделанными на содержание многочисленных постоянных армий. Биржа сортирует эти долги, а мы являемся почти полновластными хозяевами биржи во всех центрах земного шара.

Задача наша еще более облегчить способ заключения этих займов, и таким образом мы сделаемся распорядителями всех ценностей, после чего у нас очутятся, в качестве обеспечения данных нами государствам капиталов, эксплуатация всех их железнодорожных линий, рудников, лесов, больших заводов и фабрик, ровно как и другие виды недвижимости, до их пошлин и налогов...»

Таково действительное положение вещей, в котором находятся все государства мира, имеющие золотое денежное обращение; оно сводится к тому, что они должны золотом, сумму вдвое большую сумму золота, находящегося на земном шаре. В уплату процентов и погашения по этому долгу, они должны ежегодно платить более полутора миллиарда рублей золотом же.

Так как ежегодный прирост золотых денег из недр земли равен только 147 миллионов долларов, или около 300 миллионов рублей, то для уплаты только процентов, государства эти должны добывать его другими способами: или отбирать его у соседей, путем промышленной конкуренции, т.е. удешевления труда своих подданных, или же занимать его, опять таки с уплатой капитала и процентов золотом же, т.е. увеличивать в будущем свою золотую задолженность, а вследствие этого и нужду.

Из этого, очевидно, вытекает следствие огромного значения: что как бы ни увеличивались в будущем производительные силы наций, каким бы тяжелым трудом ни были подавлены народы, они никогда не уплатят золотом своего долга, который будет все нарастать в золоте же, даже и после того, когда эксплуатация всех «их собственных богатств», попадет, по предсказанию раввина, во власть торговцев этим «золотом».

Вот неизбежная и математически точная картина будущего.

При настоящей денежной системе. В этой картине мы видим две партии: с одной стороны небольшую группу международных торговцев деньгами, людей обладающих только золотом, т.е. предметом не имеющим никакого практического применения, кроме выделки из него мелких украшений и пломбирования зубов, а с другой стороны — огромныегосударства, обладающие землею и сотнями миллионов населения, представляющего из себя гигантскую рабочую силу, т.е. обладающие обоими источниками, которые только и служат для производства всего земного богатства, могущества и прогресса.

Казалось бы на первый взгляд — первая партия не имеет никакого значения перед второй, а в действительности, благодаря существующей денежной системе, первая группа неуклонно идет к полному порабощению себе второй, и дошла в этом движении уже очень далеко. Особенно быстрые шаги в своем поступательном движении для завоевания мира золотом. Сделали евреи в XIX веке. Первая стадия этого движения была французская революция и войны первой Империи.

Фикция о возможности существования в жизни идей свободы, равенства и братства — сделала везде евреев полноправными гражданами, кроме России.

Анархия, в которую была погружена Франция во время революции, вызвала страшное вздорожание денег и очень обогатила всех, кто ими торговал [14]. Евреи поняли это и с тех пор являются руководителями всякого революционного движения: Карл Маркс, Энгельс, Лассаль — евреи; наша настоящая революционная смута организована также везде евреями, причем есть несомненные доказательства, что все нити ее в руках международного тайного еврейского сверхправительства, т.е. верхней ложи всемирного союза франмасонов.

Еще более обогатили евреев войны Империи; результатом их явилось, между прочим, колоссальное богатство Ротшильдов. Войны эти тоже показали евреям, что международные распри всегда для них выгодны: обе воюющие стороны покупают у них для войны деньги, ценою долговых обязательств в золоте, на веки ложащихся тяжким гнетом на их народы.

Скрытые пружины истинных причин войн последнего времени надо также искать в верхней ложе франмасонов; на это тоже есть доказательства.

Вторая стадия — это середина XIX века, когда сильное развитие капиталистической промышленности, явившееся результатом накопления в руках банкиров после войн Империи огромных запасов денег, а также и результатом развития техники и признания всеми, согласно новейших экономических учений, могучим орудием прогресса — принцип разделения труда, вызвало всеобщий переход от натурального хозяйства к денежному; вследствие этого, разумеется, в виду уже состоявшегося повсеместного проложения железных дорог и телеграфов, явилась возможность значительно умножить все обороты по торговле деньгами, что, конечно, послужило к огромному обогащению их владельцев, так как займы денег государствами и частными лицами все учащались и увеличивались в своем размере.

В № 23 выдержек из «Древних и современных протоколов Сионских мудрецов всемирного Общества Франмасонов» [15], между прочим, говорится:

«как ясна продажность, подлость и недомыслие чисто животных мозгов гоевских голов, которые не подумали, что когда—нибудь их будет судить мир, что они брали взаймы у нас под платежи % и учеты, и как будто бы игнорировали, что те же деньги, да еще с приплатой %, им придется черпать из своих же карманов для расплаты с нами, что следовательно проще было бы взять деньги прямо у своих, чем записываться даньщиками по отношению к нам на суммы платежей % в год.

Но это же доказывает гениальность нашего ума, благодаря которому, мы сумелипредставить и осветить дело займов в глазах гоев так, что они считали их выгодными для себя... »

Всякий заем ведь доказывает государственную немощность и непонимание государственных прав, а между тем займы, как Дамоклов меч, висят над головой правителя, который вместо того, чтобы брать у своих подданных на особые нужды временным налогом, идет с протянутой рукой просить милости у наших банкиров. Внешние займы суть пиявки, пока их не отбросят сами государства же, а последние не отбрасывают. А все присаживают их к себе, увеличивая дань. Платимую сказанным банкирам, поэтому они должны неизбежно рухнуть от собственного кровоиспускания.

«Разберем, что такое заем, да еще внешний; это есть выпуск правительственных векселей, содержащих процентные обязательства, соразмерно сумме заемного капитала... Если заем оплачивается 5 %, то через 20 лет государство понапрасну выплачивает %, сумму равную взятого займа, в 40 лет оно выплачивает двойную сумму, а в 60 тройную и т.д.; долг же остается все таким же непокрытым долгом. Как и был.

Из этого расчета видно, что при поголовной форме налога, государство черпает последние гроши из карманов бедняков, плательщиков налогов, чтобы расплачиваться с иностранными богачами, у которых оно взяло деньги взаймы, вместо того, чтобы взять те же гроши, на те же нужды, без приплаты % этой неиссякаемой дани.

Пока займы были внутренними, гои только перемещали деньги из кармана бедняков в карманы своих же богатых подданных, но когда мы подкупили кого следовало, чтобы они подстроили перенос займа на внешнюю почву, то все государственные богатства потекли в наши кассы и все гои стали нам платить дань подданства, незаметно для себя.

Если легкомыслие царствующих гоев по отношению государственных дел и продажность их министров, или непонимание ими финансовых вопросов было причиною задолженности всех стран нашим кассам неоплатными долгами и поставило все финансовые вопросы в зависимости от нашего руководства — «якобы научного»..., то надо знать сколько это нам стоило труда, времени и денег...»

Третья стадия началась в 1873 году, когда Германия, а за нею и все остальные государства, кроме Мексики и Китая, перешли на золотую валюту. История этого, в высшей степени интересного дела, вкратце следующая [16]: до 1873 года, во всех государствах, кроме Англии, деньгами считались два металла: золото и серебро, причем весовое отношение золота к серебру определялось, согласно формуле, предложенной Ньютоном и принятой впервые во Франции Наполеоном = 1:15 1/2.

Серебряные и золотые деньги в указанном весовом соотношении имели совершенно равноценное международное обращение; всего золотого запаса в денежных знаках к 1873 году было свыше — 6.000.000.000 долларов; серебра свыше — 7.000.000.000 долларов. Средняя годовая добыча золота из недр земли в период с 1800 года по 1873 год колебалась между 0,37 % и 4,20 % всего запаса; а серебра, между 0,35 и 1,15 %, т.е. приращение серебра шло гораздо равномернее приращения золота.

Казалось бы, ничто не мешало считать и впредь деньгами оба металла, запасов коих было свыше чем на 13.000.000.000 долларов, т.е. свыше чем 26.000.000.000 рублей. Но случилось иначе. В 1873 году — Германия получила в золоте пятимиллиардную контрибуцию с Франции.По совету еврея Бамберга. Правительство решило перейти на золотую валюту, т.е. не считать впредь серебро деньгами.

За Германией в 1873 году последовала Франция и Соединенные Штаты, а затем и все государства, кроме Мексики и Китая. Таким образом серебро было демонитизировано, т.е. лишено значения денег. К чему это привело — ясно само собой; денег сократилось вдвое и теперь вместо 26.000.000.000 рублей денег в драгоценном металле, каковое число было в 1873 году, несмотря на прирост золотого запаса из недр земли, имеется во всех государствах, как уже было указано выше, всего лишь 20.000.000.000 рублей золота.

Это разумеется повело к сильному вздорожанию денег, причем вздорожание это, вследствие ежегодного прироста населения, достигает все больших и больших размеров. Неисчислимая выгода из этого, извлекают, конечно, только одни торговцы золотом; цены же на все товары, т.е. на труд человечества, все падают и падают, а потому оно и должно употреблять все большее и большее количество его, на уплату процентов и погашения всех своих раньше заключенных долговых обязательствах коих хранятся у торговцев деньгами, при чем сумма этого долга при переходе на золотую валюту, оставаясь то же по величине, одновременно с признанием золота единственными деньгами, как бы сама собою, перешла на золото—же.

Поэтому, задолженность золотом сразу увеличилась в громаднейшую сумму всех прежних долгов человечества. Уменьшение денежных знаков, в виду демонитизации серебра, немедленно повело все страны к ужаснейшим сельскохозяйственным кризисам [17], но только немногие светлые головы поняли сразу причины этих кризисов [18]. Когда в 1880 году, землевладелец и финансист Кардорф произнес в германском Рейхстаге свою первую речь в пользу возвращения к биметаллизму, докладывая, что золотая валюта разоряет земледелие и промышленность, он был освистан.

Только один фельдмаршал Мольтке подошел к нему и сказал, что его удивляет, как Кардорфа не могли понять, так как «то, что он говорил было также ясно, как учебник артиллерии».

В 1895 году, т.е. как раз тогда, когда Россия готовилась перейти на золотую валюту, бедствия причиняемые этой валютой, были уже вполне сознаны большинством наций Западной Европы и Америки; тот же Кардорф, в 1895 году, был уже понят Рейхстагом, потребовавшим большинством 2/3 голосов от Соединенных Правительств — принять энергичные меры к восстановлению свободной чеканки серебра, так как видел в этом единственное средство выйти из тяжелого всеобщего кризиса, потрясающего экономическую жизнь страны и разоряющего земледелие и промышленность.

Но вопрос этот не зависел уже от решения одной лишь Германии, неосторожно признавшей в 1873 году деньгами — золото, и заковавшей в нем все свои долговые обязательства. Если бы одна Германия, вовсе не имеющая собственных золотых копей, перешла к биметаллизму, то эта мера привела бы только к полному уходу золота из обращения, а затем короли биржи понизили бы до страшных размеров стоимость серебра, коим покупалось бы у них же золото, необходимое на уплату % и погашения по долгам, переведенным опять таки у них же в портфелях — на золото.

Достигнуть же международного соглашения по этому вопросу — представляется делом неимоверно трудным, так как в парламентах Англии, Франции и Соединенных Штатов, всегда имеются могущественные партии, поддерживающие интересы международных торговцев деньгами [19]. В 1895—1896 г.г., Бальфур и Гошен в Англии, Мелин, Ганото, Кошери и Лубе — во Франции, Мак Кинлей — в Америке были убежденными биметаллистами, но именно из—за приведенного выше обстоятельства, все их пожелания о возвращении к биметаллизму — остались без результатов.

Особенно интересна история борьбы о возвращении к биметаллизму в Соединенных Штатах, в 1896 году. В этом году должны были производиться новыевыборы президента. Первоначальными кандидатами были: ставленник банкирской партии и сторонник золотой валюты Мортон и сторонник возвращения к биметаллизму, при условии международного соглашения на это, Мак—Кинлей.

В это время как раз, 9 июня 1896 года в Чикаго, появился молодой адвокат из Небраски — Брайен, который выставил положение: «Нам нет надобности ждать согласия Европы, чтобы вернутся к биметаллизму; Америка достаточно сильна, чтобы одна своими силами снять своих граждан с золотого креста, на котором распинают их сторонники золота. Речь Брайена подняла половину Соединенных Штатов и привлекла на его стороны все земледельческие классы, которые выставили его кандидатуру на пост президента и стали проводить ее самым горячим образом. В лице Брайена явилась грозная опасность для банкиров.

Опасность была также велика, что оин немедленно отказались от своего кандидата Мортона, а присоединились всеми силами к агитации в пользу Мак Кинлея, ставившего своею программою тоже возвращение к биметаллизму, но более осторожное, при условии международного соглашения.

По своем избрании, Мак—Кинлей тотчас же начал проводить в исполнение свое обещание и послал в 1897 году в Европу сенатора Волькотта и г.г. Пена и Стивенсона, чтобы прозондировать почву для международного соглашения по проведению биметаллизма. Миссия эта посетила Бельгию ю, Францию и Англию, встретила массу сочувствия и обещаний полной поддержки от многих государственных людей и вернуласьдомой с самыми розовыми надеждами на скорое восстановление биметаллизма.

Но, по причинам, уже указанным выше, восстановление это не состоялось. В то время как раз, когда в германском Рейхстаге 2/3 его членов поняли, наконец, Кардорфа о необходимости возвращения к биметаллизму, а вся земледельческая Америка всеми силами проводила на пост президента, никому раньше неизвестного молодого адвоката, обещавшего ей спасти нацию от распятия на золотом кресте, в это время как раз, нашим Министром Финансов Стат —Секретарем Витте был испрошен ВЫСОЧАЙШИЙ Указ от 29 августа 1897 года, о введении унас золотой валюты; при этом, как я уже указал, вес нового рубля, предварительно искусственно фиксированного с 1892 года, путем внешних займов,в курсе 2 2/3 франков золота, — был определен в 17,424 долей чистого золота.

Одновременно с переходом на золотую валюту, мы перевели на новый рубль весом в 17,424 долей золота и все наши прежние долговые обязательства, заключенные в серебряных рублях, весом в 4 золотника и 21 долю серебра, согласно манифесту 20 июня 1810 года. Этим же новым золотым рублем должна была впредь производиться расплата и по всем ранее заключенным частным обязательствам в рублях серебром, так как с введением нового закона, серебро демонетизировалось и осталось лишь разменной монетой, без всякой оговорки.

А из этого получилось следующее: один только наш государственный долг по внутренним займам, перешедший большей частью в руки заграничных банкиров, составлял в 1897 году — 3.000.000.000 рублей, весом каждый 4 золотника 21 доля, а потому выражался весь в весе слитка серебра в 4.394.531 пуд. Переводя же этот 3.000.000.000 долг на новый золотой рубль в 17,424 доли золота без оговорки, мы увеличили его вес в серебре на 1.581.469 пудов, так как в 1897 году — рубль в 17,424 доли золота соответствовал не рублю в 4 золотника 21 доля серебром, а почти 7—ми золотникам серебра.

Этим правительство добровольно увеличило наш государственный долг на стоимость всего количества 1.581.469 пудов серебра, т.е. на 1.600.000.000 рублей и при том в долговом обязательстве уже на золото.

Казалось бы, правительство имело полное нравственное право при переходе на новую валюту указать в новом законе по этому вопросу, что старые обязательства, в серебряных рублях в 4 золотника 21 доля, — будут расплачиваться по стоимости серебра этого же веса, и что в стоимости серебра этого же веса могут погашаться и все частные сделки, заключенные до нового закона.

Владельцам обязательств, т.е. банкирам, это было бы не выгодно, но это было бы выгодно стране. Указания этого однако не было, хотя об этом своевременно и раздавались энергичные голоса в печати. Таким образом, с введением золотой валюты, мы не только, по примеру других стран, попали в тяжелую золотую кабалу, но и увеличили всю свою прежнюю задолженность на 50 %.

На 50 же % произошло и увеличение ежегодного платежа % по этой задолженности, вследствие перевода их с рублей серебром весом 4 золотника 21 доля — на рубли золотом весом 17,424 доли. Результаты закабаления нас в золото не замедлили проявиться с математической точностью: началось сейчас же необыкновенно быстрое разорение. а). Количество денежных знаков сильно сократилось.

Действительно, в 1857 году, когда в России было еще натуральное хозяйство, а число жителей не превышало 75.000.000 человек — денежных знаков было на 1.835.000.000 рублей, а к 1—му января 1899 года, при уже давно совершившемся переходе от натурального хозяйства к денежному и при увеличении численности населения до 130.000.000 — денежных знаков было всего на 1.317.000.000 руб. [20], то есть по 10 руб. Или 25 франков на каждого жителя, когда в том же 1899 году, в остальных государствах, денежных знаков на каждого жителя приходилось:

в Австрии . . . . . . . . . . . . 50 франковв Италии . . . . . . . . . . . . 51 франк в Германии . . . . . . . . . . . 112 франков в С.—Штатах . . . . . . . . . 115франков в Англии . . . . . . . . . . . . 136 франков во Франции . . . . . . . . . . 218 франков

б) Для удержания золота в стране, вывоз стал производиться самым усиленным темпом. Средний вывоз за пятилетие 1892—1896 г.г. составлял . . . . . . . 571.000.000 руб. в год [21]

Тот же средний вывоз за пятилетие 1897 —1901 г.г. уже . . . . . . . . . 648.000.000 руб. в год Вывоз за один 1902 год уже . . . . . 783.000.000 руб. в год В 1903 же году он достиг . . . . . . . 902.000.000 руб. в год

Достигнуто это было путем полного разорения значительной части нашего сельского населения. Строгие меры ко взысканию налогов с крестьян осенью, когда только что собран хлеб, служили этому могущественным орудием. «В России», - говорит князь Петр Кропоткин, -«крестьянин работает по шестнадцати часов в день и поститься от трех до шести месяцев ежегодно, чтобы вывести хлеб, которым он расплачивается с помещиком и государством.

В настоящее время полиция показывается в русских деревнях, как только урожай собран, и продает последнюю корову и последнюю лошадь хлебопашца за недоимки налоговые и арендные, если крестьянин не платит их по доброй воле, сбывая хлеб экспортеру, так что он оставляет для себя хлеба только на девять месяцев, а остальное продает, чтобы корову его не продали за пять рублей. Чтобы жить до следующего урожая, три месяца когда год хорош, и шесть, когда год дурен, он прибавляет к муке березовой коры или семян лебеды, тогда как в Лондоне смакуют сухари, испеченные из его муки [22]».

в) С целью привлечения золота в страну, заключились займы, расходовавшиеся на сооружение правительством железных дорог, явно бездоходных и ненужных в экономическом отношении для населения [23].

Одновременно шел и выкуп в казну всех частных железных дорог; путем этого выкупа, их старые частные обязательства в серебре, — переводились в правительственные на золото; ввиду же постройки явно бездоходных новых дорог, вся операция по выкупу в казну железнодорожных линий оказалась убыточной. Т.е. помимо закрепления долгов по их постройке, Государство в золоте платило % по этим долгам и дефициты по эксплуатации легли на Государство золотом же.

«Огромное», - говорит по этому поводу Гертц в своих «Аграрных вопросах в связи с социализмом», - «совершенно искусственное, вне всякого отношения к действительным потребностям хозяйственного оборота страны, распространение железных дорог делает государство в самых обширных размерах, все более и более зависимым от капитала и государственные долги увеличиваются бесконечно [24]». г)

Громадные займы делались и для вздутия, явно нелепого с экономической стороны, промышленного значения наших предприятий на Дальнем Востоке, пришедших к единоборству с Японией, которой, вследствие принятия золотой валюты, оставалось, чтобы отсрочить свое разорение, только одно решение, — искать войны с надеждой на богатую контрибуцию [25].

д) С целью удержания золота в стране, явился ВЫСОЧАЙШИЙ Указ 4 декабря 1900 года, об освобождении от 5 % уплаты иностранных, проживающих за границей, а следовательно искусственно увеличить нашу внешнюю задолженность.

В этом отношении, Россия находится ныне по сравнению с другими государствами, прямо в ужаснейшем положении. Мало того, что Россия первая в мире страна по своей государственной задолженности; большую половину наших колоссальных долгов золотом, мы должны заграницу.

Англия же, Франция и Германия — имеют все свои государственные долги заключенными у себя дома, и кроме того. В тех же государствах находятся заключенными в золоте, иностранные долги на следующие суммы:
в Англии на 2.119.000.000 фунтов стерлингов, во Франции на 26.000.000.000 франков, в Германии на 10.000.000.000 марок [26]

ж) Наконец, все с той же целью удержать золото в стране, мы поощрили развитие иностранных капиталистических предприятий, до небывалых размеров; от начала XIX столетия до 1897 года в русские предприятия вложено всего 429.779.000 рублей иностранных капиталов; в пятилетие же с 1897 года по 1901 год, количество их сразу возросло до 1.043.377.000 рублей [27].

Все это конечно поразительно совпало с целями масонской программы.

Рассмотрение трех стадий поступательного движения, которое сделал международный капитализм для завоевания мира, показывает нам, что оно идет спрогрессирующей скоростью, причем самой крупной его победой следует, конечно, считать введение золотой валюты. По—видимому она, окончательно закабалила во власть торговцев деньгами, почти все нации мира.

Бороться с ней путем международного введения биметаллизма невозможно, вследствие несомненного противодействия большинства английской и французской палат; наконец, даже если бы было снова введено путем международного соглашения, в обращение 10.000.000.000 долларов серебра, до какого размера успел возрасти его запас к концу столетия, то бедствие будет не устранено, а только несколько отсрочено, так как запас металла, если серебро будет вновь признано деньгами, представит все—таки ничтожную сумму, задолженную человечеством металлом же международным торговцам деньгами, а потому, это не выведет их из кабалы и масоны будут продолжать ростовщическую продажу этого металла по прежнему [28].

С введением золотой валюты получился поистине заколдованный круг: — золото только переходит из одних рук в другие и обратно, но при этом одни непомерно богатеют все в возрастающей прогрессии. А другие, в той же прогрессии, все более и более разоряются и впадают первым в рабство, без всякой надежды когда либо выбраться из него.

Несомненно, общее введение золотой валюты было величайшей из всех побед масонства над человечеством; оно, по—видимому, навеки закабалило его в золоте, не только сжав в золотых тисках всю последующую его деятельность, но еще закрепив в золоте же и все его предыдущие долговые обязательства.

В настоящее время, мы все, незаметно для себя, стали масонами. Т.е. каменщиками, сооружающими своими руками, путем собственного разорения, будущее могущество Всемирного Царства Масонов. Мало того, мы все, также совершенно бессознательно для себя. Носим масонские знаки нашего подданства, с обязательством платить своим господам тяжелую дань. Ведь на каждом кредитном рубле, находящимся в наших руках, ясно указано, что достоянием всего Государства — обеспечивается уплата тех 17,424 долей золота, которое мы должны масонам, за право пользоваться этим билетом для производства операции обмена произведений наших же рук. Эти знаки подданства масонам, особенно ясно проведены в русской денежной системе.

Действительно: на английских бумажных деньгах читаем: Banque of England promise to pay the bearer on demand the five pounds; на германских: Reichsbankhauptkasse in Berlin ohne Legitimationsprűfund dem Einlieferer dieser Banknote; на французских: Banque de France. Cinquante francs; на бельгийских: Banque nationale, (inquante francs payables a vue; на Австро—Венгерских: Die Oesterreich—Ungarische Bank zahlt gegen diese Banknote bei ihren Hauptanstalten iu Wien und Budapest sofort auf verlangen zehn Kronen in gesetzlichem Metallgelde; на итальянских: Biglietto di Stato a corso legale da cinque lire.

На русских же бумажных деньгах, согласно Именному ВЫСОЧАЙШЕМУ Указу, испрошенному Статс—Секретарем Витте 14 ноября 1897 года в Царском Селе, без предварительного рассмотрения вопроса в Государственном Совете, положены следующие надписи:«Государственный кредитный билет. Сто рублей. Государственный банк разменивает кредитный билеты на золотую монету без ограничения суммы (1 руб. = 1/15 империала, содержит 17,424 доли чистого золота). Размен государственных кредитных билетов на золотую монету обеспечивается всем достоянием Государства».

Из сравнений приведенных выше надписей на иностранных бумажных деньгах, с надписями на наших, ясно видна огромная разница между ними:
1) Западно—европейские государства, в случае надобности, могут прибегать к новым выпускам бумажных денег, не занимая для этого соответственного количества золота, а мы не можем этого делать; действительно, по закону 29 августа 1897 года у нас только триста миллионов бумажных денег могут быть не обеспечены золотым запасом, а в Бельгии золотой запас равен всего 18% бумажных денег;

2) Все западно—европейские государства могут в любую минуту перейти на другую валюту, причем все их бумажные деньги, с изданием закона о валюте, переходят одновременно, сами собой, на эту же валюту, и остаются заключенными в известном весе золота — только государственные долги этих держав; у нас же, в случае перехода на другую валюту, во всяком случае, остаются для иностранных держателей закрепленными в определенном весе золота — и наши кредитные билеты.

Это безграничное по своей глубине мировое мошенничество перевода всех денег и прежних долгов на золото, было проведено как в Соединенных Штатах, так и в Государствах Западной Европы, актами артистически наглого проходимства.

***

Из книги боевого генерала, действительного члена Императорского русского военно-исторического общества, автора знаменитых четырехтомных «Сказаний о Русской земле», вышедших в свет по воле Императора Николая II, - Александра Дмитриевича Нечволодова „От разорения к достатку”.

Продолжение следует...

Просмотров: 1290

Новости Партнеров