Пятая колонна в исторической науке

Пятая колонна в исторической наукеДемографические потери СССР в Великой Отечественной войне известны. Трудом большого числа демографов и историков эти потери определены в 27 млн. человек, и эта цифра сейчас признана официальной. Правда, при ближайшем рассмотрении окажется, что в этой цифре не учтена репатриация поляков во время войны, если её учесть, то цифра сократится до 25 млн. человек (статья М.Б. Денисенко в книге «Покушение на Великую Победу», АЛГОРИТМ, 2005 год, стр. 120).

Если рассмотреть ещё ближе, выяснится, что и эта цифра старательно натягивалась за счёт повышенной смертности населения ГУЛАГа и «полной гибели» ополчений Москвы и Ленинграда (там же, стр. 98 и 109). Если же считать количество эмигрантов второй волны не по американским авторам западноукраинского происхождения, а по фактически имеющимся материалам, то демографические потери СССР не превысят 23 млн. человек.

Значительно сложнее с демографическими потерями Германии. Если военные потери Германии учёные стремятся всячески занизить, то демографические стараются вообще не показывать.

Между тем их легко оценить, по вполне доступным материалам. Например, опубликованным на сайте http://ww2stats.com/index.html. Попробуем сделать это сами.

Перед войной в Германии проживало 69 млн. человек и 17 млн. немцев проживало в странах Восточной Европы, кроме СССР. Из этих фольксдойче 3 млн. погибли, 2 млн. остались жить на старых местах и 12 млн. сбежали в Германию в конце войны, спасаясь от наступающих советских войск.

В самой Германии после войны насчитывалось в 1956 году 71 млн. человек. Из них 12 млн. это сбежавшие фольксдойче и 4,5 млн. прирост населения за годы войны, поскольку смертность от естественных причин оценивают в 14 млн. человек, а рождаемость в 18,5 млн. Ещё надо учесть 0,5 млн. иммигрантов и 1 млн. оставшихся на отошедших от Германии территориях. То есть в Германии после войны осталось 56 млн. немцев, живших в ней перед войной.

Погибших немцев будет тогда 13 млн. с территории Германии и 3 млн. из других стран Восточной Европы. А всего 16 млн. человек. Из них около 10 млн. мужчин призывного и старшего возраста и около 6 млн. женщин и детей.

Становится понятным, почему историки и демографы обходят молчанием эту тему, ведь 10 млн. убитых немецких мужчин придётся записать на счёт советских войск, а 6 млн. убитых женщин и детей на счёт английской и американской авиации.

Понятно, почему европейские и американские учёные активно искажают историческую науку, им за это платят. Понятно, почему этим занимаются нынешние российские историки и демографы. Им тоже за это платят.

Конечно, 10 млн. немецких мужчин, это не все военнослужащие немецкой армии. В составе пленных немцев около трети совсем не немцев, значит, и среди убитых должно быть так же. Тогда число убитых советскими бойцами только в немецкой армии возрастёт примерно до 15 млн. человек.

Прекрасная работа иностранных спецслужб. Масштабный образец стратегической операции идеологического фронта холодной войны. Огромная и безусловная, стоившая огромных усилий Великая победа за 10-20 лет демократии превращена в национальный позор русского народа.

Вот подробные расчёты немецких потерь в период Второй мировой войны.

***

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2].

Пятая колонна в исторической науке

Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек.

Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий.

Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны.

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов.

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника.

У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук. Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук.

Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года.

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб.

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств.

Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство. Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР.

Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти.

Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые.

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма.

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения. Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек?

Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии. На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно.

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера.

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008.

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство. Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию.

Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток. Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность.

И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось.

Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом.

Это и стало причиной разгрома фашистских орд. Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек. А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств.

***

На разных форумах попросил людей высказаться по существу проделанных мной расчётов. Подавляющее большинство людей, давших свои оценки, отозвались о моей работе пренебрежительно.

Между тем ни один не сумел привести доводов, опровергающих мой расчёт.

Люди готовы поставить под сомнение правила арифметики, но не станут сомневаться в том, что написано в научных или похожих на таковые книжках. Особенно зарубежных.

Прекрасная работа иностранных спецслужб. Масштабный образец стратегической операции идеологического фронта холодной войны. Огромная и безусловная, стоившая огромных усилий Великая победа за 10-20 лет демократии превращена в национальный позор русского народа.

*

[2].Кривошеев Г.Ф., Андроников В.М., Буриков П.Д., Гуркин В.В. "Великая отечественная без грифа секретности. Книга потерь.", ООО "Издательский дом "Вече"", 2009.


И.Л. ГАРИБЯН

Просмотров: 1998

Новости Партнеров

Загрузка...