Атаман Колесников. Вождь восстания Воронежских крестьян Ч-1

Атаман Колесников"Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России".
П. СТОЛЫПИН, 1909 год.

Человек неразрывно связан с хлебом. Редкий горожанин, проезжая мимо Дона, не остановится, чтобы полюбоваться всходами остролистой зеленой пшеницы. Трудно оторвать взгляд от набухающих сладким молоком колосьев, взращенных мозолистыми крестьянскими руками. Когда-то Дон вплотную подходил к Старой Калитве, мимо этих берегов проплывал Петр I и Степан Разин, на этих берегах свершились крутые жизненные виражи, смертельные убийства. Почти сто лет назад в Старой Калитве проживало более десяти тысяч человек (сегодня чуть более двух тысяч). В селе царил строгий казацкий уклад, где мужчина не только работал на земле, выращивал хлеб, но и мог с оружием в руках защищать свое подворье.

Расцвет и благополучие калитвян и близлежащих сел связаны с проводимой в 1906-1911 годах столыпинской реформой. Каждый крестьянский двор имел достаточное количество земли, по несколько лошадей, коров, волов, не считая овец и мелкой домашней птицы. На осеннюю ярмарку в Россошь для продажи с округи сгонялись до 100 тысяч голов скота. Общий достаток и уровень жизни были гораздо выше, чем даже по Воронежской области. Поэтому революция 1917 года практически ничего нашим предкам не давала, и если бы не убили Петра Аркадьевича Столыпина в Киеве в 1911 году, наверняка последующие потрясения обошли Россию стороной.

Развязанная западными державами в 1914 году война не позволила Российскому государству завершить начатые Столыпиным преобразования.

Иван Сергеевич Колесников двадцатилетним парнем, как и многие его односельчане, ушел воевать за "Веру, Царя и Отечество", дослужился до унтер-офицера царской армии, а вернулся домой в 1920 году заместителем командира полка Красной Армии, завершившей разгром "белого движения". "Красные" смогли отпраздновать свою победу во многом благодаря поддержке крестьянства, в том числе и части казачества, польстившихся на обещание большевиков покончить с империалистической войной. Но отношение к ним со стороны новой власти не изменилось. Директива, спущенная сверху, позволяла местным начальникам бороться с мелкобуржуазными элементами любыми способами. Несмотря на окончание войны, продразверстка еще более ожесточилась. Разоренная гражданской войной экономика, большая нехватка хлеба толкали власти к радикальным мерам.

Крестьян возмутили действия продотрядов, отбиравших весь хлеб, не считаясь ни с какими нормами, не оставляя даже на еду и семена.

Сентябрьским утром 1920 года калитвян разбудил лязг повозок, - в село вошел очередной, хорошо вооруженный продотряд численностью более трехсот человек. Бойцы действовали привычно, вламываясь на подворье, заходя в хаты, выгребая не только зерно, но и нехитрую крестьянскую утварь. Прочесав село, уставшие от нератного труда, продотрядовцы стали лагерем за станицей. Оставаться на ночь в селе было опасно, калитвяне славились своим неуступчивым характером, умением наказывать обидчиков.

К удивлению калитвян, с наступлением следующего дня отряд не двинулся дальше, а повернул обратно в станицу. Изъятие продуктов напоминало грабеж ордынцев в далекое средневековье. Общее недовольство действиями властей в селе нарастало, но командира отряда это не смущало, и только на третий день отягощенный добычей отряд начал выходить из села.

Небольшая группа отстала от основных сил. Никита Кунахов, спрятавшись на чердаке с обрезом в руках, наблюдал за действиями непрошенных гостей, но, когда продотрядовец начал сдергивать с матери юбки, спрятанные ею на себе от мародеров, сердце казака не выдержало. Соскочив с чердака, одним выстрелом убил хозяйничавшего в доме продотрядовца, во дворе - второго, а на улице - третьего, бежавшего своим на выручку.

Так вследствие безпредела, чинимого властями, пролилась кровь. Собравшиеся на звон колоколов Успенской церкви станичники единодушно решили подниматься против произвола властей, понимая, что после еще одного захода продотряда село обречено на голодную смерть. Возглавить восстание попросили Ивана Сергеевича Колесникова, уважаемого в селе за мужество, воинскую храбрость, ум.

Оставшись после схода с наиболее авторитетными станичниками, атаман честно признался, что надежды на успех почти нет. Он хорошо знал боеспособность Красной Армии, её командиров. "Но если у нас будет крепкая дисциплина - мы сможем дольше продержаться", - эти слова Колесникова до сих пор передаются из поколения в поколение старокалитвенцев.

Часть II "КТО НЕ ЗА НАС, ТОТ ПРОТИВ НАС"

В гражданских войнах больше, чем в каких-либо иных, имеют место насилие, террор.

Не являлись исключением в этом смысле и события, происходившие в нашем районе.

Историки крестьянские стихийные волнения в 20-х годах называют "малой гражданской войной". Долгое время замалчивался факт, что во главе восставших становились люди, в начальный период революции поддержавшие большевиков. Например, А.С. Антонов, член партии социалистов-революционеров, начальник милиции Кирсанского уезда Тамбовской губернии. Среди колесниковцев многие раньше также служили в Красной Армии, в советских органах.

И не случайно крестьяне постепенно переходили от экономических требований к политическим.

Повстанцы, опираясь на поддержку большинства населения, достаточно быстро ликвидировали партийные и советские органы в близлежащих селах. Продотряды, насильственно изымавшие хлеб у населения, старались обходить стороной мятежный район.

Большевистское руководство сильно забеспокоилось. В спешном порядке была объявлена мобилизация коммунистов, комсомольцев и рабочих станции Евстратовка. Наспех собранному отряду раздали оружие и поставили задачу: уничтожить "...банду кулаков и экстремистских элементов, восставших против Советской власти".

На Дону времени даром не теряли. И.С Колесников показал себя как незаурядный организатор. Из бывших фронтовиков был создан боеспособный отряд с хорошо налаженной разведкой, которую возглавил Александр Конотопцев, посланный чекистами для сбора сведений и диверсионных действий внутри повстанцев, но перешедший на сторону Колесникова. Во многом благодаря его действиям восставшие получали самую полную информацию о всех действиях властей. Выход коммунистического отряда на подавление мятежа врасплох старокалитвецев не застал. Рабочих-железнодорожников, многие из которых впервые держали оружие в руках, колесниковцы атаковали на марше. Вызванная неожиданным нападением неразбериха переросла в панику. Разгром был полный - победителям достался обоз и часть оружия, брошенного рабочими при отступлении.

Весть о победе повстанцев молниеносно облетела округу. В отряд к Колесникову потянулись сотни людей не только из нашего, но и из Острогожска, Богучара, Павловска, Калача и других районов, объединялись все не довольные действиями властей. Было организовано пять полков: Старокалитвенский, Новокалитвенский, Дерезовский, Криничанский, Дерезоватский. В них царила железная дисциплина. Под командой Колесникова оказалось пять тысяч бойцов, а в особо крупных операциях участвовало до 21 тысячи штыков и сабель. Осмелев, повстанцы стали совершать рейды в глубь Воронежской губернии. Как правило, нападению подвергались отряды, высланные на усмирение восставших. Наступала зима, в городах из-за нехватки продовольствия возникла реальная угроза голода. Это требовало от властей быстрых и, главное, конкретных действий. На юг области стали стягивать войска.

Воронежский губвоенком Ф.М. Мордовцев возглавил войска южного района и в декабре 1920 года вместе со своим штабом прибыл на станцию Евстратовка. Цель: "Объединить усилия Советских партийных органов и ликвидировать кулацкое восстание на юге области. Для усиления борьбы с бандитами со штабом прибыла выездная сессия чрезвычайного трибунала".
Соответствующая директива была послана на места.

Не владея обстановкой, не зная масштабов движения, считая, что на территории района действуют небольшие разрозненные отряды, Мордовцев вместе с председателем Воронежского губчека Н.Е. Алексеевским, председателем Богучарского губвоенкомата К.В. Авдеевым, начальником штаба войск особого назначения Бабкиным с небольшой охраной направились в Старую Калитву.

По данным, полученным накануне, Колесникова с отрядом в это время в слободе не было. Возможно, особисты хотели погасить очаг восстания, прибегнув к услугам трибунала, а возможно подробнее узнать структуру и планы повстанцев. Расположившись на ночлег в доме на краю села, они не ожидали, что через несколько часов им придется вступить в последний бой. Утром дом был окружен колесниковцами. Чекисты сдаваться не пожелали, отстреливались до последнего патрона, нанесли существенные потери нападавшим. В этом бою они погибли. Фактически это было первое серьезное сопротивление повстанцам, привыкшим воевать вдали от родного села с плохо обученными ополченцами. На этом месте сегодня стоит стела, как память всем нашим землякам, погибшим в годы гражданской войны.

Просмотров: 2852

Новости Партнеров

Загрузка...